!

Таир Ашраф оглы Джафарли

 

 

 

 

 

 

КУНАШИР – ОСТРОВ

РАЗДОРА ИЛИ ЖЕ БЕРЕГ АНАИ

 

 

 

 

 

 

Баку 2010

 

 

  

 

                                        Tahir Əşrəf oğlu Cəfərli

 

KUNAŞIR MÜNAQIŞƏ ADASI VƏ YA YAXUD

ANAI SAHILIDIR

 

 

                                         Научный консультант: Октай Джалилбейли

 

 

 

 

 

 

 

 

Таир Ашраф оглы Джафарли

 

 

 

КУНАШИР – ОСТРОВ РАЗДОРА ИЛИ ЖЕ

БЕРЕГ АНАИ

 

 

 

 

 

 

                               

 

 

                                                        Баку -2010 г

 

Предисловие

           

Случайно, можно сказать, совсем случайно, в моих руках оказался незаконченный роман, еще начатый в конце 70-х годов прошлого столетия.

Это было недавно, когда какой-то большой государственный чиновник республики в облике академика обратился народу со статьей, в которой говорилось, что в Азербайджане нет настоящих писателей, поэтому до сих пор не появилось на свет хоть одно значимое произведение.

С доводами этого чиновника можно было бы согласиться, если учесть, что действительно наша литература отстает от мировой. Но он не указал на причину такого отставания.

А причина в том, что мы еще не смогли отойти от принципов советской литературы, и наши книжные полки заполняют произведениями советских авторов, которые восхваляли советскую идеологию и действительность.

 Но не это самое главное.  Важное то, что общество, в котором мы живем в данное время, еще не осознало свою государственную идеологию, т.е. принципы сохранения демократического государства, на чем держится настоящее и будущее страны, исходя из которых оценивается действительное значение того или иного произведения.

Рукопись романа вернула меня в семидесятые годы, когда мы еще понимали, что вскоре эта «империя зла» распадется без чужого вмешательства, т.к. она напоминала скорпиона, изжалившего самого себя.

70-е годы начинается гниение советской экономики. Только в лживых отчетах по выполнению государственных пятилетних планов говорилось о повышении жизненного уровня советского народа, а на самом деле советское общество катилось  к своему закату.     

Нерешенность проблемы страны, вообще халатное отношение руководителей Кремля  к провинциям, привели страну к критической черте.

 Тогда еще существовало мнение, что армия делает из подростка мужчину, и на самом деле это в действительности было так. И в то же время, попав в ряды этой армии, они собственными глазами видели, как разваливается страна.

Служившая в рядах СА молодежь из тогдашних национальных республик убеждалась в бесперспективности будущего СССР лишь по одной причине, что руководители его не думали о своем народе и не развивали страну по всем направлениям экономики.

Чтобы отвлечь от экономических проблем Кремлевские политики затеяли Карабахских конфликт.

Азербайджанский народ подвергся агрессии Армении по наущению российских недальновидных политиков, в результате которого оккупировано 20% азербайджанских земель. Однако это не означает, что азербайджанцы будут смириться с этим.

Карабах –сердце Азербайджана, с него начинается его история и культура.

Точно в таком же положении находится Япония, потерявшая в результате советской оккупации свои северные территории. До сих пор между Россией и Японией не решен вопрос о «Северных землях».

Есть такой остров, который называется Кунашир - прекрасный остров, если выразиться словами нашего народа, на краю земли, потому что там солнце восходит первым и начинается утро, предвещавшее новый день.

Называние этого острова можно объяснить и азербайджанскими словами «Кун» означает солнце, «ашир» -перекидывается, т.е. солнце перекидывается.   

Околесив весь Советский Союз, молодой азербайджанец с дипломом юриста  оказывается на Южных Курилах.

 Книга написана на реальных фактах, собранных автором,  во время службы в рядах армии в качестве лейтенанта роты разведки на Дальнем Востоке и Южно-Курильских островах: Итурупе, Кунашире и Шикотане

В этой книге автору хочется еще раз вернуться туда. Спустя тридцать лет, оживляя в памяти те события, которые произошли на острове Кунашир, на сказочно-красивом и полно неожиданностями острове, когда-то принадлежавших Японии.

Сюжет романа о дружбе двух молодых людей, горячо любящих свои Родины.

Книга  о чистой, непорочной и бескорыстной  любви, незнающей границ.

 

Таир Джафарли

 

***

Ранним  октябрьским утром густой туман, покрывший пролив Измены, не позволял молодому лейтенанту разглядеть другой берег, откуда на серфинге должна была приплыть, нарушив советскую границу, Анаи, японская девушка.

В душе Даянет был спокоен: ни один радар, наблюдавший за поверхностью воды, не мог бы видеть ее на пластическом серфинге, который причаливался к береговым скалам, примкнувшим к океану.

Туман еще сильнее окутал берег, где видимость доходила до пяти метров. Он стоял дальше от берега, и поэтому не слышал как волны, бьющиеся о камни, издают жуткий звук.

Несмотря на начало октября воздух, поступающий с моря, был теплым и скорее напоминал весну, чем начало осени.

На Кунашире не бывает осени, как на материке, тут все зависит от того, когда вода в океане станет холодной, вернее, течения, доходившие до острова, изменят погоду.

Туманы в этих местах обычное явление, когда сталкиваются холодные и теплые течения воздуха над островом.

Даянет сидел и ждал на том самом месте, откуда видел каждый раз, как Анаи на серфинге приплывает к скалам и поднимается по склону сопки.

Естественно, стоя на берегу, где видимость была на нуле, он не мог бы заметить приближение серфинга.

Даянет знал, что Анаи обязательно появится на волнах, с шумом ударяющихся о скалы, тем более они договорились о встрече.

-Не может быть, чтобы она не приплыла!- тихо сказал он про себя, посмотрев на командирские часы, светящие даже в тумане.

 Даянет зашагал в сторону скал, разделяющих склоны сопки от океана, и стал подниматься по тропинке к склону.

-В любом случае, она поднимется по скалам к склону и потом спустится вниз, где я и ее встречу.- подумал он.

 Он не понимал, почему ждет  на берегу у японского дзота, откуда только в ясную погоду можно было наблюдать за проливом Измены и океаном, где часто появлялись огромные корабли, направляющиеся на Хоккайдо.

Территория, куда должна была приплыть Анаи, охранялась солдатами его роты разведки, и тут же находился  наблюдательный пункт, откуда солдаты следили за проливом, поэтому в этой части берега редко появлялись пограничники.

При приближении на берег парусного или же других суден солдаты его роты по рации вызывали пограничников, а эти судна в исключительных случаях  причаливали сюда, потому что в этой части бухты было полно подводных камней, столкновение  с которыми было крайне опасно.

Солдаты, увидевшие, как из парусного судна на берег выходят люди, задерживали их и передавали пограничникам, которые, оформив протокол о нарушении границы, отправляли их обратно на Хоккайдо.

Когда сильный ветер вдувал в их сторону парусники, вышедшие из Хоккайдо, берег терял свой спокойный ритм.

Но сегодня даже ветра не было, только туман растелился по поверхности воды, усложняя проход кораблей по океану.                         

Поднимаясь на склон сопки, Даянет не отходил от тропинки, которая вела его к японской пагоде, сохранившейся здесь в первозданном виде после высылки японцев с острова в 1947 году.

Рассекая туман ногами, чтобы не потерять тропинку и дойти до нужного места, Даянет прошел сквозь молодые заросли бамбука, проросшие на склоне сопки и не оградившие ему путь к пагоде.

-Скорее бы поднялось солнце!- подумал он, топая вперед в сторону лесной чащи.

Две одинокие японские могилы, виднеющиеся  прямо перед ним, стали хорошим ориентиром, чтобы дойти до нужного места.

 Он обрадовался, что не запутался  в тумане и смог прийти в пагоду. А он мог бы заблудиться в лесу, если бы сошел с тропинки, ведущей сюда.

   Однако тропинку, по которой он шел, преградили деревья, сваленные ураганом. Огромное дерево упало на землю, раздавив почву перед пагодой.

Даянет остановился, поняв, что дошел до нужного места, куда и придет Анаи. Но ее пока не было.

Он сел на ствол упавшего дерева в ожидании предстоящей встречи в пагоде. Это было святое место.

Находясь тут, его сердце стало учащенно биться. Казалось, что тут действительно бродят души умерших, о которых говорила Анаи, которая приплывает сюда, чтобы помолиться над могилами предков.

-Под моими ногами твердая земля, а я чуть не запутался, а как она приплывет сюда в таком тумане с другого берега? - вдруг подумал Даянет.

-Наверное, не придет!- заключил бы он, если не знал Анаи, как врожденную и отважную морячку, для которой действительно море было по колено.

 За эти четыре месяца знакомства с нею он часто думал, как, одолевая огромное расстояние в любую погоду, она приплывает к этим неприветливым скалам.

Это было невероятно. Надо же иметь такое мужество, чтобы выйти в одиночку в океан и приплыть в берег, в котором тебя могут встречать враждебно. Однако она одолевала такое расстояние без риска для жизни. Вспомнив это, он успокоился.

В лесу властвовала абсолютная тишина, даже не слышно было тихое шуршание листьев. Начало октября, а листья все еще не пожелтели. Впервые попавший сюда человек даже не поверил бы, что здесь осень вступает в свои права.

В бухте, куда заходила Анаи, было полно подводных камней, появляющихся при отливе и остающихся под водой при приливе, которые она одолевала бог знает каким образом, пройдя по естественному лабиринту. Если ветер перевернул бы серфинг, волны ударили бы ее о подводные камни, и это кончилось бы для нее трагедией. Даже самые опытные моряки боялись войти в эту бухту.

 Он восхищался ее смелостью: в одиночку выходить в море на маленьком самодельном серфинге из пластической дощечки с капроновым парусом. Такое под силу не каждому. И не верилось, что это нежное существо с тонкой талией и  худеньким телосложением, напоминающее бамбуковый стебелек, может одолевать такое расстояние.

Каждый  раз он собственными глазами наблюдал, как она причаливается к скалам и поднимается на склон сопки, и всегда не верилось что это Анаи, нежная и хрупкая девушка.

   Сладким воспоминания сразу пришел конец, как только он услышал шелест бамбука, идущий из тумана.

Даянет встревожился, он не мог понять, как же так быстро могла подняться на склон сопки Анаи. Ему не показалось, что это может быть другой человек по той причине, что он прошел по единственной тропинке, ведущей в пагоду, и не встретил по пути ничего подозрительного.

Он сразу же не понял, что может быть Анаи, но «как она поднялась сюда так быстро?»- тревожил его вопрос. Этого не могло быть, по той одной причине, что расстояние до пагоды было больше, чем его дорога сюда.  

-Анаи!- вскричал он неуверенно сквозь туман, не услышав шелест бамбука.

Но она не отзывалась на его зов, что встревожило вдвойне Даянета. Он встал и направился в сторону леса, откуда послышался шорох бамбука.

Сквозь белую пелену он увидел, как Анаи переодевается, обличаясь в национальную одежду, что делала ее еще красивее.

Он понял, почему она не отзывалась на его зов. «Женские штучки»- подумал Даянет,- «Хочет предстать передо мною в  хорошем виде, поэтому наводит марафет».

Анаи не появилась еще несколько минут, но он терпеливо ждал, вернувшись тихонько на свое прежнее место.

Вскоре она предстала перед ним в национальной одежде – в шелковом кимоно, разрисованном экзотическими цветами.

-Ты, наверное, прибыла сюда раньше времени, поэтому я не заметил тебя! –сказал Даянет, целуя Анаи, обнявшую его за шею.

-Выйдя в море, я быстро уловила ветер и попала в нужное течение, которое привело меня с другой стороны к скалам. Естественно, я не задержалась там, забрав серфинг, поднялась сюда. Помолилась в пагоде, потом ждала тебя. До меня доходили звуки твоих шагов

- А я беспокоился, как бы чего-нибудь не случилось.

-Дорогой, тебе не стоит беспокоиться, я выросла на серфинге, знаю каждый уголок пролива.

-С морем не надо шутить!

-Если бы не шутила, мы не встретились бы.- улыбнулась она, вглядываясь в его глаза.

 Не возразив ее аргументу, он поцеловал ее, а потом посадил на ствол упавшего  дерева.

-Начались наши занятия в университете.  Этот курс не дает мне опомниться. Каждый день с книгами. По ночам не сплю, читаю. А днем думаю - только о тебе. Если бы не ты, и сегодня не вышла бы из дому, нагрузила бы себя книгами.  Хорошо, что ты есть.

В один миг туман рассеялся. На вершинах деревьев заиграли солнечные блики.

Перед ними открылась полная картина японской пагоды, виднелись две колонны, на которых держалась лакированная вывеска, наполненная иероглифами.

С первыми лучами солнца воздух потеплел, вернув на остров бабье лето.

-Не дай бог ветер начнет дуть с севера. На остров сразу же возвратится зима!- сказала она, лаская руками волосы Даянета, положившего голову на ее колено.

   -Миша установил для нас палатку, мы можем остаться до утра,  как в прошлый раз.- предложил  Даянет.

   - Нет. Сегодня не получится. Останусь до вечера, пока не стемнеет, и сразу же вернусь. Утром в понедельник надо еще успеть на занятия.

-А в прошлый раз ты оставалась два дня?! - возразил Даянет.

-Тогда уроки в университете не начались. Отец знает, что я вернусь вечером. Как всегда будет меня ждать на берегу.

-А если поднимется буря?

-Не поднимется. Прежде чем меня пустить в море, отец изучает метеосводку. А она у нас самая четкая в мире! – с гордостью произнесла последнюю фразу Анаи.

-А если судьбе угодно, чтобы мы остались здесь еще два дня?

-Тогда даже наша метеосводка не поможет. Ты же прекрасно знаешь, что все в руках Бога.

Взяв за руку, Даянет привел ее к палатке, перед которой стоял раскладной стол и два маленьких стула, рядом с ними  солдатский термос и вещмешок, которые заранее принес сюда Миша, назвав их «мини походной кухней».

-Уже наступило утро. Давай позавтракаем! – предложил Даянет и стал выкладывать из вещмешка на стол маленький чайник, хлеб, масло, сыр, колбасы и  консервы.

Анаи протянула руку и взяла чайник со стола и посмотрела ему в лицо с вопрошающим взглядом.

Даянет сразу понял, что она хочет. Достал из вещмешка пачку чая и передал ей.

За пагодой находился горячий источник, извергающий скорее пар, чем воду. Наполнив чайник водой, сразу можно было сварить чай.

Девушка исчезла за пагодой несколько минут и вернулась с чайником обратно. Из носа чайника выходил пар.

-Больше тебя к источнику не пущу. Обожжешься!- предупредил ее Даянет.

-Весь мой род варил здесь чай, готовил обед. Насколько я знаю, никто не обжегся.- засмеялась она.- Наш источник не пускает к себе нечистую силу.

-Знаю. Ты уже говорила мне об этом.

Она налила чай в маленькие чашки и села за стол.

-Я чувствую себя самым счастливым человеком, когда  нахожусь на этом месте. Мне кажется, моя душа сливается воедино с душами моих предков. – промолвила она, пригубив чай.

   Ее высказывание не показалось Даянету наивным, зная ее характер. Просто улыбнулся в ее сторону.

   -Отец рассказывает, что любимым местом мамы было здесь, они тут и познакомились. Жили в разных деревнях, но приходили сюда молиться.

   Солнце все сильнее согревало землю: исчезли капельки росы на листьях, небо прояснилось.

   -Давай прогуляемся по лесу! –предложил Даянет.

   -Потом милый, я устала, волны измучили меня. Ты не представляешь, как мне хочется спать.

   -Нет проблем. Давай пойдем в палатку, там и поспим.

   Анаи согласилась и поднялась со стула, ожидая, когда Даянет подойдет.          

 Он поцеловал ее, прежде, чем взять за руку, привел в палатку.

Оставив ее в палатке, он вышел, чтобы она поправила постель, и ждал, когда позовет. Послышался нежный голос девушки.

    Он разделся у палатки, бросив одежду на маленький кедр. Зашел в палатку и прилег рядом с Анаи, которая  сразу же обняла его и заснула.

  Но ему не хотелось спать - было непривычно. Улегшись рядом с нею, он смотрел из щели палатки на кроны деревьев, что отвлекало его от мысли о ней.

   В памяти начали вплывать воспоминания, связанные с этим островом.

«Как это случилось, что я попал сюда? Вернусь ли  я опять в этот прекрасный край? Как я объясню этой невинной девушке, что эта наша последняя встреча?»- спрашивал он у себя

   Через неделю у него заканчивался двулетний контракт о службе в рядах советской армии. Ему придется вернуться на Родину- в Азербайджан, в любимый город Баку. 

А службу начал в городе Свободном в Амурской области, а пять месяцев тому назад его отправили сюда: «на край земли». Вспоминая все это, ему показалось, что это было совсем недавно.                   

                                                ***

Пять месяцев тому назад они находились на учении в полигоне близ города Бурея в Амурской области.

Жили в военных палатках. Был апрель месяц, теплота весны чувствовалась даже в этих холодных краях.

Снег еще полностью не растаял, но из-под снега уже начала пробиваться трава.

Под вечер его вызвали к командиру батальона капитану, Клецу, немцу высокого роста, с виду настоящего арийца, но уже немолодого. По возрасту он соответствовал званию подполковника. Однако, несмотря на отличные военные показатели его батальона, капитан Клец не продвигался по званию вперед

Даянет зашел в палатку командира, которая находилась в середине лагеря.

-Разрешите войти, товарищ капитан?- спросил он.

Капитан лежал на нарах и читал книгу.

Увидев лейтенанта, он оставил книгу и встал:   

-Сядь, Джафаров!- приказал капитан, указав на походную табуретку, стоящую в середине палатки, а сам сел на другую табуретку, находившейся рядом с маленьким походным столиком.

Капитан Клец протянул ему конверт, на обложке которого он узнал почерк своего командира.

 - Тебя  и нескольких твоих солдат вызывают в полк, а это письмо отдашь моей жене в военном городке, тут адрес имеется! Иди, готовься!

Но Джафаров не тронулся с место.

-Разрешите задать вопрос, товарищ командир?

-Валяй!

-Почему именно меня вызывают?

-Представь себе, я тоже не знаю. Это приказ. В семь часов, чтобы был  перед моей палаткой!

Он закрыл брезентовую дверцу снаружи и побежал к своей палатке. 

Перед палаткой его уже ждали солдаты батальона.

-Товарищ лейтенант, наших ребят вызвали в штаб, их отправляют в полк? - спросил сержант Иванов, любознательный якут.

-И меня отправляют в полк!

-Почему?

-Не знаю, Ваня.

-А вы спросили?

-Конечно. Но кеп сказал, что он сам ничего не знает.

-Постарайтесь вернуться быстрее. Без вас нас съедят офицеры!- сказал Иванов, сожалея, что расстается с командиром.

Он зашел в свою палатку, и жар «буржуйки» сразу же ударил в лицо. Внутри было тепло и уютно.

Стал собирать свой вещмешок, солдаты молча следили за тем, как он собирается.

 В семь часов весь взвод проводил его до командирской палатки, где его уже ждала машина.

 Тем временем перед штабом его ждали четверо солдат c его взвода разведки с вещмешками на плечах.

-Наверное, их тоже направляют!- подумал, приближаясь к ним.

-Товарищ лейтенант тоже с нами!- воскликнули ребята с его роты

-Мишка, Колька, Сережа, Сашка. Вот отлично будет. А я подумал было еду один.

***

Из полка их отправили в Благовещенск. Областной центр. Красивый город на берегу Амура, с городского парка которого виднелась китайская территория.

Даянет с четырьмя солдатами прибыл в штаб пехотинского полка, и расположились в казармах.

 Ему сказали, что дивизионный осмотр состоится через несколько дней. Он может оставаться в военной гостинице или со своими солдатами.  

Но он остался в полку с солдатами.

В следующее утро после завтрака к нему подошел старшина его взвода Михаил Савельев, с которым начали свою службу в Свободном.

Михаил Савельев был человеком необычайной судьбы. Этот высокий, голубоглазый сибиряк попал в армию после освобождения из тюрьмы. Так что они были одногодки, которые к тому дружили.

Даянет называл Мишу «палочкой - выручалочкой», он был мастером на все руки. Этот молчаливый и задумчивый человек, настолько был близок по характеру мысли к Даянету, что с первых дней службы у них установились приятельские отношения.

   При солдат старшина всегда обращался к нему официально и никому в голову не приходило бы, что он является самым близким другом Даянета в полку.   

- Товарищ лейтенант, давайте выйдем в город, чем сидеть здесь.- предложил старшина. –Увидим новых людей, посмотрим Амур.

-Хорошая идея. Я не против. Тогда готовьтесь!

После этого каждый день выходили на прогулку в город или же в военный городок, находившийся рядом со штабом.

Патруль их не останавливал, потому что у них имелись командировочные в руках и ходили с лейтенантом. Знакомились и разговаривали с жителями Благовещенска. 

Один из жителей, старый мужик, работающий дворником в доме перед штабом армии, рассказывал ему, как что лет двадцать тому назад, в воскресные дни, китайцы бродили по улицам города, делали покупки, продавали фрукты, овощи и рисовую водку. Теперь граница закрыта. За рекой злые враги.

-Мы еще не забыли инцидент конца 60-х! Во всем виноваты маоисты, разжигающие вражду между нами. Как будто забыли все. Если бы не Советский Союз, японцы до сих пор властвовали бы там. – заключил старик.

После обеда, они опять решили выйти из части. Долго бродили по городу, рассматривая улицы и скверы.

Когда они проходили мимо общежития мединститута, Даянет услышал азербайджанскую мелодию, идущую из окон второго этажа. Он не поверил ушам. Сразу же остановился и подняв, голову, посмотрел в балкон. Но к его удивлению с балкона смотрела  китаянка.

-Кто поставил эту музыку?- спросил Даянет.

-Мы!- последовал ответ девушки, - Она на нашем языке. Вернее на языке, похожем на наш.

-Не понял? На каком языке?

-На уйгурском. Мы уйгуры. Учимся здесь.

-Ясно!- сказал Даянет и несколько минут неподвижно стоял под балконом, слушая родную музыку. Ведь его целый год не было дома. На душе стало тепло  и тоскливо. 

-Миша, ты знаешь, что говорил М.Лермонтов о нашем языке?

-Вы тоже задали вопрос? Откуда я знаю.

-Азербайджанский язык- французский язык Востока. Вот свидетельство. Вот уйгуры считают наши песни своими.

Вечером, когда вернулись из города в часть, они увидели старика- дворника, который сидел на скамейке и наблюдал как солдаты проходят строем.

-Дед, привет! –сказал Миша, и все они подсели к нему.

-Солдатики, рад вас видеть. В городе были?

-Были, дед.

-Как понравился вам.

-Красивый город.       

-Раньше Благовещенск был мирным городом, а сейчас нет. Мы все на чеку.

-Почему?

-Китайцы. Пограничники говорят, что за рекой китайский полигон, т.е. стрельбище. Чучела одели в советскую военную форму, а китайские солдаты нападают на них и разрывают на куски. Самое удивительное знаете что?

-Откуда нам знать? 

-Раньше на эти чучела надевали американскую форму. Теперь они друзья, а мы - враги

Слова старика заставили задуматься. В них чувствовалось беспокойство приграничного города.

***

На дивизионный смотр приехал сам комдив, офицер средних лет, русский, суровый  на вид.

В строю всех командиров выругал, назвал разгильдяями, а с солдатами был вежлив и добродушен.

 Потом он поднялся на трибуну. Оттуда всматривался в строй, который напоминал ему его молодость в Суворовском училище.

-Молодцы!- послышался его голос из динамиков. Несколько секунд он промолчал.

-Ребята, сыны отечества, наша дивизия возлагает на вас большие надежды. Родина поставила перед нами сложную задачу, которую мы должны решить с честью.

Тут собрано восемьсот отличников СА, которые прошли амурскую закалку. Через час мы отправляемся в Хабаровск. На вас возлагается ответственность защитить интересы Советского Союза на Курилах.

 После строевого смотра их отправили на вокзал. Вернее чуть дальше от вокзала,  где их ждали «хлебные вагоны». И сразу же началась посадка военной техники, а потом солдат.

Чувствовалось, что все было заранее запланировано, потому каждый четко выполнял свои обязанности. Через три часа поезд тронулся в направлении Хабаровска.

Стояла солнечная погода, напоминающая весенний Баку. Некоторые солдаты поднялись на крышу вагона, чтобы разглядеть нетронутые леса и сопки, сквозь которые проезжал военный  эшелон.  

-Давай мы тоже поднимемся!- предложил Миша Даянету, - Я вам покажу знакомые места, где я охотился на дикого оленя до армии.

-Разве разрешают здесь охотиться на оленя?- удивился Даянет.

-Их так много завелось, что разрешают. Дикие олени уводят домашних, поэтому охота на них разрешена.

-А кроме оленя?

-У нас охотник домой не возвращается с пустыми руками. Вокруг столько дичи: кабаны, лисы, зайцы, бобры, соболи …

 У нас круглый год охотятся. А у вас?

-Миш, только в сезон охоты.

-А говорят, что кавказцы незаконопослушные люди!?

-Это не так!

-Мы сибиряки без охоты не можем жить.       

Поезд проходил через туннель, соединяющий две сопки. В нем было так темно, что трудно было разглядеть друг друга.

-Теперь часто будем проезжать по туннелям. Тут их не сосчитать. Они соединяют сопки, а в сопках рай для охотников.- послышался голос Миши.

Когда они выехали из темного туннеля, яркое солнце слепило им глаза. Им казалось, что они попали в сказочное царство.

-Посмотри, как красиво вокруг, Миша!- не смог удержать свои эмоции Даянет.

-Я вас понимаю, вы же не видели нашу весну.

На самом деле лейтенант Джафаров приехал в военную часть в Свободном в ноябре прошлого года, когда пошли первые морозы. И он не видел весенней красоты Сибири.

-Здесь не хуже вашего Кавказа.- засмеялся Миша.

-Между прочим, ты прав! Посмотри, какая река?- указал он вдаль, откуда виднелись воды голубой реки.

-Приближаемся опять к берегам Амура. До Хабаровска будем ехать по ее берегу.

По берегу Амура они хорошо видели китайскую сторону, даже солдат, которые, прячась в кустах, целились в них.

-Видите китаянку! Она направляет свой автомат в нашу  сторону.- закричал кто-то из солдат на крыше вагона, указывая на китайский берег.

-Все это после Даманского - постарался объяснить Миша.- Китайцы вооружают даже женщин.

-Они всегда были в Китайской армии. Просто в активной боевой зоне не появлялись.- хотел объяснить Даянет.

-А вы знаете, какие они злые?- спросил у него солдат, лежавший лицом вниз на крыше вагона: -Показывали нам документальный фильм как солдатка- китаянка отрывает голову вьетнамскому малышу. Разве нормальная женщина или девушка может такое натворить?  

-В женщине нас должна интересовать ее нежность и красота, воинственная женщина уже не женщина.– спокойно объяснил Даянет.

Его слова заставили солдат задуматься. Никто ничего не говорил. Те, которые, стоя наблюдали с крыши вагона за действиями «китайских амазонок», старались успокаивать себя и своих товарищей тем, что стали танцевать под музыку, исходящую от радиоприемника, который притащили  на крышу.

-Когда-то наши страны были братьями, а теперь мы враги!- заговорил Миша.- Я не понимаю. 

-Политика- понятие сложное. Так же  быстро меняется, как интересы людей. С другой стороны, почему Советский Союз должен уступить свои земли Китаю? – возразил ему Даянет 

-Я тоже так думаю.

-По-моему в Даманском  их посадили на место.

Поезд опять вошел в туннель. Солдаты, затаив дыхание, ждали, когда опять выйдут из темноты. Но в этот раз им пришлось находиться в туннели долго. Просто поезд остановился в нем.

-Что-то случилось с поездом!- послышался голос Миши.

-Не может быть! Наверное, маскировка!- кто-то включился в разговор.

-Не понял. Ехали открыто, но у границы подумали, что надо маскироваться. Какая тупость?

-Разве не так?- вопросил Даянет.

-Вот возим технику. На вид она новая, а на самом деле старый хлам. Может поэтому не хотят показать врагу?

-В любом случае, это наше оружие и мы должны беречь его.

В туннеле застряли действительно долго. «Хлебный вагон», в котором расположились солдаты Даянета, находился в конце, поэтому им казалось, что поезд остановился в середине туннеля.

-Наверное, мы выйдем отсюда, когда стемнеет!- заключил Миша.

-Я тоже так думаю!- поддержал его Даянет,- Кажется, мы находимся в середине туннеля.

В передних вагонах солдаты зажгли походные лампы.

-Давай мы тоже закусим. Нам здесь сидеть долго!- послышался  голос Миши.

-Ребята, давайте вместе!- сказал Даянет.

Каждый достал свой вещмешок и вытащил оттуда сухой паек. Один из солдат начал открывать консервы.

-Пожалуйста, к столу!- пригласил он всех. Солдаты с аппетитом ели, не замечая, как проходит время.

Продолжили путь вечером, когда стемнело. Оказалось так, как предсказал Даянет.

-Ехали, ехали в открытую, вот тебе на: решили маскироваться. Какие дураки наши генералы!?- не смог удержаться Миша.

-Приказы надо выполнять, а не обсуждать- перебил его Даянет. –Наше дело простое!

Под утро он оказались в Хабаровском, вернее, не в Хабаровском, а дальше от него, в железнодорожном вокзале, в тупике, где выгружали технику.

-Отменная техника, как говорил нам прапорщик Сименчук, имеет хороший вид, но плохую внутренность - пошутил Саша, обращаясь к Даянету.

-Надеюсь. они поедут, раз смогли подняться на платформу.- засмеялся Даянет.

Не успели подойти к своим машинам, как с другой платформы вагона на землю упала БМП, перевернулась и стала на одном боку. Видать водитель машины не смог во время остановить.

-Я же сказал, товарищ прапорщик, что тормоза не в порядке, на ней далеко не уедешь.- ворчал, водитель с трудом выбираясь из машины.

-Самое главное ничего не случилось. Сейчас твою машину поставим на колеса.- оправдывался прапорщик и позвал солдат на помощь:- Ребята, давайте толкать. А ну-ка взялись!

Быстро к машине побежали около десяти человек, которые, прислонившись к корпусу БМП, стали раскачивать машину.

-А ну-ка, взяли, раз взяли!- кричал прапорщик.

Под воздействием солдатской силы БМП встала на свои  гусеницы.

Прапорщик обошел машину, внимательно осматривая ее со всех сторон и громко разговаривая про себя, сказал.

-Вроде все в порядке! 

Он подошел к водителю БМП и приказал:

-Теперь заводи!

Машина отъехала от платформы, встала в ряд в конце тупика.

-Такую машину хоть ломай, хоть переверни - все-таки не  оставит тебя в пути.- прапорщик стал теперь объяснять солдатам:- Она гроза наших врагов. Такую машину надо беречь!

-Так точно, товарищ прапорщик!- отвечали ему  озорные солдаты.

-Вы смеётесь? Смейтесь! Это в действительности так! –упорствовал прапорщик.

-Да, мы знаем. В мартовском  учении я водил ее 500 километров по Амурской области. Знаем, какая красавица.- серьезным тоном вставил Миша.

-И на новом месте вам придется на ней ехать и держать ее всегда на ходу.

-Ясно, товарищ прапорщик!

По тревоге солдаты сели в грузовые машины, ехавшие впереди БМП и танков, и таскавшие за собой 133 миллиметровые пушки - совсем новые, еще неиспользованные.

-Посмотрите, какое оружие товарищ лейтенант?- показывая Даянету, заговорил Саша,- Артиллеристы говорят, что стреляет на 50 километров. Знаете, это что?

 -Из нее можно стрелять и ядерными снарядами, которые по мощи не уступают бомбам Второй мировой войны.

  -Раз мы везем эти пушки  с собой, значит собираемся напугать кого-то.- заключил Даянет.

Слова Даянета заставили солдат задуматься.

-Где наше не пропадало? Надо быть вместе, защитить друг друга. –предложил Коля, сержант развед-взвода.

-Мне просто интересна цель нашей переброски.–переспросил его Серега.

-Откуда мне знать, если комдив не сказал.- улыбнулся лейтенант Джафаров.

 -Иногда простой солдат знает больше, чем комдив или даже маршал.

-Я брата своего солдата, дураком не считаю. Среди них есть такие, которые в тысячи раз умнее своих командиров. И они знают больше, чем тупоголовые офицеры. Да, сегодня очень мало грамотных командиров, мне кажется, что так и должно быть. Их ведь готовят вести войну, т.е. убивать людей, захватить чужые территории. Вот, например Афганистан! Как, по-вашему, офицеры и солдаты, попавшие туда, чем занимаются?- спросил Даянет.

-Убивают людей.- ответил Саша

-Это их профессия. Но почему многие офицеры так погано  относятся к своим солдатам? Простите, не в ваш адрес будет сказано- вмещался в разговор Коля.

-Ты прав, Коля. Профессиональным  офицерам не следует терять человеческий облик,- согласился с ним Даянет

.- Но в Советской Армии творятся дела, которые не укладываются в здравый смысл.

-Что ты имеешь в виду?

-Помните лейтенанта Литвинова, секретаря комсомольской организации, который приказал снять с флагштока флаг Грузинской ССР, заявив , что там нет советской власти?

-Помню.- ответил Даянет.

-Не может быть! - удивился Серега,- Секретарь комсомольской организации?

-Да, секретарь комсомольской организации.

-Ты знаешь, почему сильна СССР?- спросил у него Даянет.

-Знаю! Народы и нации, живущие в ней, едины.- ответил Сергей

-Такие дураки, как Литвиновы, не только позорят нашу армию, но и разрушают устои государства. Ведь это чистейший шовинизм, от чего остерегал нас В.И.Ленин.- разъяснил Коля.

Миша, опираясь на стенку вагона, внимательно слушал их. 

-Такие офицеры хуже, чем враги. От таких надо избавиться.- вставил другой солдат.

-Мы так и сделали. В полку устроили ему «темную». Случись война, сами поубивали бы таких офицеров.- сказал Сергей.

-Но мне все-таки жалко расстаться со старыми товарищами. Там были такие хорошие ребята. Не забуду Ломидзе, Гюлькасымова, Пашку, Кравченко, да их так много – все дети Советского Союза. Наша сила в нашем единстве! –разъяснил Миша.

 

                                    ****

 

 

 

 

 

КНЯЗЬ ВОЛХОНКА

 

В лагерь, куда приехали они под вечер, стекалась военная техника и живая сила. Он находился в приличном расстоянии от Князя Волхонки, - военного городка на берегу маленькой речушки.

Рассказывали, что в этом городке  живут летчики военного аэродрома, который фактически контролировали огромное воздушное пространство над Охотским морем и Тихим океаном.

Лагерь представлял собой огромный палаточный городок, где должно было разместиться более двух тысяч солдат.

Лейтенант Джафаров привел своих солдат к палатке, на брезентовой двери которой было написано «Штаб».

Палатка не отличалась от остальных, но перед ним на карауле стояли два солдата, молча наблюдавшие действие прибывших.

Даянет зашел в палатку, чтобы доложить командирам о прибытии взвода разведки, сдать их аттестаты и ставить на довольство.

В середине палатки стоял походный стол, за которым сидели дивизионные командиры:

-Товарищ генерал, разрешите доложить?- попросил Даянет   

-Разрешаю!- последовал ответ генерала.

-Разведвзвод в составе 14 человек явился в ваше распоряжение.

-Садитесь, лейтенант.- приказал генерал.

Даянет сел на табуретку, стоящую перед столом командиров, и ждал, что спросят.

-Откуда прибыли?- спросил генерал

-Из Свободного.

-Я не это имел в виду.

-Из Баку товарищ, генерал.

-Земляки значит. - генерал сказал все это на азербайджанском языке.

Даянет с любопытством взглянул на офицера. За столом сидел крепкий человек лет 50-ти, с обветренным, загорелым лицом. У него были сжатые губы, волевой подбородок, удивлённые глаза, вспыхивающие из-под густых черных бровей веселыми зелеными огоньками.

 -Слава богу, нашелся человек, с кем буду говорить на языке, на котором не ругаются!- потом обратился генерал на русском языке к остальным офицерам штаба. Оформляйте его документы в ПУЛАБ.

Даянет передал свои бумаги офицерам, сидевшим за столом и стал ждать, когда они закончат оформление бумаг.

***

Джафаров привел свой взвод к палаткам, указанным в плане дислокации. Они стояли рядом с речкой.

-Надо получить, матрасы, подушки и одеяла у начальника  по снабжению. Займись этим, старшина!- приказал лейтенант, передав ему бумаги.- Возьми с собой четырех солдат

-Есть, товарищ лейтенант!

 Солдаты побежали в сторону складов, которые находились в другом конце лагеря.

-Остальные пускай приведут порядок внутрь палатки!- дал Даянет указание.

Пока солдаты возились в палатках, Лейтенант Джафаров ходил по берегу речки, воды которой были мутными и холодными.  Но вокруг чувствовался аромат весны, которая  начинала вступать в свои права. 

На другом берегу виднелась выступающая из-под земли зелень, наверное, зимние посевы полей, которые красили окружающий их сероватый зимний пейзаж.

Уходящее к закату солнце согревало ему спину, а лучи отражались на волнах, образуя радугу.

Ему показалась, что на берегах речки зима граничит с весной.

-На том берегу уже весна, а здесь зима не хочет уступать ей.  Держится за сопки и безлиственные деревья.- сказал он про себя.

«Раньше смотришь огромное красивое солнце на ясном небе, а тебе холодно, кости трещат от мороза. Иногда даже не верилось, что солнце тут согревает землю».- подумал он

Ему трудно было первое время на Дальнем Востоке. Однако он привык, и теперь этот суровый край казался ласковым и таким же прекрасным как Кавказ.      

-Несмотря на такие прелести северного края, жить очень трудно. Зимой люди здесь скорее выживают, чем живут.- так думал он, стоя на берегу маленькой речушки.

-Товарищ командир, ваш приказ выполнен!- доложил старшина.- Принесли матрасы, привели в порядок палатки. Перед  палаткой установили умывальник, наполнили водой.

-А где будут обедать солдаты?

-Оказывается, во втором ряду уже имеется походная столовая, но мы должны обедать со своим батальоном.- докладывал старшина.

-Мы не знаем, в каком мы батальоне.

-Уже известно. Перед вашей палаткой с солдатами беседует наш батальонный командир- капитан Василенко. Он просит вас.

Лейтенант Джафаров вернулся к свой палатке, где  ждал его капитан, лет  сорока пяти, высокого роста, широкоплечий, с русыми волосами.

Даянет дал ему честь, как полагалось уставом.

 -Командир взвода разведки- лейтенант Джафаров, -Мы прибыли из Свободного. Нас 14 человек. - доложил Даянет.

-Товарищ лейтенант, я командир батальона, в составе которой находится ваш взвод. Капитан Анатолий Василенко.- представился он.

-Лейтенант Даянет Джафаров!

-Твои солдаты доложили, что они привели в порядок палатки. Нам придется здесь жить еще до 12 мая, т.е. останемся еще 15 дней в лагерных условиях. Давай зайдем в палатки и посмотрим, можно ли жить в таких условиях.

-Есть, товарищ капитан!

-Вольно!

Оба вошли в первую же палатку, в которой солдаты успели сделать нары из досок и аккуратно положили на них матрасы.

Даянету показалось, что солдаты смогли правильно распределить пространство в палатке.

-Ну, как нравится?- вдруг услышал сзади голос капитана.

-Вроде бы все в норме…

-Тебе так кажется. Посмотри, палатка летняя. Из тонкого брезента. Ночью будет холодно. Отправь солдат в склад, чтобы получить «буржуйки», а остальные пускай собирают дрова. В лагере полно. Как только закончите, готовьте солдат к ужину,- приказал капитан Василенко.

Лейтенанту понравилась заботливость капитана, который дал дельный совет. Никто из других батальонов не догадался оттащить в палатку печь «буржуйку».

***

После ужина солдаты  вернулись в свои палатки, и зажгли «буржуйку», чтобы согреться. Действительно, стало холодно. С сопок дул несильный ветер, принесший сюда холодный воздух Севера.         

-Обманчивая погода,- сказал лейтенант Джафаров, войдя в палатку. В ней ярким огнем шипела «буржуйка», согревающая сидевших вокруг него солдат.

Они встали, чтобы уступить командиру место рядом с печкой.

-Последние шалости зимы. К праздникам будет тепло. –объяснился старшина, знающий регион.

 -Хорошо, что успели установить «буржуйки». Ночью спокойно поспим.

-А у остальных взводов нет печей. Спасибо кепу, предусмотрел. Побольше таких командиров.- буркнул Коля.

Даянет согласился с доводами своего подчиненного, и вышел из палатки. За ним следовал Миша.

-Товарищ лейтенант, мы будем ночевать в такой палатке?

-А где наше не пропадало?

-Давайте поедем в Хабаровск, вы же лейтенант.

-Что там будем делать?

-Как что?  Будем в гостях у студенток. Останемся в общежитии университета. А с рассветом вернемся.

-Хорошо! А на чем поедем?

-Я договорился с водителем комдива. Через два часа он поедет в Хабаровск. Комдив отправляет его туда с поручением. Ну как, едем?

-Конечно же. Только как возвращаться будем?

-Это уже моя проблема.

-А как выйдем отсюда? Приказ слышал. Выход из части и офицерам запрещен.

-Товарищ лейтенант, я же договорился с водителем комдива. Мы поедем в город в его машине.  

-На самоволку в машине комдива заманчивая затея для меня. Едем.

***

В половине десятого ночи к речке подъехал Газ 69  и остановился, потушив фары. Сразу же к нему побежали Даянет и Миша. Открыв дверцу, сели.

-Привет, ребята!- поздоровался с ним водитель, –Едем через пять минут. Мне надо забрать комдива из штаба.

-А как мы поедем?- удивленно спросил Даянет.

-В багажнике. Я спрячу вас под тентом. Только сидите тише воды, ниже травы.

Даянет не хотел согласиться с предложением водителя.

-Товарищ лейтенант, разве вы не говорили, что где наше не пропадало?

-Говорил.

-Если вы не поедете, и я не поеду.

Даянету пришлось согласиться с Мишей, старшиной с которым дружил с первых же дней прибытия в военную часть в Свободном.  Даянет доверял  этому человеку и уважал его.  

Друзья залезли под тент, брошенный в открытый багажник УАЗ-а.

Спустя несколько секунд машина, отъехав от речки, остановилась перед штабом.

Прошло несколько томительных минут, послышался командирский голос:

-Теперь мы можем поехать, сынок!- сказал он, как только сел в машину.

Вышли из проселочной дороги на шоссе. Лежать в багажнике стало легче. Не трясло.

Не успели отъехать долго. Послышался голос генерала.

-Владик, останови! Заберем майора. Вот на обочине ждет автобус.

Увидев остановившуюся машину, майор понял, что это для него, и побежал к ней.

-Андреев, садитесь!- предложил генерал.

Майор сел за заднее сиденье, закрыв дверцу. Они продолжили путь. Молча проехали несколько минут.

Спрятавшиеся в багажнике опять услышали голос  генерала:

-Понравились тебе мои отличники?

-С виду, да! Но смогут ли они там, на Курилах, хорошо  служить? –выразил свое сомнение майор.

-Я думаю, что «Да!» Они хорошо проявили себя в суровых сибирских условиях.

-Однако там будет еще труднее!- возразил майор.

-Трудность –самая хорошая школа для будущего мужика. Они вернутся из Курил настоящими людьми.

-А вы знаете, что их ожидает?

-Конечно знаю; землетрясение, цунами, ураган…Увидят вулканы, гейзеры, бог знает еще что?

-Курилы суровый край. Каждый день они будут сталкиваться с трудностями, чтобы одолеть их, надо быть сильным  и волевым человеком.

-Я беру туда только таких.- воскликнул генерал.

Прошло несколько секунд в тишине. Слышался только рев мотора и шум встречных машин. 

Вдруг они опять услышали голос генерала:

-Ты, Андреев, толковый журналист, а журналисты больше информированы, чем генералы. Как, по-твоему,  почему в такой спешке сформировали новый отряд ПУЛАД и перебрасывают на Курилы?

-Потому что осложнилась политическая обстановка в мире. Наши враги почувствовали нашу слабость. Ведь «экономический застой» нешуточное состояние. Сказывается во всем. 

Наверное, поэтому Япония требует обратно свои острова, занятие нами в 1945 году.

 Раньше они на эту тему не говорили. Правда, между нашими странами не существуют мирный договор, но мы с Японией  установили активные дипломатические и торговые отношения.

-Тогда почему вдруг такая спешка?- спросил комдив.

-Мне кажется, что она связана с размещением новой военной базы США на севере Хоккайдо.

-Тут есть резон. Но «американские торгаши» не посмеют пойти против Советского  Союза.

Эти слова заставили Андреева вспомнить, как однажды охарактеризовал генерал американцев. «Для них ничего святого нет. Настоящие торгаши. Все у них продается. И не думаю, что торгаши умеют воевать. За деньги они душу отдадут дьяволу.»

-Вы правы. Они не посмели бы.  На это их толкает политика Китая в отношении Советского Союза. Ведь недавние стычки на границе показали, в какую игру против СССР активно включился Китай.

А чем говорят последние дипломатические вояжи китайских и американских руководителей?

-Конечно же, о их сближении.

-Вы прекрасно знаете, что на Дальнем Востоке появился у нас новый противник, правда, в военном отношении очень слабый, но он заставляет нас отвлечь некоторые силы и направить их  на китайскую границу. А это большие затраты.

-И это знают американцы и японцы, которые пока проверяют наши нервы.

-Не сказал бы. Американцы прекрасно понимают стратегические значения Южных Курил, особенно южной части, которая не замерзает зимой. Если японцы заполучат острова обратно, то Советский Союз потеряет зимние ворота в Тихий океан. В случае военного противостояния с США японцы просто закроют проливы.   

-Вот почему такая антисоветская истерия в Японии.

-Не только в Японии. И в США не против поднять вопрос о Южных Курилах.

-А Китай?

-Сегодня Китай ведет политику «уступок» в отношении Японии и США. Их союз приведет к модернизации производства Китая, который вскоре превратится в экономически сильную державу. - так рассуждают новые руководители Китая. И, к сожалению, они правы.

-Китайцы научились грести жар чужими руками. Да, причем тут Китай и Южные Курилы?

-Американцы проверяют нашу прочность на Курилах.   

-Теперь понятно, с чем связана высадка вашей дивизии на острова?

Андреев, ты гений в политике.- задумчиво сказал комдив.

-Товарищ генерал, мы уже приехали.- послышался голос майора.

Машина остановилась, и майор сошел.

-Я вам желаю творческой силы в вашем поприще военного журналиста на островах. Надеюсь, «Суворовский натиск» не оставит нас без внимания.

-Всегда будете в поле зрения. Вскоре увидимся на Курилах.         

-До встречи.

Машина продолжила свой путь, но только недолго. Через несколько минут она опять остановилась. Сидевшие в багажнике под тентом Даянет и Миша почувствовали, что генерал тоже сошел.

-Завтра в семь приедешь за мной!- приказал генерал, сойдя из машины.

Проехали несколько секунд под тентом, пока машина не остановилась, и они  перешли из багажника на заднее сидение.

-Поехали в общежитие университета. Останемся там!- предложил Миша.

-Миш, поедем, но я не смогу остаться. Должен вернуться и докладывать начальнику спецотдела, как отвез генерала.

-Вот дела?- не удержался Миша,- Даже генерала «пасут».

-Лейтенант, что вы поняли из их разговора?- обратился к нему  Миша.

-Понял, что едем на Курилы, и там сложная обстановка.

-Не может быть?! Об этом нигде не пишут и не говорят. -возразил Миша.

-А где говорят правду? Миша, не забывай, мы живем в Советском Союзе.

У продуктового магазина Даянет попросил остановить машину.

-Миша, давай сделаем покупки. С пустыми руками пойти в гости у нас неприлично. Тем более мы едем туда с ночевкой.

Купили две бутылки шампанского, грузинское вино, водку, хлеб, сосиски, колбасу, сыр и сладости. 

 -По-моему хватит!- сказал Даянет, передав кульки Мише, чтобы он отнес их в машину.

 Приехали в общежитие  в половине одиннадцатого. Когда они сошли, водитель не тронулся с места. 

-Я вам завидую, ребята. Как мне хочется быть с вами!- сказал он

-А что мешает?

-Я же должен вернутся в часть и доложить о выполнении приказа.

-Лучше позвони генералу, скажи, что машина испортилась, ремонтируешь ее.

-И что мне даст это?

-Он позвонит в часть и сообщит о случившимся. Скажешь генералу, что останешься в общежитии университета.

-Товарищ лейтенант, неужели это пройдет?

Они сошли из машины, и зашли в проходную общежития. Их встретил приветливый охранник, старичок лет семидесяти.

-Вы к кому, товарищ лейтенант?- строил он у Даянета.

-У нас машина сломалась. Надо звонить в часть. Нет ли у вас телефона?

-Почему же есть. Зайдите в мою будку и звоните.

Вместо Даянета туда зашел Владик, водитель генерала. Подняв трубку, набрал номер.

-Товарищ генерал, у меня машина сломалась перед общежитием университета.

-А что случилось?

-Ничего серьезного нет. Бензин-насос засорился.

-Наверное, налили некачественный бензин. Сможешь сам почистить?

-Смогу, только утром,  товарищ генерал!

-А где останешься?

-В машине.

-Не холодно будет?

-Не знаю.

-Откуда звонишь?

-Из проходного общежития университета.

-Передай телефон Андреевичу!

-Он кто такой? 

-Охранник.

Владик высунул голову из окошки будки и вскричал:

-Андреевич!

К удивлению всех, в кабину зашел старичок, встретивших их в проходной общежития.

-Вам придется оставаться здесь!- сказал,- Сам генерал за вас попросился.

-Спасибо!- сказал Даянет.- Но где?

-Наверху у нас «Красный уголок». Останетесь там.

-Не плохо!  

-А утром я помогу починить машину.

Они поднялись на второй этаж.

-Общежитие в основном женское. Здесь мало парней, которые любят учиться. Сами увидите. У нас железный порядок- в 11 отбой.- предупредил их старичок.

Только теперь все поняли, что старичок в прошлом был военным.

-Батька, можно у вас спросить: на каком этаже живет Настя Михалкова?- обратился к нему Миша.

-Ты ее откуда знаешь?- удивился старичок.

-Она моя знакомая.

-Настя живет на этом этаже в двадцатой комнате. Вот и пришли.- сказал старичок.

«Красный уголок» показался им слишком большим, но уютным. От паровых батареек исходило тепло. В креслах и диванах сидели несколько девушек и смотрели телевизор. Приход молодых солдат отвлек их.

   -Миша, милый! – вскрикнула одна из них, и побежала к нему и повисла на его шее.

   -Постой, я не один. С друзьями. Нам разрешили остаться на ночь здесь.- хотел успокоить ее Миша.

   Слова парня отрезвляюще воздействовали на девушку, и она отцепилась от его шеи.

   -А что скажет Андреевич?- она посмотрела в сторону охранника.

   -Что я скажу, дочка. Они наши гости. Солдат можно любить!- сказал он, улыбаясь.

   Старик оставил их с девушками и покинул «Красный уголок».

  -Давайте ко мне! Там спокойнее.

Они зашли в комнату рядом с Красным уголком. Даянет не поверил своим глазам. На кровати сидела Лидия, его знакомая девушка из Свободного. Она встала и поцеловала Даянета.

-Добро пожаловать в наш студенческий дом! Здесь я живу с Лидией. Она моя самая любимая подруга.

-А Миша твой самый близкий друг.

Девушки засмеялись.

Гости сели на кровати за квадратным столом.  Несмотря на это в комнате было просторно.

-Не хотите умыться, пока мы накроем на стол?- предложила Настя, показывая кульки с вином и продуктами.

-Не плохо будет?- ответил за всех Даянет.

 По одному они зашли в ванную, чтобы умыться. Первым оттуда вышел Даянет, который не поверил своим глазам.

Девушки успели быстро привести в порядок комнату, убрать все ненужное и самое главное, накрыть на стол.

-Как будто сама судьба готовить нам эту встречу.- обратился к девушкам Даянет, когда Миша вышел из ванной, – Если бы не настырность Миши, наверное, ночевали бы в палатках. Посмотрите, какая красота?

-Видишь командир, а ты хотел отказаться!?- пробормотал он.

Они сели за стол, но Настя продолжала стоять. Им показалось, что она о чем-то думает.

-Так нельзя! – тихо сказала она и вышла из комнаты. И вернулась через пару минут с привлекательной девушкой и пластинками.

   -Это Марина, а эти пластинки Аллы Пугачевой. Будем слушать,- объяснилась она.

   Марина подсела к Владику, а Даянет  обратился к девушкам:

-Милые, дайте знакомиться в конце концов.

-Мы три подруги, Я –Настя, Лидия и Марина!- представила подруг Настя.  

-Я, Даянет, Мишу уже знаете и Владик наш друг.

Марина поставила пластинку, заиграла тихая музыка. Миша открыл шампанское и налил всем. Все ожидали, что сейчас он скажет тост.

-Ребята, я хочу поднять бокал за здоровье наших прекрасных девушек, ради которых, мы, рискуя, прибыли сюда. Действительно вы достойны этой чести. За вас девушки!

Выпили все. И приступили к еде. Несколько минут слышалась только музыка.

-Мы никого не ждали, видать судьбе угодно было, чтобы мы встретились.- заговорила Настя.   

   -Значит все-таки существует сила, которая соединяет любящие души –засмеялась Лидия, положив голову на плечо Даянета, и запела:

«А мы случайно повстречались

 Представить трудно мне теперь

Что я не в ту вошел бы дверь

Не той бы улицей прошел

 Тебя не встретил, не нашел…».

Лидия закончила петь. Все аплодировали.

-Ты как прекрасно поешь!- не удержался похвалить ее Даянет.

-Девушки, я верю в это. Как хорошо, когда рядом любимый человек! –вымолвила Настя, поцеловав Мишу в щеку.

Владик поднялся с кровати, взяв Марину за руку:

-Ребята, вы философствуйте, а мы будем танцевать.- предложил он.

Стали все танцевать. В комнате было просторно. До Андреевича, смотревшего телевизор в своей будке, доходили их веселые голоса.

-Солдаты веселятся, значит, наша армия еще сильна!- подумал старик, который был доволен собой, что организовал их веселье.

 А веселье продолжалось до поздней ночи.

-Ребята, спать пора. Нам в университет, а вам в часть. Я забираю своего Мишу в другую комнату, Владик пойдет с Марной, а Лидия останется с Даянетом.- предложила Настя.

  -Подъем в шесть.- сказал Даянет, наблюдая, как они покидают комнату.

Лидия закрыла за ними дверь и села рядом с ним.

-Наши девушки, самые веселые в мире. – сказала она, когда они остались одни.

-Просто прелость.

-Ты обратил, наверное, внимание, как они легкомысленно ведут себя?

-Обратил.

-Наши девушки считают, что пока учатся, не выйдут замуж, но жить хотят полноценной жизнью. Во всем мире так.

-Им виднее.

Лидия села на кровать рядом с Даянетом:  

-Я счастлива, что провожу вечер с таким симпатичным  офицером.

-Значит судьбе нужна была эта встреча.- ответил он и привлек ее к себе.

Они не спали до утра. Лежа рядом разговаривали обо всем. Эта была встреча двух родственных душ.

   -После окончания университета я хочу иметь здоровую семью, непьющего мужа, кучу детей, которых буду воспитывать.- говорила Лидия.

-А кто этого не хочет. Вот я закончил университет. Не смог найти работу. Пошел служить в армию по контракту. Теперь считаю, что армия закаляет человека, из него делает мужика. А что дальше?

 Сейчас мне 23 года. Служба моя кончается через шесть месяцев. Что я имею? Нет у меня ни кола, ни двора. А мне тоже надо создать свою семью.

-А что мешает?

-Наверняка, материальное положение. Какая девушка выйдет замуж за бездомного? Наша религия гласит, что «Если молодой человек не может прокормить себя и кроме самого себя еще двоих , женить его грех!».

-Вот советское государство. Огромное пространство, а молодежь не имеет свою крышу над головой. Посмотри сколько бездомных людей. Разве справедливо? Дайте участок мы сами построим свой дом. Не разрешают. А перед ХГУ висит плакат «Партия заботится о молодежи».- поддержала его Лидия, показывая политическую карту СССР, висевшую на стене.

-Действительно, она огромна. Можно превратить страну в райский уголок. Нужно работать умом, а мы работаем с пятилетним планом, которые изо дня в день приводит страну к нищете и голоду.

-Загляни в наши магазины - ничего нет.

-В моем городе Баку мясо, масло и сахар выдают по талонам. А руководители получает ордена и медали. Кругом приписки. Везде ложь, обман и воровство. И все это делается под соусом коммунистической партии. Не думаю, что такая страна просуществует долго. Ведь оно держится на обмане и лжи. Я все это понял в армии.

-У нас не лучше. Но нас кормит наша природа: леса и реки, которые полны дичью и рыбой.

-Так же нельзя. Надо создавать, а мы уничтожаем все вокруг.- возмутился Даянет.

-А что остается делать сибиряку, когда видит, что дома ничего нет, дети голодные. Денег полно, а купить нечего кроме водки.  Поэтому безбожно пьют. Вскоре СССР станет страной алкашей.- засмеялась Лидия

-К черту Лид, все. Самое главное, ты со мной. И я самый счастливый парень на земле, что рядом  такая синеглазая красавица.- сказав, обнял ее за талию и поцеловал в губы.

Девушка, не сопротивлялась, подчиняясь условиям любовной игры.       

                                                      ***

Шум шагов девушки разбудил его и он, полусонно открыв глаза спросил тихим голосом.

-Уже утро?

Лидия улыбнулась в его сторону и исчезла из его глаз. Прошло несколько минут, пока она не вернулась в руках с огромным чайником.

-Ты еще не встал? - в этот раз спросила она, наливая в маленький чайник кипяток из большого.

-Неужели шесть часов?- возразил он

-Твои товарищи давно проснулись, пьют час у Андреевича.

Даянет быстро встал и побежал в ванную. Вернувшись, оделся и сел за стол в ожидании, что Лидия нальет чай.

-А ты такой быстрый!- улыбнулась она, наливая ему чай.    -Спасибо!- сказал он, получив из ее руки чашку с  чаем.

 Потом молча пили чай. В голове Даянета пробежала мысль, сказать, что-то хорошее на прощание, но он ничего не мог придумать. Наверное, и она было в таком положении. Чувствовалось, что и девушка о чем-то думает.

-Ты знаешь, мы едем на Курилы. А у меня нет твоего адреса!- нарушил молчание Даянет.

-Сейчас напишу!- радостно сказала она и достала тетрадь из сумки, стоящей в углу кровати. Начертив несколько строк, она протянула ему бумагу.

-Не потеряй! Здесь телефонный номер нашего этажа и адрес. Как только прибудешь, напиши или же позвони!

-Обязательно. -ответил он. Положив бумагу в нагрудной карман, продолжал пить чай.

В дверь постучались, вошли его товарищи.

-Командир, мы готовы!- докладывал Миша.

-Вы спускайтесь! Сейчас я приду.

Солдаты вышли, закрыв за собой дверь. Даянет повернулся к девушке и увидел на ее больших синих глазах слезы, отдающиеся  блеском хрусталя от яркой электрической лампочки.

Он вытер ее слезы и поцеловал ее:

-Не плачь! Мы же не расстаемся навечно. Дай бог, еще увидимся.

-Если ты напишешь письмо, я приеду к тебе. Обещаешь?

-Конечно же.

Во дворе общежития согревал двигатель Владик, рядом с которым стояла Марина. Миши и Насти не было там.

-Где Миша?- командным голосом спросил Даянет.

-У Андреевича, сейчас придут. По-моему старик хочет дать нам на дорогу квашеную капусту.

-Это почему?

-Не знаю! Ты у него спроси.

Миша вернулся с ведром в руках.

-У Андреевича целый склад квашеной капусты.

-Ты тоже удивил нас.- возразил Владик

-Это не то, что у нас в части. Это настоящая сибирская с черемшой. - объяснил Миша, положив ведро за сидение водителя.

   -Поехали, генерал, наверно, нас ждет.- предложил Владик.

   Но Настя не отставал от Миши.

   -Ты все-таки ее найди!- говорила она.

   -Где? Я так долго ее искал.

   -Ты же едешь на Курилы. Я дал тебе ее адрес. Она объявилась на Шикотане. Миша, найди ее.

   -Ты сама же говорила, что Шикотан закрытая зона.

   -Миша, она твоя судьба.

   Даянет все это слышал, но не понимал о чем идет речь. А спрашивать он не любил.

                                             ***

Приехали к генералу вовремя. Прежде чем сигналить, они залезли под тент. Владик не успел даже посигналить, как увидел перед собой генерала.

   -Ты опоздал на три минуты!- строго сказал генерал.

   -Я возился бензин-насосом.

   -А Андреевич сказал, что у машины не было проблем. А в общежитии же вас было трое. И вы остались там.

   -Андреевич говорил правду, товарищ генерал!- не растерялся  и сразу ответил Владик.- Но они были офицеры из Хабаровска. Приехали к своим девушкам. Там и познакомились.

   -Капустой соленой отдается! – вдруг начал нюхать генерал.

   -Так точно, товарищ генерал. Там ведро капусты для вас. Передал Андреевич.

-Спасибо, старому генералу.

-Не понял? Андреевич генерал?- не поверив своим ушам, переспросил Владик.

-Старый и уважаемый генерал в отставке.

-Теперь ясно, почему он так заботился о нас.- чуть не проговорился Владик. Хорошо, что генерал не уловил его слова.

В Князь Волхонку приехали к половине восьмого. Генерал сошел у штаба, а они вышли из-под тента прямо на берегу реки, куда подал машину Владик.

-А где мое ведро?- спросил Миша.

-Генерал забрал.- отреагировал Владик.

-Не надо спорить из-за чепухи. Самое главное мы хорошо покайфовали.- успокоил его Даянет.

Солдаты его взвода уже готовились к строю перед палатками. Ждали своего командира.

Издалека Миша заметил капитана Василенко, шагающего в сторону солдат, наверняка, искавшего лейтенанта Джафарова.

-Товарищ командир, комбат у нашей палатки.

-Побежали!

Капитан Василенко стоял и ждал, когда они прибегут к ним.

-Почему опаздываете, товарищ лейтенант!- строго спросил комбат.

-Мылись у речки!

-Командуй взводом, а после завтрака приведи всех в клуб. 

-Есть, товарищ капитан!- ответил Даянет командным голосом.

Так называемый клуб представлял собой открытый участок, в котором даже негде было сесть. Только на деревянной  возвышенности высотой полтора метра установили стол и несколько стульев, где, по всей вероятности, должны были сидеть комдив и его команда.

Остальные офицеры и солдаты стояли, как на плацу, ожидая их приход.

Командование появилось на эксклюзивной трибуне во время. К собравшимся обратился сам комдив:

-Мы сегодня собирали вас сюда, чтобы поговорить по душам. Хочу быть откровенным со своими солдатами. Вам и мне предстоит выполнить ответственное правительственное задание. Очень сложное  и важное задание. Я вам предлагаю следующее - вы можете отказаться и вернуться в свои части. Есть ли среди вас такой?- спросил он в конце своей речи.

В рядах солдат полное молчание.

-Я еще раз спрашиваю: есть ли нежелающий? –повторил генерал и окинул взглядом ряды солдат, которые даже не шевельнулись.

-Спасибо за доверие!  А теперь  слушайте мой приказ. С этого часа до новой дислокации запрещается писать письма куда-либо и выходить за пределы лагеря. Мы должны быть готовы по первому приказу тронуться с места.

-А куда мы едем, товарищ генерал!- раздался из рядов голос.

-Это военная тайна!- резким голосом ответил генерал.

И этим закончилась беседа «по душам», а солдаты вернулись в свои расположения.

***

Вечером Даянет сам предложил поехать в Хабаровск  Мише, который сразу же побежал искать Владика. Вернулся удрученным.

-Что случилось?- сразу же спросил Даянет.

-Комдив остается здесь.

-Не понял?

-Владик говорит, что он и вся его команда не выходят из штаба. И настроение его поганое.

-Значит дело серьезное. Давай отдохнем.

-У меня такое ощущение, что вот-вот нас поднимут по тревоге.

В этот момент к ним подошел капитан Василенко, который захаживал в каждую палатку и проверял походную готовность солдат.

-Добрый вечер, лейтенант.- сказал капитан, зайдя в палатку Даянета.

-Надо поговорить!- сказал он, как только сел на нару.- Ночью мы выезжаем. Наверное, в Владивосток, а оттуда на корабле к Курилам. Собери свой взвод и объяви им об этом.

 Мы будем первыми «краснопогонниками»  на Курилах после Второй Мировой войны. До сих пор там были только пограничники. А теперь высадим туда настоящую военную силу и технику.

-Сейчас ясно, почему командующий не поехал домой.

-Вижу, вы больше меня знаете!- улыбнулся капитан.

-Мы же взвод разведки. Должны знать все.

Ушел капитан Василенко, а он остался в палатке. Задумался. Хотел понять, что происходит.

Вспомнил вчерашний разговор генерала в машине с майором, который старался объяснить причину формирования новой ударной силы ПУЛАД .

По словам  капитана Василенко на Курильских островах служили только пограничники. «Почему там не была действующая армия? Ведь пограничники не военная сила, а охранники границ. Тем более нет мирного договора с Японией» -рассуждал он.  

-Наверное, об этом имеется соглашение с Японией или США, которое мы нарушаем. Вот почему генерал не уехал домой, чувствуя ответственность момента. Он наверное чувствует вероятность стычки на островах с японцами. - заключил про себя Даянет.

 В палатку зашли солдаты, которые молча смотрели на командира в ожидании его приказа.

-Все взводы и батальоны готовятся к отъезду, как нам быть?-  спросил Миша           

-Как все? Соберите вещмешки в мою палатку. Наверняка. ночью выезжаем.

-А постельные принадлежности?

-Оставляем в палатках, как есть. Приедет вторая партия. Идите отдыхать!

Солдаты вышли, но остался Миша, который волновался больше всех.

-Что скажешь, командир?- спросил он

-Положение сложное, Миша!

-Где наше не пропадало?

-Не тужи! Увидим и край земли.

Даянет поднялся с нары, достал вещмешок, передал Мише.

- Собери наши вещи.- сказал  он и вышел из палатки.

Уже стемнело. За речкой горели яркие лампочки. В ясном небе вокруг луны виднелись звезды. Даянету не верилось, что кто-то может положить конец этому спокойствию.     

****


ВЫСАДКА

 

 Глубокой ночью в бухту южнее Владивостока, приплыл огромный авианосец и тихим ходом причалил в пятидесяти метрах от берега.

Солдатам показалось, что он появился из сумрака  неожиданно и быстро. Разведчики, поднявшиеся на склон обрыва, не успели спуститься, чтобы докладывать командиру о его приближении.

   Задняя часть корабля быстро открылась, образовав громадный мост от воды до трюма.

   Комбат инструктировал своих подчиненных о предстоящей операции и сам лично определил последовательность высадки.

   Капитан Василенко,  наблюдающий за ходом операции со своего БТР, отдал приказ по рации: завести боевые машины, которые должны приплыть к причалившему кораблю и подняться на его борт.

   -Поехали! – приказал капитан Василенко своему водителю-механику, который тронул с места уже заведенный БТР и направил прямо в море.

Покрышки машины, придавив волны, исчезли под водой, казалось, что БТР сам тоже окажется там. Но к удивлению молодых лейтенант, находившихся в БМП, она не только не исчезла под водой, а стал плыть в сторону авианосца.

Путь к кораблю освещали прожектора, установленные по обеим сторонам задней части  корабля.  

-Поехали, Миша!- теперь приказал лейтенант Джафаров, увидев, как предыдущая машина залезла в воду.

Первой по мосту поднялась машина комбата. Капитан Василенко сошел на краю моста, чтобы наблюдать за ходом операции.

Одна за другой боевые машины  с грохотом поднялись на палубу и разместились в трюмах.

 Авианосец, закрыв заднюю часть, бесшумно, но быстро  удалился в море.

 

                                          .****

    Утром следующего дня огромный авианосец  «Киев»,  на борту которого кроме экипажа, находились более трехсот солдат, полностью загруженный военной техникой и оборудованием, застрял в середине океана и не двигался с места. Хорошо, что стояло спокойная погода.

   Сразу же по тревоге высыпали на палубу матросов и офицеров, а  солдатам ПУЛАБ не разрешили выйти из десантного отделения. Однако действие матросов и офицеров не напоминал, что на корабле происходит военное учение. Матросы, прислонившись к железной ограде,  рассматривали нижний корпус корабля.

   На палубе появилось командование. Офицеры суетились по палубе, но только низкорослый боцман спортивного телосложения, подошел к капитану первого ранга, чтобы доложить о причине остановки.

-Товарищ капитан первого ранга, машинное отделение работает в обычном режиме, только винты не двигаются. Вроде бы самоторможение. Я дал указание  водолазам  спуститься под воду и выяснить причину аврала. Жду их появления.

-О каком самоторможении ты говоришь? Разве авианосец, как твои «Жигули»? –язвительным тоном фыркнул капитан.

На краю задней части корабля матросы вытаскивали из воды водолазов и снимали их шлемы.

Увидев возвращение водолазов, боцман побежал к ним, чтобы спросить о случившемся.

-Что там, Никитич? – спросил он, как только прибежал к ним.

-Ничего сложного. Винты обмотаны очень тонкой и прозрачной рыбацкой нитью, которую не берет даже штык нож. Нужны сварочные баллоны.

-Не понял? Как не берет?

-Не поверите. Это так.

-Ты не шути!- грозился боцман.

-Товарищ боцман, если не верите, спуститесь сами.  Даже кусочек не сможете оторвать. – возразил Никитич.

 Боцман не смог продолжить, рядом оказался капитан первого  ранга.

-Что там, Никитич? – спросил он.

-Аврал, товарищ капитан первого ранга. Винты обмотаны тонкой прозрачной сетью, невозможно резать ни штык-ножом, ни напильником.–объяснился Никитич.

-А что ты предлагаешь?

-Нужен сварочный аппарат. Руками невозможно освободить винты.

Капитан, хорошо знающий Никитича, как опытного водолаза, согласился с ним и повернулся к  боцману:

-Дайте ему то, что хочет!

-Товарищ капитан, где это видано, чтобы рыбацкую сеть резать сварочным аппаратом. –  хотел возразить боцман.

-Выполняйте приказ!- сердито ответил капитан и твердыми шагами покинул палубу

-Ты еще не такое увидишь в Тихом океане.- обратился к боцману Никитич.

 Матросы притащили сначала  шланги сварочного аппарата, а потом сам аппарат, который оказался  незаряженным карбидом. Боцман отправил двоих матросов в трюм за карбидом.

 Прошло больше двадцати минут, как водолазы, повторно спустившиеся с подводной горелкой под воду, поднялись обратно. Боцман подождал, пока матросы сняли с Никитича шлем и водолазку, только потом обратился к нему:

-Как там, Никитич?

-Порядок, боцман. Разрезали сеть горелкой и освободили винты. Прикажите матросам, пускай тянут веревку. Я прицепил ее к сети.

Сеть оказалась слишком длинной, чтобы ее таскали несколько матросов. Пришлось обратиться за помощью к солдатам.

Теперь матросы с взводом лейтенанта Джафарова затаскивали на палубу сеть, которая оказалась действительно очень тонкой и прозрачной, длиною около двухсот метров.

На палубе опять появился капитан первого ранга. Кто-то из матросов дал приказ «Смирно!»

-Ну, как достали все?- спросил он,  взяв за край сети. Он несколько раз попытался оторвать кусочек, но не смог.

-Товарищ капитан, даже штык-нож не берет!

-А чем можно разрезать?

-Только зажигалкой.

-Ты хочешь сказать, что сеть, в которую попался наш авианосец, боится огня?- усмехнулся капитан.

 Кто-то из матросов передал ему зажигалку, чтобы тот сам попробовал.

Под огнем зажигалки, кусочек сети растаял, образовав дырку.

 -Боцман, убери сеть с палубы!- приказал он, вернув зажигалку матросу. 

Капитан ушел, но матросы и солдаты не отошли от сети. Им, конечно же, было интересно, как такая тонкая материя могла вывести из строя винты самого могущественного авианосца Советского Союза.

   Авианосец еще несколько дней бороздил Охотское море, то подходя с севера к Сахалину, то отдаляясь от него, оставался между Курильской грядой и Тихим Океаном.

   Спокойное море позволяло солдатам выйти на палубу и наблюдать дельфинов, сопровождающих корабль с близкого расстояния.

  -Ребята, посмотрите на дельфинов! Как близко плывут. –сказал Миша, видя их с палубы.

В десяти метрах от них плавали дельфины -самые умные животные. 

   -Обычно дельфины не подходят к военному кораблю, держатся дальше от него особняком!- высказался капитан Василенко, находившийся среди своих солдат.

   -Кто поверит, что этот корабль военный? Можете ли показать хоть одно оружие, попавшееся на глаза?- возразил Никитич, тот самый водолаз, который горелкой отрезал японскую сеть, обмотанную вокруг винтов.

-Действительно, Никитич! Издалека он напоминает не военный, а гражданский корабль.

-Авианосец «Киев» - чудо советской техники, вскоре сами увидите. А дельфины сопровождают нас потому, что действительно не видят наше вооружение.

На палубе находились только солдаты, а матросы редко появлялись там. Их невозможно было отвлекать от работы, пока огромная военная махина находилась в боевом режиме.

Даянет обратил внимание на то, что каждый член экипажа знает свое место в корабле и что надо делать в экстренных случаях. Ему показалось даже, что к ним относятся как к пассажирам, случайно оказавшимся на их корабле. Экипаж фактически не общался с ними,  поэтому никто из офицеров не знал, на какой остров они направляются и где будет высадка.

За несколько дней они прошли огромное расстояние по Охотскому морю, а потом по Тихому Океану, но не причалили ни  к одному берегу.

   На пятый день с наступлением вечера туман окутал военный корабль, и невозможно было видеть   что впереди. Но авианосец шел полным ходом, не уменьшая скорость.

   Даянету пришлось уйти с палубы и спуститься в десантный отсек, где находилась военная техника.

    Капитан Василенко приказал офицерам собираться там на совещание.

-Ночью, если продолжится туман, ожидается высадка нашего десанта на остров Кунашир, где и будет наша дислокация. Готовьте солдат и технику к высадке. – объяснял им задачу высадки капитан Василенко.

                                             ****

Глубокой ночью послышался сигнал тревоги, разбудивший солдат, мирно спящих в своих гамаках.

Солдаты засуетились в трюме, где находилась военная техника. Каждый занял свое место в боевой машине и ждал приказа командира.

Капитан Василенко, наблюдавший за ходом операции, удовлетворительно качал головой, когда увидел, как быстро солдаты заняли свои места в боевых машинах.

Послышался треск в задней части корабля, означающий прибытие на место высадки.

Капитан Василенко спустился к первой машине, плотно стоявшей у задней части корабля, но уже отцепленной от замков, сдерживающих их во время плавания.        

Задняя часть корабля быстро откинулась и тихим грохотом упала на воду, образуя мост к берегу.

-Завести моторы!- приказал Василенко, который находился уже  в командирской кабине БТР, чтобы вести высадку по рации.

Его машина первым прошла через мост и мягко врезалась в воду.

За командирской машиной последовали остальные, которые, выйдя на берег без остановки, исчезали в глухой дороге, ведущей  в лес, образуя военную колонну.

   Никто не знал, куда ведет эта дорога, кроме комбата, сидевшего в первой машине и направляющего остальных.

   Машины, следующие за командирским, получили приказ выключить рацию, не сорить эфир и держать дистанцию.

   Водители боевых машин строго соблюдали расстояние между машинами и старались не отставать от других. Несмотря на то, что дороги были проселочными, вездеходы с легкостью одолевали слякотные ямы и крутые подъемы, попадавшиеся в пути.

    После поворота с основной дороги боевые машины зашли в густой лес. Длинные ветви деревьев закрывали тропу, по которой ехала первая машина, поэтому  всем пришлось убавить скорость, но не останавливаться.

    К счастью, начало светать, и видимость улучшилась. Теперь из кабины боевых машин можно было видеть не только ветки, но и кроны деревьев.

   Вдруг машины вышли из густого леса и оказались в большем открытом поле перед прозрачным омутом.

Командирская машина остановилась, повернув лицом  к лесу. Это был сигнал  для всех остановить машины в таком порядке.

Капитан Василенко сошел с машины и подождал, пока остальные покинуть свои машины и подойдут к нему.

-Товарищи, мы пришли на место нашей дислокации. Находимся в пятнадцати километрах от поселка Южно-Курильска. Чуть дальше отсюда  находилась японская военная база, которую наши использовали в качестве ферм для разведения скота. После цунами  пятидесятых от него ничего не осталось, кроме фундамента.

  Мы должны здесь организовать наш лагерь и базы для боевых машин. Притащите из машин  палатки и другое оборудование.- приказал  капитан Василенко.

Солдаты сразу же приступили к разбивке палаток по схеме, которую отдал своим офицерам комбат.

 Из омута доходил резкий запах серы, напоминающий тухлое яйцо.

-Привыкайте к запаху здешних мест!- обратился к своим солдатам капитан, увидев, как они закрывают руками нос.

Капитан разлегся на сырой земле с радостным настроением, что выполнил приказ по переброске батальона в нужное место.

Теперь ему оставалось ждать, когда в их лагерь прилетит вертолет с командующим, штаб которого находился на соседнем острове Итуруп.

Солдаты уже разбили лагерь и устанавливали палатки, когда в воздухе показался военный вертолет, который, сделав несколько кругов над их головами, присел на поле чуть дальше от леса.

Капитан Василенко выскочил на ноги и побежал к вертолету, из которого спустился сам командующий ПУЛАД генерал Морозов, внимательно глядя во все стороны.

-Как тут прекрасно! – воскликнул он, внимательно глядя во все стороны, не замечая капитана Василенко, который уже поправил свой галстук и форму, чтобы докладывать о выполнении приказа о высадке.

Генерал, стоя спиной к нему добавил:

-Капитан Василенко, вы попали в рай. Здесь уже весна, а у нас в Итурупе еще идет снег.

-Да, товарищ генерал!

-А где вы установили палатки?- заинтересовался он, не увидев солдат вокруг.

-Они в лесу, за деревьями, в бамбуковой роще.

-Как в бамбуковой роще? Разве здесь растет бамбук?

-Мы же в субтропиках, товарищ генерал!

-Действительно, тут рай! Остров Итуруп, куда высадились мой штаб и часть дивизии раньше вас, встретил нас снежной бурей и морозами.

Ураганный ветер срывал разбитые солдатами палатки, унося их в море или же к сопкам, оставив их без пристанища.

Хорошо, что к ним на помощь пришли местные жители маленького поселка Курильска.

В Итурупе офицерам пришлось разместиться в клубе, а солдаты батальона в спортивном зале, чтобы пережить бурю.

Только сегодня метеорологи объявили летную погоду, и я приказал летчикам  подготовить вертолет к вылету на остров Кунашир.

Генерал Морозов, как опытный командир, хотел собственноручно убедиться, как пережили ураган солдаты на Кунашире однако, приземлившись, он не поверил своим глазам.

Теплый весенний воздух, наполненный ароматом цветов, оказывал на него успокаивающее воздействие.

 -Василенко, давай пойдем в твой лагерь! – сказал генерал и последовал за капитаном.

По мере приближения к лагерю слышались солдатские голоса и шум топоров.

Капитан хотел приказать «Смирно!», но генерал его остановил, чтобы не отвлечь солдат от работы.

-Как идет служба, солдат?- спросил одного из них генерал, улыбаясь.

-Не плохо, товарищ генерал. Разбили палатки, а внутри устанавливаем нары!- докладывал ему солдат Савельев из взвода лейтенанта Джафарова.

-А где твой командир?

-Вот там, работает с нашими солдатами!

Увидев генерала и комбата, лейтенант Джафаров оставил работу и приблизился к ним для доклада.

-Отставить!- приказал генерал, увидев, как старательно лейтенант шагает к нему. - подожди, подожди, я тебя знаю. Ты тот бакинец, которого я видел в Волхонке.

-Так точно, товарищ генерал1

-Привет земляк. Как служба?

-Идет, товарищ генерал!- улыбнулся лейтенант, - Здесь как в Баку.

-Чувствую. А в Итурупе как в Амурской области.- генерал говорил громким голосом, чтобы многие его слышали, -Там нашим солдатам очень трудно. У вас весна, а  у них продолжается зима.

Потом генерал созвал короткое совещание для офицеров батальона на опушке леса, приказав перекрасить погоны солдат и офицеров акварельной краской на зеленый цвет.

Это было странное решение. Многие офицеры недопонимали генерала, но приказ не обсуждается, а выполняется.  

После совещания генерал улетел  в  своем вертолете.

 -Товарищ комбат, откуда найдем акварель в лесу?- спросил  у командира роты Семиречко .

-Наверняка, у начклуба имеется.

-А зачем покрасить погоны на зеленый цвет, мы же не пограничники?

-Семиречко, черт знает зачем? Значит так надо!- резко возразил капитан.

Но молодые офицеры не успокоились: кто-то из них нашел какую-то книгу, вернее книгу без обложки, где черным по белому было написано, что после освобождения Курильских островов от японской оккупации по союзническому соглашению Советский Союз не имел права размещать здесь общевойсковые части.

-Вот почему мы теперь красим наши погоны.

-Мы не поняли, объясни Джафаров!- переспросил кто-то из офицеров.

-Высадка на остров общевойсковых частей нарушает это  соглашение.

-Но мы же  неспроста совершили этот бросок?

-Я тоже так думаю. Но, кажется, аналитики в верхах или торопились или же в расчетах допустили серьезные ошибки. А то,  какого черта генерал прилетел и отдал этот странный приказ?

Все согласились с доводами лейтенанта, зная, что под этими действиями генерала кроется какая-то тайна.

                                      ***

ЮЖНО-КУРИЛЬСК

 

   Волны бились об огромные камни, возвышающиеся над водой со дна океана, отдавались тихим монотонным звуком, напоминающим аккорды музыкального инструмента. Казалось, что Тихий океан оправдывает свое название.

  Южно-Курильская бухта  напоминала ему родную Бакинскую по расцветке воды и шуму волн.

. На первый взгляд океан казался тихим и безобидным. В бухту заходили одни за другими рыбацкие шхуны, быстро разгрузившись, возвращались обратно в океан.

Чуть дальше от бухты из океанского дна вырастали огромные глыбы высотой до десяти –пятнадцати метров, смотревшие прямо на Восток. Они первыми встречали на острове зарю, местные рассказывали легенды о том, что эти богатыри, превратились в каменные изваяния, чтобы защитить остров от нападения черных сил  и напугать врагов.

   Местные говорили, что эти изваяния проявляют стойкость во время землетрясения, которые случаются здесь фактически каждые два-три дня, они, шатаясь, опять неизменно остаются на своем месте.

Рыбаки держались дальше от  этих океанских глыб, боясь  удариться о подводные камни, находившиеся у порога.

Иногда Даянету хотелось доплыть до этих глыб и подняться на вершину и прыгать с высоты. Но рыбаки говорили, что туда забраться невозможно только по одной причине, что они очень скользкие.       

   В начале июня на Кунашире стоит  тихая летняя погода. Прозрачный воздух, поступающий с Тихого океана, смешиваясь с извергающимися из  склонов сопок  парами, образует легкие белые тучи, которые окутывают вершины белой пеленой.

   Вулкан Тятя издалека напоминает изваяния красавицы, спящей на этих белых тучах и закидывающей волосы назад.

   Впервые Даянет замер от увиденного. Его очаровало это чудо, созданное великим мастером- природой, чтобы показать, на что он горазд.  

-Эту сказочную картину можно рассматривать только в летнее время!- послышался незнакомый голос, который доносился до Даянета сзади.

Он обернулся и увидел молодого лейтенанта с погонами пограничника.

-Вы тоже рассматривали эту картину?- спросил он у незнакомца.

Он кивнул головой и протянул ему руку:

-Валерий.

-Даянет!- представился  Джафаров, пожав ему руку.

-Третий год я здесь, и каждый раз в ясную летную погоду, вижу эту удивительную картину природы. Смотрю, вас тоже очаровала. Наверняка, впервые вы это видите.

-Точно!

-Вообще Кунашир - остров чудес. Вскоре сами в этом убедитесь.- пояснил Валерий.

   -Надеюсь, мы все это увидим вместе.- улыбнулся Даянет.

В одиннадцать часов утра Даянет приехал в Южно-Курильск с прапорщиком батальона, который заходил в магазины, а он искал почту, чтобы узнать, какова  связь с материком и  попытаться дозвониться до Баку.

   Уже целый месяц, как он выехал их Свободного,  а с родителями не смог говорить даже по телефону.

-Наверное, мать сейчас звонит всем моим друзьям, которые тоже не ведают, где я?- рассуждал он.

 Поэтому Даянет сразу же решил поехать в Южно-Курильск  и оттуда позвонить родителям.

 В воскресенье утром, когда за его палаткой прапорщик с солдатом заводили тягач, он понял, что они едут в поселок.

-Степаныч, меня подождите!- он крикнул, высунув голову из палатки.

Вскоре они оказались в маленьком поселке из деревянных неприветливых домиков с однообразным видом,  отпугивающих впервые попавших сюда людей.

Они находились в нижней, береговой части поселка.

 -Валерий, ты лучше покажи мне почту.

 -Она находится далеко отсюда в верхней части поселка, туда ведет вот та деревянная лестница.- показал рукой дорогу Валерий.   

-Я не отрываю тебя от дел?- вдруг спросил Даянет.

-Нет, я приехал сюда к своей девушке на воскресенье. Она живет в «Пентагоне». Она «сайра». Наверное, останусь на ночь  здесь.  - засмеялся он.

-Не понял?- удивился Даянет,- Причем тут Южно-Курильск и «Пентагон»? А «сайра», насколько я знаю, рыба.

-Я же тебе сказал, что Кунашир страна чудес. Вот видишь пятиэтажные дома на сколе сопки - общежития, их пять, поэтому  называют «Пентагоном», а моя девушка Таня сюда приехала из Ванино в мае, на шесть месяцев.

В это время начинается навигация, и рыбаки причаливаются на берег с большим уловом сайры. Девушек и женщин, которые укладывают рыбу в консервные банки,  называют «сайрами». 

-Получается, что ты сегодня  в гостях у русалки.

-Хочешь, останемся в «Пентагоне»?

-Спасибо, сегодня я в дежурстве. Оставим напоследок.

-Договорились.

По деревянной лестнице, идущей от береговой части поселка, они поднялись на склон сопки, откуда хорошо виднелся «Пентагон».

-Вот почта, прямо перед нами! – показал ему дорогу Валерий. -Здесь нам придется расстаться.

Но Валерий не двинулся с места, достал свой планшет, висевший у него на правом боку, вытащил оттуда бумагу и написал что-то, протянув ее Даянету 

-Здесь мои позывные по рации и телефон части, где я служу.

-А у нас пока ничего такого нет. Скажу только одно –пока мы в Лагуном. Идут разговоры, что наш взвод перебросят на южную часть острова.

-Я тебя сам найду, а пока до свидания!

На  другой стороне узкой дорожки над непримечательным деревянным домиком висела табличка с надписью «Почта», куда он и зашел.

 За стойкой сидела длинноволосая девушка, наклонив голову над книгой, что-то читала.

 Услышав скрип двери, она подняла голову. И Даянет оказался лицом к лицу с очаровательной молодой девушкой с синими  глазами, лет восемнадцати- девятнадцати.

-Здравствуй! –промолвил Даянет, подойдя к стойке.

Заулыбалась и она, кивнув головой. Она посмотрела в его черные глаза в ожидании, что он скажет.

-Можно ли у вас заказать телефонный разговор с Баку?- поспросил он, отвечая на ее улыбку улыбкой.

-Конечно можно. А вы знаете, что теперь там ночь?- спросила она.

-Знаю. Но не думаю, что мои спят.- пояснил Даянет.

-А кому вы звоните?

-Конечно же, родителям.

-Я подумала, своей девушке.- хитро выбросила она, нагло взглянув на него.

Даянет ничего не ответил. Протянул руку к стойке, взял с края стойки бланк, написал на нем бакинский телефонный номер и передал ей. 

-За целый месяц вы первая девушка, которую  вижу на острове. И мне приятно будет с вами познакомиться, а то сейчас вы меня соедините с Баку с мамой, первое слово которой будет: как зовут твою девушку? И что мне ответить?- хитро улыбнулся он.

-Ответьте Лена!- ответила она, улыбаясь.

-Даянет.- представился он, протянув ей руку.

-Очень приятно.

-Надеюсь, увидимся?

-Конечно же. Только после работы.

-А что скажет твой парень?

-У меня нет парня. Я ни с кем не встречаюсь.  

-Жаль, что сегодня я в дежурстве, не могу остаться в поселке. Давай так договоримся: я приеду в следующее воскресенье. Надеюсь, ты не будешь работать.

-А ты не будешь в дежурстве.

-Обязательно приеду. А куда?

-Вот мой дом. Даже телефон имеется.- сказала она записала номер на бланке и передала ему.

-У нас же в части пока нет телефона. Как я позвоню?

-Ты приезжай на почту. Отсюда  позвони. Я выйду.  

-Договорились.

Она несколько раз набрала код города Баку, но линия была занята. Попыталась еще раз. Услышав  голос в трубке, она попросила его зайти в первую кабину.

Даянет быстро зашел в кабину и поднял трубку. На другом конце линии оказалась мать. Услышав  его голос, она заплакала.

  -Мама, милая мама! Не плачь, я жив. Со мной ничего не случилось!- доходил его голос из открытой двери кабины до Лены..

-Почему не звонил?

-Нас перебросили на Курильские острова, мама. Только сейчас у меня появилась возможность позвонить в Баку и звоню.

-Другие твои товарищи уже женятся, а ты пошел добровольно служить. Просто смех.

-Знаю, мама.

-Почему у тебя нет девушки?

-Как нет? Вот она рядом. Такая красивая - синеглазка.

-Опять обманываешь?

-Сейчас сама увидишь!- сказал Даянет и рукой позвал Лену в кабину.

Девушка оказалась смышленой и поняла, что он хочет. Встала со своего места и зашла в кабину и оказалась лицом к лицу с ним.

-Возьми трубку, поговори с моей мамой.- обратился к ней Даянет.

-О чем?

-Поздоровайся, остальное пойдет своей чередой.

Лена неуверенно подвел трубку к уху и тихим голосом выговорил:

-Здравствуйте, мама!

-Здравствуй, дочка!- услышала в ответ Лена, -Как там мой сын?

-Прекрасно служит, сегодня он у меня в гостях.

-Доченька, не упускай его. Ты не представляешь, какой он хороший.

-Представляю, мама.

-Передай ему, дочка, трубку.

Леня протянула ему трубку, не выходя из будки.

-Да, мама!- сказал он, приблизив ее голову к трубке.

-Какая она у тебя хорошая. Сразу же меня мамой назвала. Умоляю, женись на ней.

-Обещаю, мама, если она захочет выйти замуж за меня.

-Ты не морочь голову девушке. Она с первого же раза мне понравилась.

-Хорошо, мама, обещаю. А как папа?

-Он пока во дворе, играет в домино.

-Передай ему привет. Целую вас.- сказав, повесил трубку. Потом привлек девушку к себе. Увидев, что она не сопротивляется, поцеловал в губы.

В этот момент открылась дверь почты, и вошли две взрослые женщины, им пришлось выйти из кабины.  

-До свидания, Лена, увидимся в следующее воскресенье.- сказал Даянет, покидая почту под пристальными взглядами милых женщин.

***

Так быстро прошла неделя, что молодому лейтенанту Джафарову показалось, что на Кунашире время бежит в три раза быстрее. «Может быть,  поэтому они получают тройную зарплату  и один год службы здесь считается за три.- подумал он.

После встречи с девушками в Хабаровске  Даянет приобрел уверенность в себе. Он почувствовал это будучи в Южно-Курильском, когда, увидев девушку на почте, решил познакомиться, но при этом, не стесняясь вел разговор, который потом ему показался наглым.

В его памяти всплывали воспоминания того дня, особенно тот момент, когда он поцеловал девушку.

Удивительно то, что после знакомства с Леной, он больше не думал о Лейле, которая раньше снилась ему, и он разговаривал с нею во сне. Теперь она не только не нарушала ему сон, но не вспоминалась.

Невероятно, последняя встреча в Южном изменила весь его образ жизни, вернув его в реальную действительность. Теперь он был доволен судьбой, которая диктовала ему уже свои условия поведения. Впервые он почувствовал, что нельзя сопротивляться ей. Тем более она готовила ему встречи с прекрасным полом.

-Какого черта, я думаю о людях, которые вообще не думают обо мне. Лучше наслаждаться сегодняшним днем, чем жить воспоминаниями прошлого. -рассуждал он.- Буду делать все, что хочу. Буду жить полноценной жизнью. Разве можно пойти против течения или ветра?

Даянет уже предвкушал  предстоящее свидание с Леной, вспоминая ее ярко синие глаза, маленькое нежное лицо, пухленькие красные губы.

Он достал из планшета блокнот, куда записал позывные Валерия. Даянет вспомнил, что они договорились встретиться в Южно-Курильском.

 В штабе имелась рация, по которой можно было связаться с военными частями острова.

В субботу вечером после ужина он пошел в штабную палатку, чтобы попросить связистов набрать позывные Валерия.

-Ребята, помогите найти друга. Вот его позывные!- он обратился к сержанту, дежурившему у радиоаппаратуры.

-Товарищ лейтенант, без разрешения комбата не могу. Он запретил.

Ему пришлось зайти в палатку комбата.

-Товарищ капитан, завтра у меня увольнительное. Хочу в провести день Южно-Курильском с другом. Надо выйти в эфир. Без вашего разрешения нельзя.

-Знаю.- сразу же ответил капитан Василенко, а потом уставился на него. Прошло несколько секунд в молчании, пока он заговорил.

-Нельзя! Мы на границе с Японией. Сейчас мы под колпаком спецотдела. И ты хочешь выйти  в эфир?

-Мы договорились с другом встретиться в Южном, да причем тут спецотдел?- возмутился Даянет.

-Ты в службе новый, поэтому не знаешь, что они вытворяют в армии.- хотел оправдываться капитан.

-Товарищ капитан!?- выразил свое недовольство Даянет.

Капитану Василенко показалось, что его отказ молодой лейтенант принимает за трусость.

-Ты понимаешь, прежде чем дать тебе разрешение, я должен получить согласие у начальника спецотдела, у этого придурка- лейтенанта Семечко с характером Павлика Морозова. Теперь ты меня понимаешь? –развел руками Василенко.

-Теперь ясно, товарищ капитан.

-Вообще держись дальше от таких людей, мой тебе совет. Ты хороший человек.

-Постараюсь, товарищ капитан.

-Ты езжай в город один. Из почты позвони другу.- предложил капитан.

-Так и сделаю.- пообещал Даянет и вышел из палатки командира.

Он зашел в свою пирамидовидную палатку. Лег на раскладушку, чтобы отдохнуть.

Вечерело. Из открытой парусиновой двери палатки виднелась луна. На ясном небе стали появляться яркие звезды. Но его не интересовали звезды, он думал о завтрашней встрече в Южном.

***

Приехали они в Южный ранним утром на тягаче с прапорщиком Степанычем.

-Я пошел к своей вдовушке, товарищ лейтенант.- сказал прапорщик и исчез за деревянными домиками.

В десяти шагах от Даянета находилась та же самая лестница, которая вела к склону сопки, где располагались основные магазины и учреждения Южного.

Поднявшись в верхнюю часть поселка,  Даянет вышел на дорогу к почте.

Когда он зашел на почту, за стойкой сидела взрослая женщина, которая, смерив его взглядом, спросила:

-Что вам  надо, молодой человек?

-Если не трудно, наберите этот номер, пожалуйста!- ответил он и передал бумагу с телефонным номером женщине.

-Это же номер нашей Леночки!- промолвила и  удивленными глазами еще раз разглядела его. –Откуда вы ее знаете?

-Моя знакомая.

-Сейчас наберу.

Женщина несколько раз попыталась дозвониться, но не смогла попасть.

-Наверняка, спит.

-Еще нет восьми!- сказал Даянет, взглянув на часы

-Сейчас разбужу!- тихо сказала она и встала с места. Вышла на улицу, перешла дорогу. Стала стучать по окошку одноэтажного дома.

Открылось окно, оттуда выглянула Лена, сонная в ночнушке.

Женщина, показывая руками на почту, о чем-то говорила ей.

Даянет вышел на улицу. Прежде чем перейти улицу, он помахал Лене рукой.

-Чего ждешь, иди!- сказала женщина, даже толкнув в спину.

-Залезай в окно!-  предложила Лена, протянув ему руку.

В миг он оказался в маленькой спальни, где напротив окна стоял кровать, а рядом с нею японский зеркальный торшер с лаковым покрытием и двухдверной шкаф.

-Здравствуй, дорогой!- сказала она и сразу же повисла на его шее.

Не ожидавший таких близких отношений с первого свидания, Даянет даже растерялся и не смог придумать ласковых слов, чтобы успокоить ее. Все-таки поцеловал ее в губы.

Подчиняясь условиям любовной игры Лены, он предпочел молчать.

-Почему так рано? Даже утро не наступило.- спросила она, сев на край кровати. 

-Просто хотел тебя видеть. После нашей встречи в голове остались хорошие воспоминания.- ответил он и сел рядом с нею. 

-У меня тоже.

Он взял двумя руками ее голову уставился в ее глаза:

-Хочу любоваться твоими синими как море глазами.- тихо сказав, приблизил ее к себе и уложил на кровать.

Девушка не сопротивлялась, подчиняясь теперь его любовным ласкам.

-С кем ты живешь здесь?- вдруг спросил он. В голову пришла мысль, что в доме могут быть родители девушки.

-Ни с кем. Раньше жила с мамой, которая, заработав большие деньги в рыбокомбинате, уехала на материк и вышла замуж. Теперь живет в Хабаровске…- грустно ответила она.

-А ты почему не поехала с нею?

-Она зовет, но я не хочу. В прошлом году с отличием окончила школу, но не поехала поступать в институт. Мне здесь хорошо. Кунашир для меня святая земля. Для нормального житья здесь имеется все. Люди здесь в отличие от материка не думают о хлебе насущном. Тут есть все. Только надо любить этот край и ответить на добро добром.

-А почему не пошла учиться?

-Может быть, в августе поеду в Хабаровск, чтобы поступать, даже готовлюсь.

-А кем хочешь стать?

-Хочу быть инженером-технологом по обработке рыбопродуктов, как папа.

-Извини, за назойливый вопрос: а он где?

-Его ветер унес в море.

-Не понял?

-Он вышел из рыбокомбината  и возвращался домой по берегу. Поднялся ураганный ветер и унес его в море. Тут часто дуют ветры со скоростью двести метров в секунду.

-Теперь ясно! – бросил Даянет, но вдруг увидел, что глаза девушки прослезились. Он почувствовал, что она загрустила-  его вопросы разбудили у нее старые воспоминания.

 Подняв ее с кровати, посадил на колено:

-Давай пойдем куда-нибудь. Ведь на острове столько прекрасных мест. Устроим пикник. Ну как?- спросил он, вытерев с глаз слезинки.

-Я согласна! Но что мы будем там делать?

 -Найдем моего друга Валерия. Его девушка «сайра». Их тоже возьмем. Но сначала нам придется их найти.

-Валера, это тот лейтенант из погранзаставы?

-Откуда ты его знаешь?

-Он каждый раз звонит со своей девушкой на материк. Я их очень хорошо знаю. Ты подожди, сейчас я их найду.- стала торопливо одеваться.

-Ты куда?

-На почту.

Вмиг она выскочила на улицу и побежала на почту. Даянет лег на кровать и задумался. Хотел пользоваться вынужденным одиночеством и тишиной, чтобы  анализировать свои действия.

-Правильно ли я поступаю, врываясь раним утром в постель едва знакомой девушки?- задавал он себе вопрос, но не смог найти ответа, идущего от сердца. Ему казалось, что такова  жизнь, которая готовит для него каждый день сюрприз.    

Лена быстро вернулась с почты.

-Нашла их! Они приедут через три часа на почту. -сказала задыхаясь.

-Вот и отлично! –сказал он, и они вышли из спальни в гостиную, которая была чуть больше спальной, но такой уютной, что сама обстановка располагала человека к ней.

Гостиная была так аккуратно убрана и украшена, что Даянету показалась, тут работала искусница. Занавесы на окнах ручной работы радовали глаза.

-Нравятся?- спросила она, увидев, что как он рассматривает кружева на столе и на крышке телевизора.

-Твоя работа?

-Когда нахожу время, шью.

-Ты же золотко.- похвалил ее Даянет    

 Она засмеялась, потом указала рукой на диван, чтобы он сел.

-Ты смотри телевизор, а я поставлю чай, позавтракаем.- предложила Лена.

-Хорошо!

Включив телевизор, она вышла из гостиной.

Пока грелись лампы телевизора, он из окна выглянул на улицу: там никого не было, даже не открылись двери магазина, рядом с почтой.

Двенадцати канальный телевизор стал показывать только японские каналы, ни одного советского.

Когда он поворачивал каналы, зашла Лена.

-Наши каналы не ищи! Не сможешь ловить!

-Почему?

-Наше телевидение слабое. Японские каналы едят наших. Но их каналы очень интересные, поэтому все смотрят только Японию.   

-Давай посмотрим вместе.- предложил Даянет.

-Ты смотри пока один, а я быстро приготовлю завтрак.

Даянет выбрал канал, который транслировал легкую музыку, она была не японская, а азиатская, скорее таджикская.

Вдруг на экране появилась Шовкет Алекперова, народная артистка  Азербайджана. Она исполняла песню «И звезды о тебе говорят», нежные звуки которой ласкали ему душу.

Уже целый год как он расстался с Родиной, чтобы служить в армии. Но ни разу не видел, чтобы по российскому телевидению или радио передавали азербайджанскую музыку. Каково же было его удивление, когда по японскому каналу азербайджанская певица исполняла народную музыку.

Зашла в комнату Лена в руках с огромным подносом. Увидев ее, он подвел указательный палец к губам, чтобы она помолчала.

Девушка удивленно посмотрела на него, стараясь понять его жест. Она неподвижно стояла перед ним с раскрытом ртом, ожидая, что он скажет. А он стоял на коленях перед телевизором, казалось, что он хочет слушать каждый такт музыки.

-На нашем поет!- бросил Даянет, чтобы успокоит девушку.- Я уже целый год не слушаю ее.

-Я тебя понимаю! – согласилась с ним Лена.

-Просто обидно, что советское телевидение часто не передает музыку национальных республик. Мы же союзники?- выразил свое недовольство Даянет.

-Давай выпьем чай, пока он горячий. – предложила она, наливая чай  в чашки.

-Ты успела приготовить блинчики?- спросил он, кладя их в тарелку.

-Ты попробуй!

-Сейчас попробую.

Пока он ел блинчики, она уставилась на него в ожидании его оценки.

-Нет слов!- после третьего блинчика наконец-то заговорил Данет.

Сели на диван. Телевизор продолжал  показывать японские программы.

-Советские программы, что вы не ловите?

-С восьми до двенадцати предают, больше ничего. Ручной настройкой можно посмотреть сорок восемь японских и четыре американские программы.

Обычно смотрю я американские. Поэтому очень хорошо знаю английский. Даже японский язык начала понимать. Все в Южном смотрят эти каналы. Особенно любят ночные каналы.

-А что это такое?

-Про секс! Хочешь, найду?

-Как хочешь?

Вытащив коробку переключателей каналов, она  повернула пальчиком маленький диск и установила  нужную программу. За тем она подсела к нему на диван.

-Сейчас увидишь!- сказала она, хитро посмотрев ему в глаза.

То, что увидел он на экране, возбудило его. Он обнял ее за талию, поцеловав в губы.

-Еще нет восьми, хочешь спать? Давай туда!- ответила она, показав на спальню.

-Тут интереснее!

-Тебе нравится?

-А тебе?

-Мне да. Самое главное, я хочу делать то, что они делают. Не знаю, как ты на это смотришь?

Вместо ответа он встал на ноги, и она поднялась. Сняв с нее платье, он взял ее на руки и понес в спальню.

 С другой комнаты до них доходил звук телевизора, по которой показывали секс-шоу.

                                                       ***

   Ровно в одиннадцать часов Даянет заглянул в окошко и увидел перед почтой Валерия с девушкой.

-Пришли, Лена! Надо их встречать.- предложил он.

Вообще-то они были готовы выйти на улицу. Однако из окна помахали им рукой.

Валерий и девушка, заметили их и перешли улицу..

-Привет, Валерий!- из окна он приветствовал своего друга.     

-Привет Даянет! Познакомься с моей девушкой.

-А ты с моей.

-Лена.

-Таня.

-Что будем делать? Еще нет одиннадцати?- спросил Валерий.

-Давайте к нам. Попьем чаю и обсудим, куда пойти.- предложила Лена.

-Я не против! –промолвила Таня и Валерий согласился.

Гости вошли в дом. Уют квартиры очаровал и Таню, которая с особым восхищением рассматривала рукоделие хозяйки.

-Это твоих дел рук?- спросила она у Лени.

-Моих!- ответила  довольным голосом Лена.

-Научишь?

-Конечно же.

Попив чай с вареньем, Валерий  обратился к хозяйке:

-Лен, куда предложишь поехать, наверняка ты лучше меня знаешь местность.

-Я предлагаю на Горячий пляж к источнику. Искупаемся и отдохнем в лесу. Устроим там пикник.

-Согласны.

-Как поедем туда?- спросил Даянет.

-А я на УАЗ-е приехал. –ответил Валерий.

-Тогда нет проблем!

-Подожди, Даянет. Раз туда едем, мы должны делать покупки и взять собой посуду.- остановил их Лена.

-Мы уже сделали покупки из магазина и взяли посуду. Так, что все готово.

Вскоре машина тронулась с места и направилась к Горячему пляжу, который находился на восточной части острова, оттуда в Тихий океан попадали горячие воды вулкана Менделеева. Чуть выше на склоне вулкана находилась погранчасть, где и служил лейтенант Кравцов.

-Лена, мы с Валерием уже побывали там, прекрасные места.- сказала Таня.- Даянету понравится.

-Давайте дальше от заставы, там, где дикий пляж.- предложила Лена.

-Говорят, там медведи водятся! – предупредил Валерий.

-Там медведей уже не будет, всех поубивали охотники рыбнадзора, чтобы предотвратить их разбойничество на термальных речушках, куда идут на нерест горбуша и кета.- одним духом объяснила Лена.

 Горячий Пляж находился в семи-восьми километрах от Южного.  Туда вела проселочная дорога по берегу океана.

За пятнадцать минут они доехали до указателя, показывающего направление к пограничной части, но Валерий завернул налево, и они спустились к речке, впадающей в океан.

УАЗ с легкостью залез в речку и стал подниматься по ней к лесистому склону вулкана Менделеева. Потом, повернув руль опять налево, Валерий привел их к маленькому озеру прямо у опушки леса.

-Приехали!- сказала Таня, первой вышедшая из машины.

-Тут так прекрасно. В этом месте я  впервые.- не удержала свой восторг Таня, – Обычно мы спускались к океану не доезжая до указателя.

-Это место выбрали мы с отцом. На озере можно купаться.

-Так и поступим!- согласилась с ней Таня.

Девушки с Валерием доставали сумку и посуду из багажника, а Даянет  стоял и смотрел в океан, хорошо видневшийся со склона сопки.

-Помощь нужна?- он спросил, повернувшись к Валерию.

-Пока не надо!

Даянет поднял голову, чтобы посмотреть на вершину вулкана Менделеева, откуда до его носа доносился запах серы.

-Валерий, ты не чувствуешь запах?- спросил он, увидев, как тот закрывает багажник машины, а девушки раскрывают на лужайке белый скатерть

-Чувствую. Это запах речушки, поэтому она называется Кислой.

Яркое солнце безжалостно палило на них всей силой, но они не чувствовали жары, сидя под огромным дубом.

-Чем собираетесь нас кормить? –спросила Лена.

-Приготовлю шашлык из оленины и кабана.- ответил ему Валерий. -Сейчас  мы с Даянетом пойдем в лес за дровами. А вы что хотите, то и делайте.

 -Давайте искупаемся в озере! - предложила Лена и стала раздеваться, как только исчезли парни за деревьями.

Оставив подругу, одна, побежала на озеро и пригнула в воду. Вынырнула в середине.

 Не прошла и минута, как  к ней присоединилась и Таня, успевшая переодеться.

Вода в озере была теплой и мягкой, ласкала кожу. Но долго оставаться в воде было невозможно. Она начинала обжигать кожу.

Поэтому девушки быстро вышли из озера и разлеглись на мягкой зелени, чтобы загореть, и не заметили, когда парни вернулись из леса.

Чуть дальше от них Даянет развел костер, а Валерий нанизывал на бамбуковые шомпола куски мяса, доставая их из кастрюли, Иногда поднимая голову, оглядывался в сторону девушек.

Закончив с шомполами, Валерий предложил Даянету:

-Пока твой костер разгорится и образует угли, у нас есть время, давай мы тоже искупаемся.

И они стали скидывать с себя военную форму.

-Побежали!- крикнул Даянет, увидев, что его друг уже в плавках.

Но прежде чем добежать до озера, Даянет нагнулся над Леной, протянув ей руку, чтобы помочь ей встать. То же самое сделал Виталий. Теперь из озера доносились веселые голоса молодых людей.

                                         ***

 


ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

 

В середине ночи земля так тряслась, что Даянет упал с раскладушки. Не успел даже подняться, как послышался голос сирены, извещавшей о тревоге.

Натянув на себя военную форму, устремился на плац, где по уставу должны были собраться военнослужащие всего батальона.

Капитан Василенко поднялся на трибуну и ждал, пока все роты построятся.

-Смирно! –раздался его командирский голос.- Слушайте приказ: Случилось землетрясение в 7 баллов недалеко от нашего острова в море. Направление землетрясения на наш остров. 

Это означает, что ожидается цунами. Водителям машин и командирам немедленно направиться в Южный, помочь населению с эвакуацией. Они бегут в сторону сопки по нашей дороге. Забирайте детей и стариков. По машинам!

   Водители машин и тягачей побежали в сторону гаража, чтобы убрать маскировку с машин и завести их. Вскоре шум двигателей отдавался эхом среди сопки.

   Машины строились в один ряд, но в этот раз по указанию капитана Василенко «Урал»-ы выехали первыми, а за ним последовали тягачи и БМП .

   На полпути к Южному, они встретили напуганных людей, которые бежали  в сторону ближайшей сопки.

   Капитан Василенко остановил колонну и дал приказ развернуться.

   -Стариков и детей сажаете в машины, затем быстро поднимаетесь на склон сопки!

   -Разве туда ведет дорога?- спросил один из ротных командиров.

   -Проселочная дорога. Займитесь эвакуацией людей, на раздумье времени мало. Выполняйте приказ!- строго закричал на него капитан.

    Не прошло и пяти минут, как машины повернули в сторону сопки, стоящей чуть дальше от дороги.

   Проселочная дорога вела их к вершине сопки. По мере приближения к сопке они заметили фары десяток машин, поднимающихся на склон.

   -Откуда они взялись?- удивленно  спросил Миша у своего командира.

   -Наверняка, из Южного. Лена рассказывала, что у них землетрясение обычное явление. В году бывает несколько сильных землетрясений. Но самые опасные, когда они случаются в море. После такого землетрясения ожидается цунами.

   -А что такое цунами?

   -Когда море выходит из берегов и смывает все на своем пути. В пятидесятые годы в Южном жило более 10 тысяч населения, которое цунами унесло в море.- пояснил Даянет.

   -С какой же скоростью должно оно идти, чтобы разрушить и уносить в море целый городок?

   -Говорят, что в эпицентре оно двигалось со скоростью 600 км в час. А на берег поднимались волны с высотой 8-9 метров. Представляешь, что останется  после этого.

-Вы обратили внимание: никто из жителей не смог захватить с собой свое добро.

   -Да, когда жизнь поставлена на карту, люди о нажитом не думают.

   Рядом с тягачом уже бежали люди. Миша, убавив скорость, остановил тягач, чтобы забрать их на кузов.

    -Теперь понимаю, почему жители острова получают тройную зарплату и каждые шесть месяцев повышают им зарплату на  пятьдесят процентов. Получается, что жители каждодневно рискуют жизнью.- заключил Миша, как только отъехали. 

   Сверху фары машин освещали склоны сопки, чтобы улучшить видимость.

 Сойдя на склоне, многие бежали на вершину. Многие даже не сходили с машин, в надежде, что они поднимутся еще выше. Народ уже стал толпиться на  склоне сопки.

   -Каждый раз так! Как только сильное землетрясение мы поднимаемся на сопку.- жаловалась Даянету женщина преклонного возраста.

   -А что остается вам делать, тетя?- ответил ему Миша, помогая ей сойти.

   -Как что остается? У нас с мужем во Владивостоке огромная изба, приусадебный участок. Что надо человеку в нашем возрасте, все есть. Но мой муж любит деньги.

  Я говорю ему, вон он идет, давай вернемся на материк, а он отвечает, еще немножко заработаем. – сказала, показав на солидного мужчину, который приблизился к ним.

Мужчина поблагодарил Даянета, за то, что они забрали его жену.

-Приходите к нам в гости, мы живем недалеко от пристани. Все знают инженера-механика Андрея Савельева.

-Когда приеду в Южный загляну!- пообещал Даянет.

Савельев с женой сели на землю, прямо рядом с тягачом и наблюдали, как народ поднимается на вершину сопки.

-Как только сильное землетрясение, народ оставляет нажитое и бежит сюда. Не найдете  ни одного разумного человека, который решился бы навсегда остаться на этом острове.- повторил слова жены Савельев

-Почему же?- спросил Миша.

-Разве не видите, что на каждом шагу человека ожидает опасность.- объяснил Савельев.

-Тогда почему не возвращаются на материк?

-Все из-за денег. Здесь можно хорошо зарабатывать, и природные ресурсы позволяют нормально жить.

Многие из этих людей приехали сюда, особенно летом, чтобы заработать на рыбобработке. Получают нормальные деньги. За сезон «сайры» начисляют в сберкнижки около двадцати-тридцати тысяч рублей.

-Интересно?

-Здесь не найдете коренных жителей, только в отдаленных деревнях. Они пришли сюда после цунами 1958 года. Остальные временщики. Все знают, что здесь оставаться опасно.- объяснил Савельев.

  -А я что говорю, давай вернемся, Андрюша.- вмешалась в разговор жена, - Слава богу накопили за пять лет уйму денег.

-Светочка, ты же знаешь, что я не из-за них. Здесь моя работа, меня знают и уважают все.- стал оправдываться Андрей Савельев.

-Эти, тебя уважающие люди, сразу же возвращаются обратно, как только зарабатывают уйму денег. Сюда приезжают ради этого, а не для того, чтобы уважать инженера Савельева.- сердито бросила она, а потом умоляющее добавила: -Андрюша,  милый, давай вернемся. Этот остров не наш, мы незаконно отняли их у японцев, ты же сам говорил. Тут нарушена справедливость, поэтому бог нас покоряет.

-Успокойся, подумаю!- пообещал Савельев жене.

Потом он повернулся к Даянету, который, улыбаясь, слушал их спор.

 -Между прочим, она абсолютно права. - подтвердил Савельев.

Даянет задумался над услышанным. Действительно этот остров как будь-то не рад их приходу, в каждом шагу он видел его сопротивление.

-А ты, молодой человек постарайся найти хорошего спутника жизни,- голос женщины отвлек Даянета от мысли

Начало светать. Теперь окутывал их белая пелена от паров, выходящих из гейзеров на нижней части вершины. 

Среди людей, поднимающихся пешком на склон сопки, Даянет заметил Лену с маленькой сумкой в руках.

-Вот она моя синеглазая красавица!- сказал он женщине и побежал ей навстречу

У всех на виду она бросилась ему на шею.

-Милый, откуда ты взялся?- спросила она, целуя его.

-Мы по тревоге.- ответил он

-Я не одна, Со мной Таня.- сказала она показывая невестку Валерия, которая тихо наблюдала, когда ее подруга отстанет от лейтенанта.

Даянет поздоровался с нею, и они пришли к тягачу.

-У нас такая половица: мулла увидел плов, забыл о Коране!- заговорил Даянет, имея в виду свою девушку.

-А где Валерий?- спросила Таня.

-Я приехал в составе своего батальона. Наверное, они в другой части острова.

Земля опять несколько раз содрогнулась, напугав людей, находившихся на вершине.

Потом они почувствовали колебание земли. В некоторых местах образовались неглубокие расщелины, из которых вырвался пар, который, поднимаясь  ввысь, превращался в капельки горячей воды.

-Не дай бог, проснется вулкан! Куда убежим?- бросил Андрей Савельев.- Мы останемся теперь между огнем и водой.

-Надо отсюда бежать!- добавила ее жена. - Посмотри, что творится?

Вскоре землю прекратило трясти, но из новых расщелин продолжал вырываться пар.

-Слава богу, земля успокоилась. Интересно, что в Южном творится, дядь Андрей? – спросила у Савельева Таня

-Узнаем об этом через час. Пока дождемся, когда цунами дойдет до наших берегов.

-Как, по-вашему, он сможет смыть наши берега?

-Еще как? Не существует сила, противостоящая цунами. Человек бессилен перед ним.

Разговоры о «цунами» Даянет впервые услышал в Хабаровске, когда они ездили с Мишей в багажнике комдива в самоволку. Теперь он, внимательно слушая рассказ Савельева, хотел наглядно представить себе масштабы этого природного явления.   

С горизонта по лазурной поверхности воды побежали золотистые лучи солнца, прогоняя остатки темноты.

 С вершины сопки открывалась красивая панорама океана, которая восхитила Даянета.

-Посмотрите, как красиво?! И море спокойно, - не удержался Даянет.

-Это отсюда тебе кажется, красиво и спокойно. Вернемся в Южный, и сами увидите, что там творится

  Даянета вызвал по рации капитан Василенко:

-Ашрафыч, трогаемся обратно! Цунами успокоилось. Можешь забрать обратно стариков и детей.

С появлением солнца люди начали спускаться по тропинкам обратно. Уже все знали, что в море спокойно. Цунами прекратилось 

-Поднимайтесь в машину!- Даянет пригласил Лену и Таню, стоявших у тягача.

В тягач поднялись те, которые приехали в нем. Тронулись   с место, как только освободился путь от людей, спустившихся по склону.

Приехали в Южный за полчаса, но это был не тот поселок, где он побывал неделю тому назад. От деревянных домов на береговой части поселка ничего не осталось. Землетрясение разрушило их, а цунами смыло, даже в бухте перевернуло несколько рыбацких шхун. А до верхней части поселка оно не дошло.

Береговая часть Южного представляла собой свалку домашней утвари и древесины.

 -От нашего дома ничего не осталось!- воскликнула жена Савельева, все нажитое за эти годы пропало.

Бедная женщина заплакала.

-Успокойся, женушка, зато сберкнижки целы. –успокоил Савельев ее,  вытерев слезы платочком. Потом он погладил ее волосы.      

-Где мы будем жить?- подняв голову, спросила бедная женщина.

-Ты права, нам тут уже нечего делать. Первым же кораблем возвращаемся во Владивосток.- успокоил жену Андрей Савельев.

-Я впервые вижу людей, у которых разрушен дом, но они такие счастливые! –воскликнул Даянет.

-Еще какие счастливые! – одновременно ответили муж и жена.

А с домом Лени ничего не случилось, до ее улицы не дошли волны цунами.

***

 


НОВОЕ МЕСТО ДИСЛОКАЦИИ

 

   Вскоре взвод разведки, в составе 14 солдат с его командиром и военной техникой, направили в новое место, находившееся  дальше от Головнина, на лесистом берегу у подножия сопки, откуда прекрасно виднелся пролив Измены и остров Хоккайдо.

   Приехав на новое место расположения, конкретно указанное на карте,  которую передал в личные руки лейтенанта Джафарова сам капитан Василенко.

   Капитан строго-настрого приказал сразу же замаскироваться в лесу и не появляться на берегу пролива в дневное время.

   БМП и тягач заехали в лес, раздавив молодые заросли бамбука и оставив за собой глубокий след на почве.

-Мы должны разведать лес и разбить здесь лагерь! Надеюсь, что достаточно углубились в заросли, чтобы не находиться в поле зрения  японцев. Никому не разрешается выходить из леса.- приказал лейтенант Джафаров.

Потом сел на ствол упавшего дерева и стал наблюдать, как старшина Михаил Савельев распределяет солдат для очистки участка от бамбуковых зарослей и для вырубки деревьев.

Лейтенант знал, что они еще долго останутся здесь, и будут выполнять приказы командования, поэтому поручил Мише лично заняться благоустройством  маленького военного лагеря.      

В этом Даянет полностью доверял Мише, который до службы в армии был прорабом и хорошим организатором.

-Командир, вернулись двое солдат, которых я направил к сопке. Говорят, что там ключом бьет горячий источник,  от которого бежит маленький ручеек. Он проходит в десяти шагах от нашего лагеря. Солдаты пошли по руслу ручейки верх и дошли до сопки.- объяснился Миша.

-Тогда проблема питьевой водой решена. Давай пойдем посмотрим!- предложил лейтенант.

Чуть дальше от будущего лагеря, бежал еле заметный маленький  ручеек, скрытый среди бамбуковых зарослей и высоких деревьев.  

-Не ожидал, что так быстро найдем источник для питья, которого даже нет на карте. – показывал он Мише карту в планшете.

 Воду должны были таскать на водовозе, который прицепили к «тягачу» в последний момент и отбуксировали сюда.

Среди деревьев солдаты установили четыре большие палатки: в двух разместились солдаты, в четвертой палатке - командирской- лейтенант Джафаров, куда принесли и электронную аппаратуру и рацию.

В первую очередь старшина организовал полевую кухню, которая сразу же начала действовать.

Но палатки были временное пристанище для солдат. Надо было думать о благоустройстве лагеря.

 В бумагах, полученных из штаба, говорилось о многомесячном пребывании в палатках и установлении наблюдательного пункта на берегу пролива и осуществление каждодневного наблюдения  над береговой частью Хоккайдо.

Даянет понимал, что в этих палатках трудно будет жить солдатам в дни, когда северный ветер принесет сюда проливные дожди или же ураган, о которых рассказывал ему Валера.    

   Не прошло и двух дней, как на их лагерь обрушался проливной дождь, продолжавшийся несколько дней.

Однако этим их беды не закончились. Вдруг с Тихого океана начал дуть сильный ветер, превратившийся в ураган. Он срывающий с корнями деревья палатки, оставив солдат без крыши над головой.

Если до этого дня Даянет думал, что Тихий океан оправдывает свое название, то теперь часто вспоминал инструктаж по выживанию на острове о том, что порывистый, штормовой ветер представляет большую опасность для человека, живущего здесь. «И следует беречься от него. Ветер, который дует в сторону океана, может уносить человека туда. Поэтому следует ухватиться за что-нибудь и ждать, пока не закончится природный катаклизм»- говорился в инструктаже.

Но ветер дул в сторону сопки, где разместился взвод разведки. Солдаты бежали в лес, вернее, ветер заставлял их бежать без оглядки только в этом направлении, потому что невозможно было повернуться в другую сторону или обратно.

Прибежав в лес, они все как один залегли за огромными березами, которые, как твердая крепость, противостояла натиску ветра и спасала остальные деревья, растущие за ними.

-Вот тебе на! Такого ветра я не видел даже в Баку!- заговорил Даянет, увидев, что рядом с ним, помяв бамбуковые заросли, лежит Миша.

-Командир, помните, вы говорили, что Баку означает страна ветров?

-Говорил.

-Как вам нравится этот?

-Получается наш инструктор прав. Надо еще раз прочитать его инструкции! –предложил Даянет.

-Что скажем, край земли!? –пошутил Миша.

-И это стерпим. Мы уже увидели амурские морозы и привыкли. Говорили, что там самый суровый край, привыкли, будем привыкать и этим условиям.

За неделю уже второй раз ветер уносил их палатки. Они использовали и запасные, чтобы укрыться от моросящих дождей, не прекращающихся уже несколько дней.

После последнего урагана из четырех палаток осталась только одна, где с трудом укрывались 14 солдат, а она была рассчитана на  шесть солдат.

Нужны были новые палатки. Командованию само догадалось и вызвало его по рации.

-Знаем, что случилось с вами! Идите получайте новые палатки у пограничников и приведите в порядок свое расположение.- приказал генерал Морозов.

Теперь надо было завести БТР и поехать за палатками.

 Но Даянет понял, что могут возникнуть проблемы с «тягачом», которого не заводили уже целую неделю, поэтому отправил всех солдат к Мише, чтобы помогли ему.

Однако помощь не понадобилась: Миша учел, что  машина долго простоит под маскировочным тентом, поэтому остановил ее на уклоне, в случае, если сядет аккумулятор, чтобы машина сама могла двинуться с места  на несколько метров, которые хватят, чтобы завести ее. 

Солдаты, прибегавшие «в гараж», чтобы толкать «тягач», услышали шум его двигателей.

-Неужели сам завелся? – удивились товарищи.

-А что вы думаете. Старый солдат знает, как надо служить, чтобы получить не только благодарности от командования. -засмеялся  Миша, выйдя из кабины: – Вы двое поднимайтесь в машину, а остальные в лагерь. Скажите командиру, с машиной все в порядке. Согреваю двигатель.

Но не успели солдаты дойти до лагеря, как за ветками деревьев показался лейтенант Джафаров.

-Вижу, техника работает в штатном режиме!- обратился Даянет водителю.

-Так точно, товарищ командир. Можно ехать.

Лейтенант поднялся в свою кабину, и «тягач» тронулся с  места, нарушив тишину своим ревом.

После урагана не верилось, что еще вчера здесь властвовала весна: деревья были покрыты ярко-зелеными листьями, а на полях, покрытых зеленью, показывали головы цветы необычной формы и красоты. Они напоминали миниатюрные рисунки из книги «Японских сказок», подаренных ему дедушкой в детстве.

Как будто ураганный ветер сорвал эти нежные природные творения и унес их дальше от этих мест, спрятав от чужих глаз.

Тягач вышел из леса и двинулся по проселочной дороге. Издалека теперь виднелся совсем другая панорама леса.

Даянет не поверил своим глазам. От его вчерашнего ярко-зеленого одеяния ничего не осталось. Теперь он напоминал суровый амурский зимний пейзаж с сплошными серыми красками.

            -От весны ни слуху, ни духу!- воскликнул Миша, уловивший удивленный взгляд командира.

-Как будто мы попали на этот остров зимою.

-Здесь времена года диктует ветер. Если с севера –зима, с юга –лето.

Гусеницы «тягача», проходя по полю, оставляли глубокие следы на почве.

Вскоре показался океан, вернее пролив, окутанный прозрачным дымком, который приносил на остров теплый южный бриз, меняя зимнюю погоду на летнюю.

-Не езжай  по берегу океана! Пограничники уже выровняли песок.- приказал лейтенант.

-Почему они это делают, товарищ лейтенант?- спросил Миша.

-На них остаются следы нарушителей. Таким образом определяют, где была нарушена граница.

-Умно!- сказал Миша и поехал по указанному курсу командира.    

Он завернул «тягач» в сторону лесистого холма, на котором находилась погранзастава.

На КПП встретил их дежурный по части, старый знакомый Даянета лейтенант Валерий Кравцов, высокий блондин, вечно улыбающимся лицом.

   -Добро пожаловать «на край земли»!- приветствовал он Даянета, вышедшего из кабины.

   -Привет, Валера! Мы опять за помощью.

   -Знаем. Командир уже предупредил.

   Погранзастава представляла хорошо отлаженную военную систему, которая подчинялась ритму охраны границы, отработанному до последних мелочей. Иногда Даянету казалось, что застава, как христианский монастырь, закрытое пространство, где главенствуют внутренние законы.

   Лейтенант Валерий Кравцов пригласил их в столовую, которая  находилась рядом с казармой и клубом.

   -Командир в столовой. Он приказал, чтобы я привел вас туда.  

   В столовой их встретил майором, на лице которого сияла улыбка. Он был невысокого роста, с сединой на голове. 

-Знаем, как вам тяжело жить в палатках!- обратился к Даянету командир заставы майор Зимовец, –Вы не представляете, как мы рады вашему появлению на острове. Вы облегчаете нашу службу. 

   Майор неслучайно говорил об этом. До их появления японцы, нарушившие границу, вольготно чувствовали себя на острове. Пограничники каждый день искали нарушителей и с трудом ловили их в густых лесах Кунашира.      

   -Зато наша служба в палатках представляет борьбу с ветром, который каждые два дня оставляет нас без крыши над головой .- пошутил лейтенант Джафаров.

   -Да ветер на острове создает большие проблемы. Недавно ветер перевернул деревянный мост на речке, недалеко от Горячего пляжа. Здесь условия для проживания диктует ветер. Вы пока еще не привыкли.

- Вы правы. Нам кажется, что мы пришли сюда, чтобы снимать с кронов деревьев остатки порванной палатки.

-А вы делайте землянки. У вас прекрасная техника, которой можете воспользоваться в этом деле.- предложил майор.

-Эту идею мы подали в штаб сразу же после первого урагана, но нам запретили, не понимаю почему? Вот опять получил приказ одолжить у вас палатки. –выразил недоумение Даянет.

-Я вас понимаю!

После вкусного обеда они вышли из столовой.

Во дворе стояла ясная погода. Яркое солнце по-весеннему согревало все вокруг. Пограничники помогали солдатам погрузить на «тягач» новые палатки. 

-А вы проявите солдатскую смекалку. Как говорят наши солдаты- слушай приказ, скажи «есть!», делай свое!- предложил ему лейтенант Кравцов.

-В твоих словах есть резон.-  согласился с ним Даянет

-Ты делай так, как душа просит!

-Договорились!

Через полчаса они вернулись в лагерь, но еще по дороге в голове лейтенанта Джафарова созрел план строительства землянки, где он собрался расположить свой взвод.

Он примерно представлял себе, где будет строить эту землянку, но хотел еще раз воочию убедиться, что выбрал действительно нужное место. По возвращению он рассказал солдатам о своем плане.

-Вырыть землю не проблема, придется вырубить несколько деревьев.- предложил старшина

-Товарищ лейтенант, зачем вырубать деревья?- спросил один из солдат.

-А из чего ты собираешься делать крышу, Коля?

-Товарищ лейтенант, пока вас не было, мы спустились вниз по полю. Там остались остатки взлетной полосы военного аэродрома. Такие трехметровые железные листы шириной в полметра, которые соединяются между собою крючками. Бесхозное хозяйство. Мы можем их разобрать и принести сюда. Этим и укроем крышу.

-А ну, Миша, заведи! Остальные в машину!- приказал сразу же Даянет, обрадованный удачным решением проблемы .

Приехали в указанное место. Действительно на поле, покрытом зеленью, с трудом виднелись железная полоса,  военного аэродрома. 

Находка удивила лейтенанта, он  даже свистнул:

-Быстро разберите и грузите в «тягач»!- приказал он.

Солдаты достали из багажника инструменты и приступили к разборке железной полосы, длиною около пятидесяти метров.

 -Так быстро они разбираются! –выразил свое удивление Миша, -Самое главное они такие легкие. Даже не заржавели. Столько лет прошло.  

-Потому что они не железные, а стальные.- ответил лейтенант и задумался, опираясь на корпус «тягача».

Двое солдат отцепляли стальные листы друг от друга и передавали их товарищам, а те таскали их в «тягач».

Вскоре в тягаче не осталось место для загрузки. Они вернулись в лагерь.

-Миша, можешь ли, БМП зарыться в землю?- спросил лейтенант, после того как солдаты, выгрузили листы.- Помнишь, как показывали для маскировки?

-Нет проблем, товарищ лейтенант.

-Тогда приступай здесь!- сказал Даянет, показав конкретное место.

Миша поднялся в кабину, завел двигатель.

-Отойдите, товарищ лейтенант!- крикнул из кабины Миша.

БМП начала крутиться на одном месте, зарываясь в землю.

-Не забудь про выход из ямы!- крикнул ему Даянет, увидев, как БМП быстро зарывается в землю.

-Хватит?- спросил Миша, когда увидел, что тягач находится в глубине двух метров.

-Теперь выходи и заходи в одном направлении!- приказал лейтенант.

БПМ с грохотом вышел из ямы, а потом опят вернулся обратно.

 -Миша, сейчас зайдешь в яму, опять зароешься столько же!- дал указание Даянет.

Через несколько минут образовался круглая яма шириной в восемь и  высотой в три метра  с уклонным выходом.

-Вырубите несколько деревьев для подпорки крыши снизу.

 Солдаты выполнили его приказ, установив подпорки,а потом  закрыли яму стальными листами. Теперь можно было подниматься на крышу землянки.

-Накройте стальные листы остатками сорванных листьев и засыпьте землей. Не забудьте про трубу для «буржуйки» в конце землянки.- дал указание  Даянет. В этот момент его вызвали на связь по рации.

Капитан Василенко хотел узнать о положении дел в лагере. 

-Все в норме, товарищ капитан. Выполнили ваш приказ. Установили новые палатки!- докладывал он комбату.

-Я, наверное, приеду к вам через день.

Солнце клонило к вечеру, когда  ребята пошли обедать, не закончив работу. Вокруг установилась тихая весенняя погода, оживившая всю природу. В лесу послышались голоса певчих птиц, раздающихся со всех сторон. И все возвращалось на круги своя, как будто не было вчерашнего урагана. Перед молодым лейтенантом раскрывались все прелести райского уголка, все это напоминало ему родной край.

Сидя на камне рядом с источником, он впервые вспомнил свое детство, проведенное в родном Баскале, в маленьком городишке мастеров среди гор, окруженном прекрасными садами и нетронутыми вековыми лесами   

Раньше ему казалось, что лучше Баскала нет на земле уголка. А теперь увиденный рай поразил его.

Тогда его дедушка Фазил, показывая ему сады Баскала, говорил, что они живут в раю. И они должны всегда беречь этот рай, который недобропорядочные правители могут превратить в ад.

Вспомнив слова дедушки, он осознал, что оказался в другом райском уголке. Но это чужая земля, находившаяся в более двенадцати тысячи километрах от Азербайджана, неприветливо встречала их, оказывая сопротивление на каждом шагу. Казалась она не рада к их приезду.

 -«Разве земля может сопротивляться?» -удивлялся он,

И сам же давал ответ на свой вопрос: -«Ведь в конечном итоге они пришли сюда не с благородным намерением, а со страшным оружием уничтожения природы и людей. Не с этим ли было связано сопротивление природы?»   

Тишина  вокруг опять была нарушена шумом саперных лопат солдат, покрывающих крышу землянки землей и почвой.

Лес примыкал к холму, откуда извергался пар, спрятавший белым дымком его вершину.

-Интересно, что там происходит? – спросил про себя Даянет. Ему вдруг захотелось самому пройтись и посмотреть, что это за чудо окружает их.

Даянет уже побывал у подножия холма, откуда сбегала речушка к лагерю, поэтому решил еще раз пройтись уже по пройденному пути.

И поднимая ветки деревьев, препятствующих проходу, он двигался вперед, слыша журчание речушки.

 Подняв огромную ветку, наполовину упавшую на землю, он наконец-то дошел до воды. Но не поверил своим глазам: как будто речушка была окрашена в красный цвет, переливалась в тусклом свете, подающим с клона деревьев.

Вдруг он увидел, как красный цвет в речушке ожил, двигаясь против течения.

-О боже, что это такое? –вскрикнул лейтенант, подбежав к берегу. Но не успел оглянуться, как к его ногам стали бросаться красные рыбы длиной более метра, окраска которых привела его в замешательство.

-Почему они бросаются из воды? –  спросил про яебя, взяв одну из рыб, чтобы выпустить в  воду.

Ничего у него не получилась. Рыба, придя в себя, опять повторила свой прыжок из воды на берег.

-Командир, не затрудняйся! Это красная рыба-кета, которая возвращается на острова, в эти речушки, чтобы найти свою пару и спариться. Потом метнув икру, она бросается на берег.- послышался сзади голос лейтенанта Кравцова.

-Не понял?

-Эту великую тайну красной рыбы и горбуши не могут до сих пор раскрыть биологи всего мира. Просто чудо. Рыба мечёт икру и погибает, а её потомки вылупляются, уходят в океан, через пять лет, возвращаются в то место, где вылупились и погибают.

-А что делать с этими рыбой?- спросил Даянет, показав ему остальные рыбы.

-Позови солдат, чтобы их взяли в лагерь. Там покажу.- улыбнулся Валерий.- Да, забыл сказать! Эти рыбы бросаются на берег, когда нарушают их покой.

-Понял! Но как ты здесь оказался?- спросил Даянет.

-Закончил дежурство, решил заглянуть к тебе. Солдаты указали, куда ты пошел. Они вернулись в лагерь, где пока еще кипела работа.

Даянет позвал к себе трех солдат и объяснил,  где оставили рыбу. Солдаты побежали в лес.

Внимание лейтенанта Кравцова привлекла землянка, куда солдаты таскали стальные листья.

-Откуда вы достали эти железяки?- спросил Валерий удивленно.

-Там, внизу, оказывается, остается еще остатки взлетной полосы японцев.

Они спустились в землянку, получился большой зал тридцать квадратных метров.

Солдаты  уже смогли обшить стены и пол землянки стальными листами, теперь же из досок устанавливали нары, на которых обычно спали в походных условиях.

-И это все вы сделали в течение нескольких часов?- не поверил лейтенант Кравцов.

-А что тут сложного?

-Вот даете! Остается сюда провести электричество.

-Проблем нет, у нас имеется хороший движок.

-Его установите дальше от лагеря. Слишком шумит. -предложил Кравцов.

Они вышли наружу в тот момент, когда солдаты принесли рыбы.

-Я сейчас вам покажу, как надо их обработать. Принесите сюда соль и термос. –попросил лейтенант Кравцов

В мгновение ока солдаты принесли то, что попросил лейтенант Кравцов. Он наполнил термос наполовину с водой. Потом он  смешал в нем соль с водой.

  Он взял одну из рыб и надавил пальцами на ее живот, оттуда сразу же начала вытекать в термос красная икра, похожая на смородину. Из шести рыб четыре оказались самкой, от которых лейтенант смог получить икру. 

-Через десять минут уже можно будет ее есть, просто процедите икру через марлю.

-А что делать с рыбой?- спросил Даянет.

-Как что? Шашлык. Разводите огонь! Будете пировать каждый день, пока не закончится лето. На остров, на нерест возвращается красная рыба.

Солдаты разбежались за дровами, а Кравцов выдернул бамбуковый стебель, достал из кармана нож и стал чистить.

-Вот вам и шомпол! – сказал он,  передав его солдату, находившемуся рядом.

Потом с Даянетом отошли в сторону.

-Я забыл тебе сказать о причине моего прихода. Наш майор направил меня сюда, чтобы тебя предупредить – чтобы не пить воды из ручейка, куда доплывает рыба. А то отравитесь- мертвая икринка страшнее яда.

-Теперь мне понятно, почему на нашей карте не указана эта речушка. И четко указано, откуда должны набрать воду

-Чуть дальше от вашего лагеря ключом бьет источник. Оттуда и берите воду.

-Валера, я знаю, где этот источник. В голову пришла мысль - привести оттуда в лагерь воду.

-Тебе придется найти  трубы.

-Откуда?

-Я знаю. Поедем в Дубовое. У моего знакомого имеется. Тебя познакомлю с интересным человеком.  А пока прикажи солдатам не набирать воду из речушки.  

Издалека виднелось, как солдаты уже развели костер и положили первые шомпола с рыбой на огонь.

-Давай попробуем, ваш шашлык! -предложил Валерий.

Лейтенанты вернулись к солдатам. Один из них взял шомпол с огня и предложил лейтенантам.

-Молодец Саша, ты настоящий шашлычник!- похвалил своего солдата Даянет, попробовав кусочек рыбы. –Присоединяйтесь!- он обратился к остальным.

Солдаты ели с особым аппетитом. После высадки несколько недель они питались только сухим пайком, в редкий случаях успевали пить чай. Только после передислокации они смогли организовать свою кухню. Теперь им предстояло получить продукты и питаться нормальной пищей.

-Взвод разведки в отличие от других подразделений всегда находился в движении по острову, выполняя поручения командования. А теперь у них будет постоянная дислокация, которая позволит по-человечески служить в этом райском уголке.

Надо нам установить движок и походную кухню, правда, на баню придется ехать в поселок!- Даянет поделился  своем планом с лейтенантом Кравцовым.

-Почему не делаете  свою баню?

-Откуда возьмем «обогреватель»?- ответил он на вопрос вопросом, как бакинский еврей.

-В пятидесяти метрах от твоего лагеря, у подножия горы находится горячий источник.  Сделайте так, как в погранзаставе.  - предложил лейтенант Кравцов, начерчивая на песке план бани, которая состояла из ямы, куда течет вода из горячего источника и раздевалки из досок.

-Как я сделаю такую яму?

-Как ты сделал землянку? Используй БМП.

-Подожди. Как решить проблему дна и стен ямы, там же образуется лужа.

-А ты используй стальные доски для поддона и стен.

-Попробую завтра же!

-Найди пятьдесят метров трубы и приведи воду из источника в лагерь. Таким образом, разрешишь проблему с питьевой и горячей водой.

-Откуда можно найти трубы!

-Поезжай в поселок. Постав бутылку, получи, сколько хочешь. Такого хлама полно в поселке.

-Валера, завтра же приглашу тебя в свою баню, но с трубопроводом будет проблема.- засмеялся Даянет.

-Это почему?

-Откуда достану бутылку? На острове военным не продают спиртные напитки, даже пиво.

-Ты прав, завтра приеду за тобой, а там посмотрим. –рассмеялся Валерий, и они расстались.

Лейтенант Джафаров вернулся к солдатам. Они уже закончили все работы в землянке и ждали новых указаний командира.

Он спустился с ними в землянку, где уже горел свет..

-Успели провести электричество. Это хорошо. Разделите землянку на несколько секций: спальная, оружейная, красный уголок и командирская.

-Завтра приступим к строительству второй землянки, рядом с этим.- предложил старшина.

-Миша, заведи БМП и вырой яму для второй землянки прямо сейчас. Тем более, что есть свет. Не оставляй на завтра то, что можно делать сегодня.

Завтра тебе придется вырыть еще одну яму у горячего источника.

-Для чего командир? – спросил старшина.

-Для бассейна. Чертежи сделаем вместе.

Старшина вышел из землянки и побежал к БМП, чтобы завести..

-Как обстоят дела с полевой кухней? – он обратился к сержанту Саше Андрееву.

-Товарищ командир, может, и для кухни сделаем землянку. Таким образом, у нас будет своя столовая.

-Тогда вам придется перетаскать сюда все остатки японской взлетной полосы. Мне кажется, что стальных листов не хватит. Завтра с подъемом пойдете на поле, чтобы разбирать остатки полосы.

Связисты притащили радиоаппаратуру и установили на командирском столе, стоящем в конце землянки, рядом с нарой, отделенными от остальных парусиновой занавесью.

-А антенна?- спросил Даянет.

-Проведем сверху. Сейчас подсоединим провода.- докладывал связист.

Пока солдаты работали, не покладая рук, Даянет читал инструктажи по организации наблюдательного пункта на берегу пролива.

У него в руках был план, полученный из штаба, где четко указывалось место дислокации наблюдательного пункта. 

Они должны были сразу же приступить к строительству этого пункта, с которым было связано их боевое дежурство на острове. Но этому помешал ураганный ветер. 

Утром в строю старшина докладывал о выполнении приказа по строительству второй землянки.

-Мы забыли о самом главном - строительстве закрытого блиндажа для наблюдательного пункта.

-Завтра же сделаем, командир! Пустяковое дело. Земля здесь рыхлая. – ответил старшина.

-Миша, подожди. Надо оборудовать по плану, присланному из штаба. Принеси его из землянки, он лежит у меня на столе.

Миша пошел за планом, а лейтенант обратился к солдатам.

-Я доволен вашей работой. Вы все проявили себя с положительной стороны. Хочу, чтобы вы стали единой командой. От этого зависит качество вашей службы.

-Служим Советскому Союзу! –раздался крик солдат.

-Нам необходимо построить наблюдательный пункт, провести туда электричество,  установить оборудование.

Вы будете нести постоянное боевое дежурство по наблюдению за территорией условного противника.

-Задача ясна?- спросил Даянет.

-Есть, товарищ лейтенант!

-Приступайте к выполнению приказа.

                       

                                 ***

 

 

 


НА ПОСТУ

 

Порывистый южный ветер дул с утра на Кунашир со стороны Хоккайдо, который то исчезал, то появлялся за густыми облаками. Ветер  предвещал о предстоящей дождевой погоде.

Наблюдательному человеку, живущему на острове, очень легко определить, что последует после буйного ветра, который дует то с севера, то с юга.

Не ожидалось установление жаркой летней погоды на острове, что показывала телеметрия и приборы, четко определяющие атмосферное давление, температуру, плотность воздуха и т.п. Самое главное видимость другого берега, следить за которым возлагали на разведывательный взвод лейтенанта Джафарова.     

Вскоре ребята нашли нужное место для наблюдательного пункта, который находился на берегу моря и примыкал к лесу, откуда хорошо виднелось движение военной техники и военнослужащих, гуляющих на противоположном берегу пролива Измены. Используя аппаратуру аудиовизуального и оптического наблюдения, лазерные дальномеры и звукозаписывающие установки, а так же приборы ночного видения солдаты должны были записывать разговоры военнослужащих на магнитную ленту.

Наблюдательный пункт, прекрасно замаскированный среди глыб камней, не попадал в глаза. Никому  в голову с противоположного берега, наверняка, не могла бы прийти мысль, что за ними не только наблюдают, но и записывают их разговоры.  

Дежурные разведвзвода по наблюдательному пункту видели восточные берега Хоккайдо как на ладони, записывали голоса военных, находившихся на противоположном берегу с такой точностью, как будто они держали микрофон прямо у их носа.

Действительно это было так, если учитывать, что лазерный оптический дальномер с точностью в несколькие миллиметров определял расстояние до выбранного объекта, а лазерный микрофон записывал их речи.

А лейтенант Джафаров и сержант Александр Козлов прослушивали их, дабы доложить штабу о разговорах  американских офицеров, появившихся на берегу Хоккайдо.

Даянету необходим был еще один переводчик- преводчик японского языка. Без него невозможно было вести полноценное  наблюдение.

Многие военнослужащие в американской форме общались с японскими офицерами на их языке. Казалось, что американцы прекрасно знают японский язык. Потом он понял, что эти офицеры, возможно, были военными советниками, которые обязательно должны были знать язык страны, куда их направлял Пентагон. Он доложил командованию, что на берегу часто можно видеть только японцев с американскими военными, которые общаются на японском.

Обещали, что вскоре направят переводчика японского языка в его взвод, пока же пускай записывают их голоса и направляют звукоматериалы в штаб.

   Даянет сидел в землянке, когда к обеду вернулись дежурные из наблюдательного пункта, и доложили, что после установления нормальной видимости в телескопе, они успели уловить разговор двух американских офицеров, появившихся на берегу Хоккайдо.

-А где кассеты с записью?

-У нас, командир.- сказал ответственный за дежурство и передал кассету Даянету

 Даянет протянул кассету радисту.

-Почисть от лишних шумов, чтобы слышимость была нормальной.

-Слушаюсь!- ответил радист и занялся своим делом.

-Идите обедать!- приказал  лейтенант.

-Командир, готово! – доложил ему радист, передавая ему наушники,- Можете слушать.

После продолжительного шипения послышался голос, который спрашивал: Полковник Джонотан, как по-вашему, смогут ли послезавтра японские шхуны и корабли с пассажирами на борту войти в  Кунаширские бухты, как в прошлом году.

-Думаю, что «да!». У Cоветов не имеется нужной военной силы и техники в этом районе, кроме мощной авиации. Соглашение между нашими странами не позволяют русским держать на Курилах общевойсковые части.

-А говорят, что две недели тому назад русские уже высадили туда большой военный десант, помните, какую шумиху подняли японские газеты, а наш Госдеп направил ноту в МИД СССР.

-Наша разведка не видела там ни одного краснопогонника.  На островах только погранвойска.

-Тогда какого черта направляете туда  японцев?

-Полковник Уайт, во-первых, вопрос о возвращении Южных Курил на современном этапе приобретает как военно-стратегическое, так и политическое значение. Мы хотим таким образом психологически воздействовать на сознание людей, живущих на островах, что эта  земля не советская, оккупированная после Второй мировой. Настоящими хозяевами же являются японцы.

-В чем же наш выигрыш, полковник?

-Мичель, нам надо, чтобы на первом этапе, жители, струсив, покинули эти острова. В случае возникновения конфликта мы, вернее японцы, легко займем острова. Нам надо, чтобы эти  острова вернулись японцам. Тогда мы будем полностью контролировать пролив Измены. 

-Понял, полковник! Таким образом закрываются зимние ворота СССР.

-Вот теперь вы правильно рассуждаете. Посмотрим, как закончится высадка японцев на остров после завтра. Ну как, понравился мой план?

-Полковник Джонотан, вы гений.

Прослушав пленку, лейтенант Джафаров понял, что в его руки попали важные материалы, имеющие государственное значение.

-Немедленно установи связь со штабом! – приказал лейтенант.

Не прошло и полминуты, как радист передал ему трубку:

-Сам генерал у телефона?

Положив наушник на ухо,  Даянет услышал знакомый голос:

-Что у тебя там, бакинец?

-Товарищ генерал, мы проанализировали разговоры американских офицеров, после завтра ожидается высадка японцев на наш остров. Кассета у меня.

- Ты переведи материал на русский язык. Посылаю за кассетой своего летчика. Он прилетит и заберет. Спасибо. Так держать!

 

***

 


ЯПОНЦЫ ИДУТ

 

   Ранним туманным утром, наблюдая,  как солдаты его батальона по тревоге быстро строятся на плацу, капитан Василенко радовался душе, что первое испытание прошло успешно и показало положительные стороны его отряда.

   За месячный срок ПУЛБ успел совершенствовать свои навыки ведения боя, привыкать к новой технике, полученной им еще в Князь Волхонке. Новые легкие автоматы и пулеметы, БМП и БТР –ы, самое главное, новые 133 миллиметровые пушки,- грозное оружие,  один вид которого устрашил бы любого врага.

   Профессиональный офицер Василенко еще с Суворовского училища знал, что вся научная мысль Советского Союза направлена на создание новых видов оружия.

   В технологическом отношении все развитые страны отставали от СССР в военной промышленности, которая  фактически подчинила себе все экономические ресурсы и рычаги страны.

   Капитан не мог себе представить, как можно применить эти страшные оружия в бою, если придется из него стрелять. Но он  был воином своей страны, если отдадут приказ, конечно же, он будет стрелять, потому что так его воспитали в стенах Суворовского училища.

   -Смирно! –приказал он командным голосом, видя, что все солдаты собрались и ждут его приказа.

   Один за другим к нему подходили ротные, чтобы докладывать о боевой готовности своих взводов и техники.

   -Мы должны сделать марш бросок к южному берегу острова и занимать боевые позиции. По машинам!- опять послышался солдатам громкий голос капитана.

   Солдаты побежали по машинам. В один миг раздался грохот моторов среди сопок.

   Капитан Василенко побежал к командирскому БТР, который был ведущим в колонне  военной техники, сел в свою кабину, подключил электрические провода, идущие от  шлемофона, в шит приборов, чтобы установить связь со всеми машинами, следующими за ним.

   -Поехали!- он крикнул в шлемофон, как только услышал шипение в наушниках.

   Колона прибыла на южный берег Кунашира, где их поджидала вторая колонна, выехавшая из северной части острова к ним на встречу.

   Капитан Василенко краем глаза взглянул на планшет, чтобы убедиться в правильном выборе будущей дислокации батальона на берегу океана. Он действовал  по приказу, полученному от штаба буквально несколько часов до объявления тревоги.

   На рассвете прилетел штабной вертолет, в котором сидел штабист, вручивший ему два пакетика с приказами: в первом говорилось о немедленной  переброске батальона на южный берег острова, а во втором схема четкой дислокации. Поэтому он сразу объявил тревогу.

            Поджидавшая колонна тронулась с места, тем самым, дав понять, чтобы и они последовали за ними.

   Однако они далеко не смогли уехать, остановились чуть дальше от песчаного берега, на склоне холма, откуда открывался прекрасный обзор другого берега, появлявшегося из тумана вместе с солнцем.

Командиры взводов, получившие конкретные указания, приказали своим солдатам  вырыть окопы параллельно берегу и зарыться, а боевым расчетам привести оружия в штатное положение.

В этот момент приехал и взвод лейтенанта Джафарова, получивший приказ от  капитана Василенко по рации немедленно прибыть на южный берег острова и присоединиться к батальону.        -Товарищ лейтенант,  не понимаю, зачем мы здесь роем окопы? - спросил Миша, как только оказался рядом со своим командиром.- Получается, мы должны защищаться от японцев.

-Не знаю, Миша. Мне самому не понятна поспешность нашей переброски на этот берег. Давай подождем.

-Мне ясно одно. Неслучайно мы приехали сюда. Наверняка, нас ожидают сюрпризы.

Но лейтенант примерно знал, причину скопления на берегу солдат и военной техники. Конечно же, все это было связано с магнитной кассетой, полученной штабом ПУЛАД, где содержалась информация о предстоящей высадке японцев с юга острова.

-Получается, мы опережаем японцев.- подумал про себя, лейтенант, приказал старшине выкопать с солдатами взвода окопы.

Не прошло и несколько минут как его вызвали к комбату, который, посмотрев на него строгим взглядом, сказал:

-Прикажи солдатам смыть со своих пагонов зеленую акварель. В конце концов, мы действующая армия, а не пограничники.

Комбат выговорил эти слова таким тоном, чтобы лейтенант почувствовал важность этой смешной задачи. Ведь не мог же он говорить лейтенанту, что стояло за этим приказом генерала. Разве суворовский солдат покажет слабость страны.

Яркое солнце, выглянувшее сначала из-за густого тумана, а затем гонявшее его во все четыре стороны, стало бить в глаза солдат, смотревших на море, поэтому никто из них не видел приближения рыбацких шхун и кораблей к их берегу. А они медленно приближались к острову, выровнявшись по всему периметру бухты.

Их было так много, что стало наводить страх на солдат и офицеров, которые слышали от местных жителей о прошлогодних высадках японцев на остров, которые заканчивались дракой. Даже пограничники не смогли их успокоить.

-Это что? – спрашивали друг у друга солдаты, видя, как приближаются японские корабли и шхуны к водным границам Советского Союза.

-Всем в окопы!- приказал капитан Василенко. Но не успели залечь на землю, в воздухе показался военный вертолет, который сразу же приземлился за окопами.

Как только капитан Василенко прибежал к генералу, тот отнял у него бинокль, и стал внимательно смотреть в сторону моря, откуда исходила угроза.

За гражданскими кораблями и шхунами, вернее в отдалении от них, стояли военные корабли, не нарушая советскую границу. Увидев армаду, генерал сразу же оценил сложившуюся  ситуацию и приказал своим офицерам: 

-Немедленно вывести в боевую позицию 133 миллиметровые пушки!

Генерал спустился в окоп, чтобы оттуда наблюдать за действием противника.

В сотни метров от берега японские шхуны и корабли встали в один ряд. Каждый корабль  выбросил со своего борта плакат с одной буквой, в целом образовав огромный плакат: «Кунашир – исконно японская земля! Русские вон из наших островов!».

   В боевую позицию вывели десяток 133 миллиметровых пушек, направив их стволы на Хоккайдо.

   -Заряжайте, пушки!- приказал генерал.

   -Чем товарищ, генерал? - переспросил его капитан.

   -Не понял, товарищ капитан?- повысил свой голос генерал

  -Нам еще не дали снарядов от них.

  -Как? На нас идут враги, а мы без снарядов !?- ухватился за голову генерал.

  -У нас только одна противотанковая учебная пушка имеет снаряды. 

Но японские шхуны и корабли увидели на берегу огромные пушки, стволы которых были направлены в их сторону, и остановились.

Генерал сразу понял, что японцы струсили, поэтому захотел укрепить свою победу.

-Притащите сюда противотанковое орудие!- приказал он. И сам занял позицию на месте наводящего, направив ствол в сторону сопки вулкана.

-Заряжай!- приказал генерал.

-Бум –м-м!- раздался грохот на склоне сопки, откуда вырвался клубы пара.

-Давай еще один!

Раздался второй грохот, который увеличил не только паровые выхлопы на сопке, но и потряс землю. Казалось, что сейчас случится землетрясение.

  Никто не знал, что делать дальше. Даже генерал, ошарашенный случившимся, не отрывал взгляд от сопки, склоны которой окутывал белый пар.

  Вдруг над сопкой показался вертолет, направляющийся в их сторону. Он приземлился рядом с вертолетом генерала.

Из него выпрыгнули на землю  двое гражданских лиц, которые, махая рукой, кричали: Не надо стрелять! Остановитесь!

   Один из них оказался первым секретарем Южнокурильской партийной организации.

   -Что вы делаете, товарищ генерал? Разве можно стрелять в действующий вулкан? Вы же его разбудите…

   Не успел закончить он свою фразу, как извергались очередные сильные выхлопы  пара на вулкане. 

   -Видите, что творится на склоне? Не дай бог, он извергнет, мы все останемся под толстым слоем пепла.

   -Я хотел этим напугать японцев.- пробурчал генерал,   виновато пожав плечами.

   -А где японцы?- удивленно спросил секретарь партийной организации.

Генерал обернулся и не увидел кораблей, только что стоящих недалеко от берега. Японцев не стало: как появились, так и исчезли.

-Мне кажется больше они никогда не появятся.- объявил генерал. Они увидели нашу силу.

 

****

      

 


ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

 

Все роты и взводы, находившиеся в составе батальона капитана Василия Василенко, готовились вернуться в  Лагунное.

Даянет не успел сесть в тягач, как к нему подошел адъютант генерала Морозова, который сообщил ему, что генерал просит его к себе.

Ему пришлось пойти к вертолету, летчики которого уже запустили двигатель, иногда дергавший длинные винты, вертевшие над головой генерала.

-Земляк, прости, не успел поблагодарить тебя за оперативное донесение. Я дал указание, чтобы  наградили ваш взвод.- поспешно сказал он и поднялся на борт вертолета.

Капитан Василенко из своего БТР, наблюдавший, как генерал беседует с его подчиненным, подождал, пока он вернется в свою машину, только после этого, дал команду своему водителю тронуться в сторону Лагунного.

 Но взвод лейтенанта сразу же повернул направо, направляясь в лесистый участок, чуть дальше от берега, где находилось их место постоянной дислокации.

Через двадцать минут взвод вернулся в свой лагерь после «первого учения». Заглушили моторы, в лагере стало тихо и спокойно. Однако командиру показалось, что солдаты не устали, потому что без его приказа начали благоустраивать землянки.

А Даянет спустился в командирскую землянку, но не успел сесть за стол, как услышал за собой шаги.

-Командир, разрешите приступить к строительству бани. Хочу вырыть яму для бассейна рядом с источником, как вы указали.- просил Миша.

-Возьми с собой еще двоих, сейчас я тоже подойду.

Старшина ушел, а Даянет переоделся, надев на себя рабочую форму, но не вышел наружу. Сидел на краю нары, чтобы осмыслить случившееся.

-За японскими кораблями стояла армада, правда, не нарушившая государственную границу.- старался вспомнить каждый миг случившегося.

«Что это такое? Подготовка к захвату острова, как китайцы в Даманском? Неужели мы находились в нескольких шагах от войны?- задавал он себе вопросы, чтобы осознать причину переброски военной силы из материка на остров. – «Неужели так обострилась политическая обстановка в  мире?»

«В любом случае мы сегодня напугали их. Наверняка, они струсили, увидев наши пушки.-  пришел он к такому выводу в конце концов. У него разболелась голова, и он решил выйти из землянки.

У землянки работали солдаты, покрывая ее крышу дренажом.

  Он вспомнил, как несколько минут тому назад дал разрешение Мише вырыть яму для маленького бассейна, но до него не доносился шум двигателя тягача, отдающего каждый раз  эхом от сопки.

-Там что-то случилось!- подумал он и пошел к сопке.

Издалека он заметил, что у подножия холма солдаты нагнувшись собирали с земли что-то, иногда даже ели. Это  его заинтриговало, и он подошел к ним 

-Что вы делаете?- спросил лейтенант, увидев, что солдаты нагнувшись что-то, собирают .

-Ягоды, товарищ лейтенант- черника и шиповник - их так много здесь!- крикнул из куста Миша.- Сбираем и для остальных солдат.

Миша протянул ему полную солдатскую миску, наполненную  красными ягодами, похожими на маленькие помидоры.

-Что это такое?

-Созревший шиповник.  

-Разве бывают такие шиповники? Они похожи на красное яблоко.

-На Курилах они бывают такие  и очень сладкие.

Даянет внимательно рассмотрел плод: только нос плода напоминал шиповника.

-Командир, мы на субтропиках. Здесь растет и виноград, и гранаты.- объяснился Миша, залезший в кабину тягача, чтобы завести.

-Давай начинай! –приказал ему Даянет, поднялся на склон сопки, чтобы собственными глазами увидеть горячий источник, откуда собирался провести водопровод в лагерь. 

Он измерил шагами расстояние от источника до лагеря. Оказалось около ста шагов, т.е. пятидесяти метров.

-Надо завтра же выйти на связь с Валерием, чтобы достать трубы! –подумал Даянет и вернулся в лагерь.  

                                          

                                                    ***

Приехал Валерий в половине двенадцатого, а не в двенадцать, как обещал во время радиосвязи

. Даянета не было в лагере, ребята сказали, что он сейчас подойдет, купается в бассейне.

Валерию не пришлось долго ждать. Из леса вышел его друг.

-Ты уже здесь?-  удивился Даянет, увидев друга, сидевшего в беседке.

-А что мне остается делать среди офицеров, которых надоело видеть. Ни одного интеллигентного человека. - ответил он без настроения.

На самом деле он говорил правду. Валерий не дружил ни с кем из офицеров, которые в основном думали о том, где можно будет напиться или же похвастаться тем, с женой какого офицера  собирается трахаться,  когда тот будет на дежурстве.      

Даянету он несколько раз уже пожаловался, с каким трудом терпит их нахальство. Ему противно бывает несколько часов, когда ему приходится находиться среди  них. Поэтому он каждый раз после очередного наряда покидает погранзаставу и стремится в  лагерь друга.

Даянет понимал его. В Свободном он сталкивался с невежеством офицеров, их нахальным отношением к своим подчиненным.

Иногда он думал, что это происходит оттого, что в душе этих офицеров властвует агрессивное стремление страны, которая держит в узде огромную территорию и народы.

Даянт успокоил друга, сказав:

-Не обращай внимания на дураков. Они же дураки. Над дураками можно только смеяться.

На лице Валерия появилась улыбка.

-Я думал, что служба в армии честь для меня. Я так идеализировал службу. Получается, что все фуфло. Каждый офицер думает о своей выгоде. Ворота страны доверяют людям, которые за пол-литра саки открывают их настежь. Попробуй поднять голос. Тебя так уберут, оглянуться не успеешь.

-Отсюда вывод: самое главное-это мы сами!       

-Ты-то прав. А что делать бедному народу?

-Причем тут бедный народ? Он должен бороться, а не борется. Поэтому Советский Союз напоминает болото, попадая туда трудно выбраться.

   Наш Коран гласит, что «Каждый народ достоин своего правителя!» Так что не нам об этом думать! Жизнь дана человеку один раз. Надо нормально и с достоинством жить, чтобы о тебе осталась хорошая память.

-Даянет, ты превращаешься в моих глазах в философа.

-Армия проявляет настоящую сущность человека.- засмеялся Данет.

Попили чай молча. Чуть дальше от них солдаты строили новую землянку.  

-Помнишь, ты обещал мне трубы для водопровода?- спросил Даянет у Валерия

-Помню. Надо поехать в Дубовое.

-Давай сейчас же поедем. 

Сели в УАЗ-ик и тронулись с места.

По  пути в Дубовое, Даянет почувствовал, что Валерий о чем-то думает, поэтому молчит.

-На первый взгляд, ваш городок создает хорошее впечатление. Неужели это так?- спросил он, желая отвлечь его.  

-Если бы ты знал, что там творится? Они уничтожают природу. Недалеко от нашей части речушка, по нему проходят на нерест красные рыбы. Как медведь преграждают им путь и не пропускают ни одной рыбы. На что им столько рыб, не понятно. На десять лет хватит. Но они продолжают глушить рыбу. Просто варвары.  

-А представители рыбнадзора куда смотрят?

-Разве успевают контролировать остров. Только по  субботам  появляются. И они присоединяются к нашим и выпивают. Если так дальше пойдет, вскоре красная рыба больше в эти речушки не вернется.

-Просто безобразие.

-Ты знаешь, какое преданное создание эти рыбы?- спросил Валерий.

-Откуда мне знать, я впервые в здешних местах.

-Они метят икру в конкретном месте и погибают. Из этих икринок вылупляются мальки и уходят в океан. Возвращаются через несколько лет, чтобы откладывать икру и закончить цикл. Вот такие они эти рыбы. 

-Даже рыбы возвращают природе то, что у нее берут. Люди должны учиться у природы. Уничтожая природу, мы уничтожаем самого себя.

-Жалко, что никто  этого не понимает.

 Приехали в Дубовое, которое скорее напоминало деревню, чем маленький поселок. Такие же деревянные избушки, как в Южном, только здесь их крыши не покрывались консервными банками.

Они подъехали к избушке, стоящей прямо на краю дороги. Валерий посигналил несколько раз, пока не открылось окошко, смотревшее на улицу.

-Здравствуйте, Петрович дома?- спросил у женщины, смотревшей из окна.

-Сейчас выйдет.

Открылась деревянная калитка, и оттуда вышел бородатый мужик.

-Добро пожаловать, лейтенант!- сказал Петрович, открывая ворота, примкнувшие к калите.

УАЗ въехал в огромный двор с огородами в нижней части.

-Петрович, мы за трубами!- сказал Валерий, присаживаясь за стол.

-Трубы не проблема, можете забирать, когда хотите, но сперва вы должны погостить у меня и попробовать щи Матрены.- сказал он улыбаясь.- Не могу же я нарушать христианский обычай.

-Мы не хотели бы беспокоить вас! – в этот раз  ответил Даянет.

-Молодой человек, я вижу, что вы нерусский. Вам не понять нас, настоящих русских.- отсек его Петрович.

На пороге показалась Матрена, женщина в возрасте семидесяти лет, но стройной осанкой, издалека напоминающей молоденькую женщину .

Накрыв стол белой скатертью, она вернулась обратно в дом, а спустя несколько минут опять появилась, в этот раз  с огромным русским подносом с тарелками, ложками и вилками. Сервировав стол, она опять исчезла.

   Петрович пошел за нею и принес огромный горшок. Положил его на стол. Опустив голову, он тихо молился.

Это продолжалось недолго. Петрович поднялся, взяв половник, громким голосом сказал:

-Во имя отца, сына и святаго духа! – и накладывал щи на их тарелки.

После обеда Петрович пригласил гостей в свой огород, расположенный за избой.

-Это земля невероятно плодородная. Можно сажать все, что душе угодно. Эта земля когда-то спасла мою семью  от голодной смерти.- разговорился Петрович.

  Слова Петровича заинтересовали Даянета, который не смог скрыть свое удивление:

-Как земля могла спасти вас?

-Очень просто, молодой человек. Зимой 1959 года меня и мою жену, Матрену Михайловну, с тремя малышами выслали сюда за религиозные убеждения.  Кроме нас было еще несколько семейств.

 Думали, что до лета не продержимся -от холода и голода умрем. Но бог был с нами. Наверху, у источника грунт был рыхлый. Мы  сделали землянку и там продержались до весны. Весной поняли, что попали в рай.

Тут земля не хуже нашего чернозема. Посмотрите, что здесь растет!- сказав, нагнулся Петрович, чтобы сорвать несколько ягод клубники и передать им.

-Очень вкусные!- попробовав клубнику, сказал Даянет 

-Наш сад и огород  обеспечивает нас всеми необходимыми овощами и фруктами.

-И сколько сейчас у вас детей?

-Их семеро: шестеро парней и одна дочка.

-А где они?

-Как где? Все на материке.- грустно ответил Петрович.- Мы их воспитали, дали образование, дочку выдали замуж,  парней женили, но они не хотят  возвратиться. С нами только младший Ваня, и он через год заканчивает школу. Собирается в университет поступать.

-Вы на них не обижайтесь! Каждому человеку один бог судья. Ведь он определяет судьбу человека. – высказался Даянет, чтобы успокоить старика.

-Между прочим, ты прав молодой человек! Мы сами ничего не выбираем, сама судьба выбирает нам путь, -согласился с ним Петрович.

Пока они гуляли по саду, Матрена Михайловна раскладывала на стол чашки,  блюдце,  вазы с ягодами и пирог. Увидев, что гости возвращаются, она стала  наливать чай в чашки.

-Откуда вы узнали, что к вам приедут гости?- спросил Даянет, заметив на столе такое изобилие.

-Молодой человек, мы никого не ждали. Таков наш стол. Прошу вас.

-Откуда у вас яблоко, что вы нас угощаете яблочным пирогом? Оно же еще не созрело. –удивился Даянет, откусив кусок пирога.

-Это не яблочный пирог, и никто его готовить не может, кроме моей Матрены. Это особенный, из шиповника.

-Спасибо, теть Матрена. Очень вкусный.- похвалили они пирог.

Похвала мужиков подняла настроение Матрены, она даже улыбнулась.

-Петрович, мы пришли за трубами. Хотим благоустроить наш лагерь.- вместо Даянета перешел к делу Валерий. 

-Сколько вам нужно?- сразу же спросил Петрович.

-От источника до лагеря 150 метром.

-Значит двадцать штук.

-Почему двадцать?

-Длина труб восемь метров.

-На чем собираетесь таскать?

-На УАЗ-е.

-Давайте тогда погрузим.

К ним на помощь откуда-то пришел младший сын Петровича Ваня с друзьями. Они в миг погрузили трубы на крышу УАЗ-ика.

-В добрый путь!- сказал Петрович, провожая их у своих ворот.

-Спасибо за все, Петрович. Не поминай лихом!- сказал Валерий и завел двигатель.

Молча проехали по проселочной дороге, пока не завернули в сторону леса.

-Не машина, а танк.- нарушил тишину Даянет, похвалив машину, которая одолела крутой подъем.

-В Советском Союзе добротно сделаны две вещи: УАЗ и автомат Калашникова.

-Как тебе Петрович?

-Настоящие русские.

-Ты правильно подметил. Люди особого склада ума. Стараются придерживаться старинных русских обычаев и традиций. Приличные люди. У них очень сильны семейные отношения.

-Тогда почему Петрович жаловался на детей?

-Старики всегда хотят видеть детей рядом. Я их хорошо знаю. Толковые ребята.

 Каждый раз они приезжают к ним во время отпусков и праздников. Просто здесь не хотят жить. Они связаны с материком. Занимают солидные посты, а Петрович хочет, чтобы они вернулись на остров.

На материке они воспитывают своих детей так, как их воспитали Петрович и Матрена, т.е. продолжают традиции.

-Жалко, что таких людей в России очень мало.

-Я тоже так думаю.  Советская власть разрушила в первую очередь семейные традиции и узы русских. – сказал Валерий и почувствовал, как в нем заговорила аристократическая кровь.

 Даянет знал, что в 37-ом году большевики уничтожили весь род Валерия.  

-То же самое натворили с моей нацией. Тебе не кажется, что в этом причина разложения страны. Народ уже не верит ни в партию, ни в правительство.

-Ты прав. Он по-своему борется против несправедливости.- рассказывает анекдоты.

-Еще какие?

-Про кремлевских стариков. Просто ужасаешься, когда думаешь, кто управляет страной. О народе никто не думает. На материке не прекращаются длинные очереди за продуктами. Я чувствую, что это приведет к большим потрясениям.   

-Валера, ты абсолютно прав. 

-Даянет, ты не представляешь, куда мы попали? Рядом  Япония, страна высокой цивилизации. Вскоре сам убедишься, насколько мы отстаем от них.  

Советскому Союзу нужен лидер с характером Петра Первого, который направил бы сюда толковых людей, чтобы они учились у японцев, как с умом управлять страной.

   Каждый день я смотрю их телевизор и завидую, как хорошо они живут.

-Они просто умеют работать! –перебил его Даянет.

-Тебе так кажется. Мы работаем не хуже. Просто они могут организовать работу, а мы нет.

   -Валера, в отличие от нашей управленческой системы у них выбор руководителя четкий. Выбирают не по партийной принадлежности, а по принципу необходимости того или иного человека в конкретном месте для решения конкретной задачи. Поэтому у них такая хорошая техника, автомобили. В каждом деле у них преобладает разум.

   -Как я хочу, чтобы нашей страной управляли люди с японским складом ума. Соблюдая традиции, они пошли дальше, чем мы.

   -И мы можем, если в стране будут такие, как Петровичи. Посмотри, как хорошо живут. Знаешь почему? Потому что соблюдают обычаи и традиции, умело работают, по надобности используют нужный материал. Живут в согласии с природой.

   -Все должны так жить.

   В лагере солдаты быстро выгрузили трубы.

   -Увидимся в воскресенье. Сам за тобой приеду. Эти дни я в постоянном дежурстве.- сказав, распрощался Валерий.

   Даянет долго смотрел за УАЗ-ом,  который исчез за поворотом.

****

Утром после развода Миша и несколько солдат, оставив работу по проводке труб, пошли в глубь поля, исчезли среди высоких трав.

 «Наверное, опять затеяли что-нибудь.» подумал Даянет, который пил чай в беседке и наслаждался тишиной природы. Но это продолжалось недолго. Вдруг издалека до них стал доноситься грохот, издаваемый, похоже, огромными барабанами.  

   Даянет поднялся, чтобы посмотреть, что творится в поле. Вдалеке, в середине поля колыхалась трава, и оттуда доносился этот грохот.

   По мере приближения грохота виднелись головы солдат. Теперь же, когда они вышли из поля, Даянет увидел, что солдаты весело толкают перед собой  несколько столитровых пустых железных бочек, которые, сталкиваясь с камнями, издавали барабанный вой.

-Это на что тебе, Миша?- спросил Даянет, когда они пришли в лагерь.

-Понадобится в хозяйстве. -ответил Миша, улыбаясь.

Даянет, ничего не сказав, покачивал головой,  спустился в свою землянку, сел за стол и решил проанализировать материалы, полученные солдатами во время дежурства.

                                                ***

12 июня 1978 года солдаты тайком от своего командира готовились отметить его день рождения. Сам командир ничего не подозревал в действиях своих подчиненных.

Был обычный день. В чистом небе по-летнему ярко светило солнце.

 Солдаты, вернувшись в полдень с утреннего дежурства, отдыхали в беседке. Некоторые из них суетились около полевой кухни.

Даянет спустился в землянку, чтобы изучать звуковые материалы, доставленные солдатами во время дежурства.

Вдруг он услышал гудение мотора машины, остановившейся перед землянкой. Он выскочил наружу и увидел,  что из УАЗ-ка, сошел лейтенант Кравцов.  И не один: с ним приехали Таня и Лена.

Правда, их приезд удивил Даянета, но он даже не предположил, что по какому поводу такая суета в лагере.

-Я тебя поздравляю! –промолвила Лена и повисла на его шее.

-Чем, Лена?

-Как чем?- удивилась девушка,- Разве сегодня  не 12 июня и не день твоего рождения.

-О боже мой, я даже забыл об этом.

-Спасибо Мише, что напомнил мне.- Валерий посмотрел в сторону старшины.

Все удивленно глядели  на Даянета.

-Ребята, простите, пожалуйста, представьте себе: нет времени даже  смотреть в календарь.- хотел оправдываться он.

-А это ничего не меняет!- заговорил Миша, - Мы готовы отметить этот день, как полагается. К столу, пожалуйста!

Старшина указал на беседку, куда и все направились.

Рядом с беседкой на мангале уже горел огонь. Огромный стол был сервирован по-солдатски: тарелки, кружки, вилки, хлеб, соль и перец. Но в отличие от других солдатских столов, тут изобиловали ягоды чернухи и шиповника и черемша, необычная зелень Кунашира, которую впервые видел и попробовал Даянет на этом острове.

   Гости расселись. Солдаты, дежурные по кухне, принесли две кастрюли: одна  с шашлыком из красной рыбы, другая из оленины, потом трехлитровые болоны, наполненные красной жидкостью, напоминающий компот.

-Что это такое?-  спросил Даянет у Миши.   

-Товарищ лейтенант, это особый сибирский напиток, приготовленный к вашему дню рождения. Сразу четыре бочки.

-Из чего, Миша?- спросила Лена       

-Из шиповника. День рождения без хорошего напитка, сами знаете?!- стал наливать в кружки напиток. Потом посмотрел в сторону лейтенанта Кравцова, который, понюхав кружку,  понял, что имеет дело со спиртным.

Он встал и обратился к Даянету:

-Я счастлив, что отмечаю день рождения моего друга на прекрасном острове, куда свела нас судьба, в присутствии прекрасных дам, украшающих нашу жизнь. Мы все желаем тебе счастья, здоровья и долгой жизни. За тебя, Даянет!- сказал он и допил до конца.

-Какой сладкий напиток!- воскликнула Лена, как только выпила. –Слабый, не чувствуется градус.

-Ты ошибаешься, Лена, напиток под сильным градусом. Мало пей, не осилишь!- шепнула ей в ухо Таня.

 Потом пошли поздравления солдат, которые говорили теплые слова о своем командире и о необычной службе фактически на безлюдном берегу океана.

   Через час, проводив своих гостей, Даянет вернулся к своим солдатам, которые собравшись вокруг бочки, наливали в болоны брагу.

Даянет почувствовал, что кружится голова, «Наверное, от напитка – подумал он и спустился в командирскую землянку, чтобы чуточку отдохнуть.

   Лег на свою постель, но не смог уснуть. До него доходили голоса солдат, веселившихся у беседки.

   Так прошло полчаса, вдруг послышался гул винтов вертолета.

   Обычно он сам встречал прилетевших, но в этот раз почувствовал, что встать не может. У дверей раздался голос Миши

   -Товарищ лейтенант, прилетел генерал. Что будем делать?

   -Миша, иди и встречай.- крикнул Даянет, при этом старался встать на ноги.

   Старшина же, услышав команду командира, побежал к вертолету.

   -Товарищ генерал, старшина взвода разведки, Михаил Савельев…не смог он доложить до конца, шатаясь перед генералом.

   -Вы, что пьяный! –закричал на него генерал.

   -Так точно, товарищ…

   -Откуда у вас спиртное? –спросил генерал.

   Но вместо ответа старшина указал в сторону Японии, сам еле-еле держась на ногах.

   -С ним бесполезно говорить. Пошли в лагерь!- генерал  дал указание своим летчикам.

В тот момент Даянет с трудом вышел из землянки, но столкнулся лицом к лицу с генералом.

-Немедленно собери солдат в строй! –заорал на него генерал, от крика которого солдаты в беседке прибежали к землянке и старались встать в один ряд.

-Я всех вас отправлю на гауптвахту! –продолжал кричать генерал.

-Товарищ генерал, а в гауптвахте есть крыша?- шатаясь, спросил Коля.

-Есть еще какая? –зарычал генерал.

-Ура! Увидим крышу над головой.- дружно закричали солдаты, и, не обращая внимания на офицеров, захохотали. Но смех солдат получился таким заразительным, что даже генерал заулыбался. Видать остроумие Коли ему понравилось.

-А ты спускайся в землянку!- взяв за руку Даянета, генерал потащил его вниз.

Даянет стоял перед ним шатаясь, как и его солдаты. Летчики, глядя на него, смеялись.

-Ты, земляк, если не скажешь, откуда достали выпивку, я тебя арестую.

-Из Японии.- ответил Даянет.

-Как из Японии.

-Просто так. Я же коренной бакинец. Хотел отметить день своего рождения, доплыл до острова Хоккайдо, купил и вернулся,- пошутил Даянет, при этом с трудом держался на ногах.

Ответ Даянета почему-то показался генералу убедительным. Ведь лейтенант действительно жил на берегу моря. А коренные бакинцы настоящие пловцы.  И расстояние для бакинца небольшое. Генерал все это знал.    

 -Разве не знаешь, что военным на островах пить запрещено?- уже мягким голосом спросил генерал.

-Знаю, но сегодня мы отметили день моего рождения, приехала из Южного моя девушка.

-И ты достал из Японии водку?

-Какая Япония? Я пошутил.

-Она же не привезла целый ящик водки для твоих солдат?

-Конечно же, нет! Мы сами делали брагу из ягод.- от своих слов Даянет вытрезвил, понял, что проговорился.

-Что? Что? Ты хочешь сказать, что пили брагу.

-Так точно, товарищ генерал, еще какую!

Генерал хотел материться, но, увидев перед собой бакинца, взял себя в руки.

-Я и мои товарищи уже целый месяц в Итурупе живем сухим законом, они здесь пьяную оргию устраивают. Сейчас же, скажи, где брага?- веселым голосом спросил генерал.

Даянет понял, что генерал никого не накажет, в крайнем случае, отнимет у них  брагу.

-Товарищ генерал, мы все выпили, но если хотите, мы организуем для вас целую бочку.

-Целую бочку?

-Столитровую. Хотите?

-Пускай тащат к вертолету.- согласился генерал.

-Только с одним условием.

-Еще какие условия?

-Не обижать моих солдат. За целый месяц впервые радуются.

-Хорошо! –усмехнулся генерал.

Даянет быстро вышел из землянки и позвал к себе старшину.

-Тащите одну бочку к вертолету, а ты принеси нам банку браги.

Через несколько минут Миша, шатаясь вошел в землянку, в   руках у него была трехлитровая банка.

-Пожалуйста!- сказал он, положив на стол банку и рюмки. Потом налил генералу, двум летчикам, Даянету и себе.

Генерал сразу уловил действие Миши. Но не обидел его.

-Подними бокал, солдат! Выпей с нами за здоровье своего командира. На дембле расскажешь, что с генералом выпивал брагу, никто не поверит. Жизнь такова -правде не верят.

   -За будущего генерала!- обратился он к Даянету и чокнулся рюмками. – Я тоже начал, как ты, с лейтенанта.

***

 


АНАИ

  

Песчаный берег Южного Кунашира напоминал Валерию пляжи Крыма, где прошло его детство. Такие же высокие скалы, врывающиеся в море и шумные прибои.

Иногда ему казалось, что он в родном Крыму, играет в нарды с другом Камылом, местным татарином, вернувшимся в родной очаг после смерти родителей из Казахстана.

В 1944 году все крымские татары были выселены в казахские степи, многие погибли. Только 60-е годы, получив реабилитацию, эта нация стала возвращаться на Родину

. Малолетнего Камыла взяли обратно Крым его дяди, которые и воспитывали его.

Валерий сразу же подружился с ним. Играли вместе, учились в одной школе.

Даянет напоминал ему Камыла. Может быть, поэтому между ними возникла эта дружба.

Вчера по рации друзья договорились встретиться на песчаном берегу у японского дзота.    

Валерий ждал его на берегу пролива, сидя на перевернутой деревянной лодке, оставленной рыбаками после последнего землетрясения.

Даянет опаздывал. Прошло уже полчаса, но он не появлялся. Сердце подсказывало Валерию, что, наверное, что-то случилось, если Даянет не пришел во время.

   Поневоле он зашагал в сторону наблюдательного пункта, находившегося на возвышенности,  где обычно дежурили  солдаты разведвзвода, и, самое главное, там имелась телефонная связь с лагерем.

По всей вероятности солдаты наблюдательного пункта уже заметили его, обычно они держат весь берег в поле зрения и отмечают все в своем дневнике.

Он встал перед маленьким окошком землянки, еле-еле заметным со стороны, чтобы солдаты, увидев его, вышли оттуда.

-Товарищ лейтенант!- сказал  один из солдат, выглядывая из окошки.

-Где ваш командир?- обратился к нему лейтенант Кравцов.

-В лагере.

-Можно ли установить связь?

-Конечно же. Войдите в землянку.- предложил солдат.

 Солдаты  положили перед ним аппарат телефонной связи, и несколько раз прокрутили ручку аппарата, чтобы в командирском пункте  зазвенел звонок.

-Товарищ командир, здесь находится лейтенант Кравцов, вас просит.- сказал радист, передавая трубку лейтенанту Кравцову.

-Ты где?- сразу же спросил Валерий.

-Я в лагере.

-Ты что забыл о нашей встрече.

-Не забыл. Полчаса тому назад  по рации со мной связался адъютант генерала, который передал, что вскоре прибудут. Жду их, поэтому я не смог прийти. Подумал, что ты догадаешься и поднимешься в наблюдательный пункт.- оправдался Даянет

-Так я и сделал.

-Я всегда считал тебя умницей.

-Возвращаюсь в часть тогда

-Лучше приходи к нам. Увидишься с генералом.

-Не хочу, чтобы он устроил мне «марс».

-Не бойся, отыграемся.

-Тогда жди.

Валерий вспомнил последнюю встречу с генералом: они сидели у горячего источника, недалеко от лагеря, играли в нарды. Генерал очень любил эту восточную игру. Как истинный бакинец, где бы он не служил, имел при себе нарды и заставлял своих подчиненных научиться играть в них. Генерал азартно играл с ними и всегда выигрывал.

Наверное, первое свое поражение он получил в Кунашире сперва от него, а потом от Даянета.

-Где твой русский друг, позови, чтобы пришел. Я дам ему сдачи.- говорил генерал Даянету каждый раз, как только  освободившись от всех дел, связанных с ПУЛАД, и приказывал адъютанту немедленно принести нарды.

Естественно, по рации находили его, и в лагере начинался настоящий турнир, где главными противниками генерала были, конечно же, Даянет и Валерий.

Валерий пешком дошел до лагеря и увидел, что вертолет генерала уже приземляется на маленьком поле, специально устланном стальными листами, оставленными японцами.

-Привет, братан!- приветствовал его Даянет, увидев, что  лейтенант Кравцов тоже явился, чтобы встречать генерала.

-Катя, посмотри на них, целая олимпийская команда собралась, чтобы отыграться. – обратился генерал к жене, увидев у вертолета встречающих

-Добро пожаловать на наш остров Екатерина Михайловна!- поприветствовал ее Даянет, помогая ей спуститься с вертолета. Е.Михайловна была высокая стройная женщина с бархатными черными глазами и красными губами.

-Витя столько хвалил мне ваш остров, говорил, что тут, как на острове Артем  полно рыбы. Я подумала, полечу посмотрю и увижусь со своим земляком. –сказала она, улыбаясь.

-Виктор Владимирович говорил правду. Здесь не как в Итурупе, разница большая, там холодно, а здесь лето. Вы увидите, как здесь цветет гранат и растет виноград.

-Ты хочешь сказать, как на острове Артем?- удивилась Екатерина Михайловна. –Посмотрим, посмотрим.

Недавно Даянет был на Итурупе. Генерал пригласил его, своего земляка в гости, где и познакомил с женой

Екатерина Михайловна выросла на острове Артем, на северной части Апшеронского полуострова.

Ему вспоминался ее рассказ, как  она познакомилась с Виктором Владимировичем, вернее, они были соседями, но не встречались.  Как истинная бакинка, соблюдала приличие, которое было неписанным законом для всех в этом крае.

Только после обручения он стал к ним заглядываться, но опять-таки ни разу не появлялись вдвоем на улице.

 Сразу же после свадьбы Виктора Владимировича направили в Среднюю Азию, а потом он продолжил службу в ГДР, а после возвращения в ДВВО, Курилы стали  его последним местом назначения.  Екатерина Михайловна последовала за мужем, как истинная декабристка,  и теперь она на Курилах.

-Даянет, ты знаешь, я считаю, что бакинки самые скромные девушки в мире. Смотрю, как себя ведет тут молодежь, удивляюсь: не понимают, что такое приличие. Как будто их не воспитали родители. Матерятся, где попало. Не признают родительское слово. А в Баку не так. В доме отец хозяин. Его слово закон.- говорила Екатерина Михайловна.

Гостей пригласили в беседку рядом с источником, в середине которой стоял огромный стол с двумя скамейками, сделанными солдатами из досок.

-У вас тут и мангал имеется?- удивилась Екатерина Михайловна.

-А мы решили встретить гостью по бакинскому обычаю.- пояснил Даянет: -Как  на  острове Артем, мы угостим вас балык-кебабы .

-А из какой рыбы?

-Конечно же, красной.

-Я думала бы из осетрины.- подшутила она.

-Милая, оттуда он возьмет его. Мы не на берегу Каспия.- вмешался в разговор Виктор Владимирович.

-Мои ребята так его приготовят, что вам покажется она вкуснее, чем осетрина.- возразил Даянет

-Посмотрим, посмотрим. А кто этот молодой лейтенант?- спросила Екатерина Михайловна, указывая на Валерия.

-Мой друг, лейтенант Валерий Кравцов из соседней заставы.- представил его Даянет.

-Очень приятно!- протянула ему руку Екатерина Михайловна.

Адъютанты и летчики принесли корзинки из вертолета.

-Истинные бакинцы с пустыми руками в гости не приходят. Мы решили с мужем провести воскресенье у Даянета.- объяснялась Екатерина Михайловна.

Пока адъютанты по ее указанию накрывали на стол, Даянет позвал к себе Мишу.

-Как там наша бастурма ? Принеси. Держи наготове.

-А когда зажечь мангал?

-Не торопись. Будь рядом, я скажу.

Даянет вернулся в беседку.

-Я принесла вам варенье, пирог к чаю и соления к кебабу. –---Спасибо, Екатерина Михайловна. –улыбнулся Даянет.

   Чуть дальше от беседки солдаты поставили огромный медный самовар, блестящий под лучами солнца, от которого в воздух поднимался белый ароматный дым.

-Откуда у вас этот самовар?- удивленно спросил генерал.

-В Дубовом нам подарили. Двадцатилитровый. Оставили солдаты второй мировой войны. Прекрасно сохранен. - ответил Даянет.

-В ней чай, наверное, получается по-особому.

-Сейчас поставим.- сказал Даянет и позвал к себе Мишу и что-то шепнул ему в ухо.

Солдаты стали суетиться. Миша зажег мангал, от которого распространялся сладкий запах.

-А где наши нарды?- генерал обратился своему адъютанту.

 -Сейчас, товарищ генерал!- сказал он и побежал к вертолету.

Валерий понял, что генерал собирается играть с ним в нарды, поэтому сел за стол напротив него.

-Оказывается, вы здесь потренировались?- укоризненно посмотрел генерал ему в глаза.

-Товарищ генерал, как мы можем потренироваться, если у нас не имеются нарды?- удивился лейтенант Кравцов.

-Советы Даяната лучше тренировки. – возразил генерал.

Услышав упреки генерала, Даянат подсел к Кравцову.

-Товарищ генерал, он пришел в тот момент, когда вы приземлились.

Генерал испытующе посмотрел на него и спросил:

-Ты хочешь, чтобы я, бакинец ,проиграл этому русскому?

-В нардах самое главное  кости. Выигрывает тот, кому везет.

-И ты веришь этой чепухе?

-Я?

-Вижу, ты так не думаешь. Надо быть наивным человеком, чтобы так рассуждать.

Адъютанты принесли нарды. Но Екатерина Михайловна положила руку на плечо мужа, который сразу же повернулся  к ней.

-Что, моя дорогая? –спросил генерал.

-Ты обещал, что только отдохнешь и покажешь мне изумительный лес.- испытующе посмотрела ему в глаза.

 -Милая, для меня нарды самый хороший отдых. А на прогулку в лес пойдешь с Даянетом - он лучше меня знает эти места.

   Покачав головой, Екатерина Михайловна встала и вышла из беседки. А генерал провожал ее взглядом.

   -А ты кого ждешь? Хочешь помочь другу? Не получается. Иди, покажи генеральше свое хозяйство –улыбаясь крикнул генерал на Даянета.

   Лейтенант Джафаров, подмигнув другу, вышел из беседки.

   -Мы вернемся через полчаса. Пускай солдаты готовят мангал. Наверняка, проголодаемся, когда вернемся.- сказал старшине, позвав его к себе.

   В густой лес вела узкая тропинка, по которой можно дойти до источника, находившегося в сотни метров от лагеря.

 Вскоре перед ними открылась удивительная картина извергающихся гейзеров, охвативших паром стволы деревьев, прямо у подножия сопки.

   -Какое чудо?!- не удержалась от восторга Екатерина Михайловна, увидев, как пар выходит из узкого разлома, окутывая белой пеленой все вокруг.

   Чуть дальше от источника она заметила бассейн, заполненный горячей водой, паровая завеса которого под лучами солнца образовала радугу.

  -Вы действительно служите в раю!- хлопала руками как ребенок  взрослая женщина.

-Вокруг растут гранатовое дерево и виноград. Представляете, как у нас в Баку, они поднимаются на верхушки деревьев.

   Даянет протянул руку к дереву и сорвал с ветки плод.

   -Еще несозревший!- сказал Даянет и передал грозди винограда Екатерине Михайловне.

    Она понюхала грозди, ей вдруг почудилось, что сейчас  она находится в бакинских дачах и собирает грозди незрелых  виноградин.

   -Даянет,  я забыла, как называется кислый сок из незрелого винограда, который делала моя мама, и пил мой отец, смешивая с водой. Только не уксус.

   -Абу гора!- сразу же ответил Даянет.

   -Я даже помню, как это делается. Его сок помогал отцу от кровяного давления. Теперь у меня повышенное давление.

-Екатерина Михайловна, попробуйте виноградину. У него такой же вкус, как у бакинского.

Она попробовала виноградину, и ей показалось очень кислой, поэтому  сузила губы.

-Как в нашем саду на Артеме! –прослезились глаза Екатерины Михайловны.- Боюсь, умру, не увижу родной край.

 -Не надо плакать, Екатерина Михайловна. Еще мы увидим наш родной Баку. Я приеду к вам в гости на Артем.- улыбнулся Даянет, чтобы этим успокоить эту милую взрослую женщину.

Видать хорошее настроение лейтенанта оказало на  нее положительное воздействие 

-Скажи своим ребятам, чтобы собрали для меня незрелый виноград. Я возьму в Итуруп и сворю там «Абу гору».- сказала она успокоившись.

-Дам поручение, как только вернемся в лагерь.- обещал Даянет.

По мере приближения к лагерю они слышали громкие голоса играющих в нарды.

-Твой генерал выигрывает!- сказала Екатерина Михайлова и улыбнулась.- Он как ребенок.

 Зайдя в беседку, Даянет не поверил своим глазам, генерал действительно загнал его друга в угол. Положение Валерия было критическое, еще один ход и генерал поставит ему «Марс».

-Мне нужно «ду бир !» - промолвил генерал по-бакински, посмотрев в их сторону. Потом он обратился к лейтенанту Кравцову:

-Командующий при своих солдат ах всегда выигрывает, молодой человек. - хитро улыбаясь, генерал бросил кости. «Ду бир»- закричали солдаты.

-«Тас», милый! – сказал генерал, радуясь победе.

Взгляд Екатерины Михайловны успокоил его: генерал закрыв крышу нардов, передал их адъютанту.

-А с тобой сыграем потом!- обратился он Даянату.

Миша поставил шомпола с кусками красной рыбы на огонь, как только увидел Даянета. Запах шашлыка уже доходила до беседки.

-А чем ты собираешься напоить моих летчиков?- спросил генерал Морозов.

-Виктор Владимирович, об этом надо спросить у моего хозяйственника.- улыбнулся он, позвав к себе Мишу.

-Молодой человек, чем удивите нас на острове, где военным не продают спиртные напитки?- серьезным видом спросил генерал.

-Товарищ генерал, во-первых, красным вином из шиповника!

-Из шиповника? – удивился генерал.    

-Да, товарищ генерал. Пока делаем только из него. Вскоре созреют и другие ягоды. Принести?

-Принеси!

Миша исчез в чаще леса, где находился его тайник и вернулся с двумя стеклянными болонами в руках, переливающими красными цветом под лучами солнца. Он вошел в беседку и положил их на стол.

-Катя, пить его одно наслаждение. Укрепляет человека, дает силу. Правда, есть определенный градус, но не пьянеешь.- объяснял жене генерал, увидев ее недовольство. -Сейчас сама попробуешь.

Успокоив жену, генерал передал одну из балонов адъютанту, чтобы он открыл крышу и налил в стаканы.

   -Попробуй, дорогая!- предложил генерал.

Но она покачала головой, отказываясь пить.

 -Этот напиток из Эдемского сада. Попробуй!- еще раз предложил  генерал и положил руку на плечо жены.

   После похвалы мужа Катерине Михайловне тоже пришлось пить. Все смотрели в ее сторону в ожидании, что она скажет.

-Какая прелесть. -чмокнула она губами.- Как сладкое азербайджанское вино, не хуже даже. Градус тоже слабый.

Виктор Владимирович хитро улыбнулся, услышав мнение жены:

-Катя, во всем можно согласиться с тобой, только в градусе ты ошибаешься.

-Как ошибаюсь? Я же всегда точно определяю градус, ты сам говорил. – возразила она.

-Дорогая, когда наш земляк угостил меня впервые, я думал, что пью холодный компот. После второго стакана я не смог двигаться. –хихикал генерал.

-Я, дурочка, выпила целый стакан. Уже голова кружится... В любом случае хороший напиток. –промолвила она, взглянув в глаза Даяната.

-Екатерина Михайловна, к сожалению, генерал прав, постарайтесь плотно отобедать. Вы еще не попробовали наш шашлык.

А шашлык оказался на славу вкусным. Даянет обратил внимание, как она с аппетитом есть.

-Шашлык из красной рыбы, конечно же, не каспийская осетрина, но вы так хорошо ее готовите, женщинам завидно.

-Спасибо за похвалу, Екатерина Михайловна!- не удержался Миша.

Солдаты, отправленные в лес за незрелым виноградом, вернулись с полной корзиной с гроздями, переливающими под лучами солнца, и шиповниками с ярко-красным цветом, напоминающими скорее  красные помидоры.

-Какое чудо!- воскликнула Екатерина Михайловна, которая взяла шиповник и откусила кусочек. Потом она обратилась к Даянету:

-Вне всякого сомнения, на шиповник не похож! Очень сладкий.

-В опушках леса растут. Их так много. Миша из него делает вино. - пояснил Даянет.

-Прекрасный напиток!- тиха сказала она, повернув голову в сторону мужа.

 Генерал сразу понял ее намек.

-Ты отдохни в землянке Даянета,  а я пока прогуляюсь с молодежью. Сколько можно выигрывать и давать уроки им по нардам. - генерал явно гордился своей победой над Валерием, поэтому пустил шутки в его адрес, при этом хитро подмигнув жене.

-Хорошее решение. Тебе надо больше ходить, а ты сидишь целыми днями или за книгами, или же нардами.- выразила неудовольствие Екатерина Михайловна и пошла за Мишей.

-Женщинам не угодишь!- обратился генерал к молодым офицерам, как только она ушла.

В лесу послышались голоса птиц, нарушавшие тишину вокруг.

Дойдя до источника, генерал увидел бассейн, из которого поднимался пар.

-Для солдат! Вместо бани. Вода горячая. Больше пяти минут невозможно удержаться в нем. Надо стоят в воде, не двигаясь. Через минуту вся грязь с тела сходит на поверхность воды. Даже мыло не нужно.  - пояснил Дяанет.

-А будка для чего?- спросил генерал, показывая на деревянное строение, находившееся в нескольких метрах от бассейна.

-Раздевалка. Там скамейка и вешалки.

-Это твой очередной сюрприз? Вы здесь не служите, а отдыхаете. – заулыбался генерал.- Я хочу искупаться в твоем бассейне.

- Пожалуйста!- развел руками Даянет.

Генерал зашел в раздевалку.  

 -А вы, что не хотите искупаться? –обратился он к летчикам, высунув голову из будки.

Предложение генерала было по душе летчикам. Но они развели руками:

-Нам тоже хочется, но у нас нет полотенца.- ответил один из них.

-Вы купайтесь! Сейчас  скажу Мише, и он принесет. -предложил  Даянет.

Летчики присоединились к генералу, который, зайдя в воду, осторожно  доплыл до середины бассейна.

-Товарищ генерал, плывите  к выходу, сейчас жечь будет! – прокричал ему Валерий, увидев, как он плавает в бассейне.

-Не понял?

-В нем долго плавать невозможно. Никто не сможет находиться здесь более пяти минут.

-А ты посмотри на свои часы.

Ровно через три минуты генерал вышел из воды, тело его было бордового цвета. Адъютанты окутали его махровым полотенцем.

-Сколько минут продержался?- сразу же он спросил у Валерия.

-Ровно три минуты!

-Так мало?

-Вы были в движении, а это рекорд для наших.

-Ты знаешь, усталость ушла. Просто чудо.- сказал он, войдя в будку. За ним следовали летчики.

Пока они одевались, Даянет позвал к себе Мишу и дал указание:

-Миша, через час, наверное, они улетят. Приготовь для них наши гостинцы. 

-Как раньше?

-По баллону вина каждому летчику, а генералу в канистре. Обязательно положи в корзину  несколько рыб.

Через полчаса они вернулись в лагерь. Генерал спустился в землянку, где спала жена. Он лег рядом с женой и заснул.

 Когда новый наряд готовился к несению службы в наблюдательном пункте, генерал с женой вышли из землянки.

-Товарищ генерал, трое солдат готовимся к несению  службы в наблюдательном пункте!- доложил ему старший сержант Александр Литвинов.

-Продолжайте!- сказал он, взяв под руку жену и пошел в беседку, где сидели молодые офицеры и пили чай.

Увидев генерала, они встали.

-Садитесь! 

Он посадил жену за стол и сел рядом с нею.

-В гостях хорошо,  а дома лучше! Готовьте вертолет!- приказал он летчикам, как только выпили чай.

-Есть, товарищ генерал!

Летчики выскочили с места и побежали к машине.

У вертолета Екатерина Михайловна  позвала к себе Даянета: 

-Я так довольна Виктором Владимировичем за такой отдых. Впервые я чувствую себя такой счастливой. И усталость прошла.

-Как только найдем свободное время, прилетим еще раз.- обещал Виктор Владимирович.- Самое главное, чтобы тебе было хорошо, дорогая!.

Вертолет улетел. На площадке остались двое: Валерий и Даянет, наблюдающие, как исчезает вертолет за белыми паровыми облаками гейзеров вулкана Менделеева.

- Ты знаешь, у генерала необычайная жена, на наших женщин не похожа.- заключил Валерий.

-Бакинские русские все такие!- у них такие же обычаи и традиции как у нас. Строго воспитывают детей, а девушки- красавицы, к ним даже близко не подойдешь.

-Не понял?

-Пока не обручишься, с тобой на улицу не выйдет.

-Раньше, до войны и у нас говорят, так было. У Виля Липатова  есть роман «Еще до войны», в нем автор как раз описывает эти обычаи.

К сожалению, у нас в редких семьях соблюдаются сейчас эти обычаи.

-Интересно.

-Я принесу тебе его книги.

-Валерий, в них суть русского народа. Без них народ теряет свое лицо. Недавно я прочитал «Домострой», который взял у баб Матрены в Дубовом. Глазам своим не поверил. Получается, и у вас к родителям было такое же отношение, как у азербайджанцев. Русские должны изучать эти книги, если хотят вернуться к своим истокам.

-Я тоже так думаю.

Валерий радовался каждой встрече с Даянетом, который ведал ему о таких вещах, о которых он слышал впервые. Вообще он был в восторге от своего друга.

-Ты знаешь, почему я тебя искал сегодня? Хочу показать тебе кое-что.- сказал Валерий, указывая ему другую сторону леса.- Твои, наверное, еще там не побывали.

-Наверное, а то я знал бы, что там имеется.

-И пойдем. Увидишь собственными глазами.- сказав, Валерий, как проводник, пошел впереди.

 Удалившись на достаточное расстояние от лагеря, они повернули от наблюдательного пункта в правую сторону, где скалы, впиваясь в песчаную землю, отделяли густой лес от берега.

-За этими скалами ты увидишь нечто.- сказал Валерий, указывая на высокую сопку.

-Туда же невозможно будет подниматься!- возразил Даянет.

 -Издалека кажется так. Раньше я тоже так думал. Два года назад, весной, увидел, как маленький парусник причалил к берегу. Оттуда вышла девушка, которая устремилась к этим скалам. Подойдя к ним, она растворилась в них. Я не поверил своим глазам. Если бы  не стоял на берегу парусник, то подумал бы, что это сон.

Я пошел за нею. Близко подойдя к скалам, увидел  тропинку, ведущую вверх. Она как лестница. По ней можно подниматься на вершину сопки, и никто тебя не заметит, потому что проход между скалами,  а наверху начинается лес. – указывая ему скалу, лейтенант Кравцов попросил  последовать за ним.

С левой стороны скалы, они вошли в маленький проем, который открыл им узкую тропинку на вершину.

С трудом поднялись на склон сопки и оказались среди вековых деревьев. Дальше продвигаться было невозможно. Препятствовали высокие бамбуковые заросли. Однако Валерий не остановился.

-Пошли, тут имеется проход! –сказал Валерий, показывая дорогу. И они вышли на опушку леса.

Даянет не поверил своим глазам.  Перед ними простиралась очищенная от бамбуковых зарослей ухоженная чистая площадка, а на ней стояла японская пагода, напоминающая русскую православную часовню, перед которой стояли высеченные из белого камня квадратные строения, размером не более метра. Даянету показалось, что они попали в Японию.

-Японское кладбище. Таких на острове несколько. И за ними особый уход самими японцами, которым разрешалось прибыть на остров и совершить тут свои религиозные обряды.

В последние годы вместе с ними приходили реваншисты, требующие вернуть Южные Курилы. Они устраивали драки с местными жителями. Их невозможно было утихомирить. Повторялось это каждый год, пока вы не пришли сюда.

Но я не об этом. Хочу говорить об этой пагоде. Сюда мало кто приходил, вообще это было скрытое от глаз место. Как я уже сказал, укромное место, сюда приходила только та самая девушка, которая, сидя перед одной из могил, отрешенно  молилась.

Долго я стоял и смотрел, когда она закончит свою молитву. Конечно же, она видела меня, но не обращала внимания. Казалось, она занята только своей молитвой. Несколько часов она сидела перед могилой со слезами в глазах.

После этого она возвращалась на берег, где уже ее ждал пограничный взвод захвата.

Но она не подчинялась их приказам. Трое солдат хотели задержать ее и вести в заставу. Обычно мы так делаем. Задерживаем, потом составляем протокол и возвращаем задержанного японской стороне.

-А что случилось?

-Кто-то из солдат просто дергал ее за руку, но она обернулась лицом к нему, в одно мгновение он упал в воду, за ним второй и третий. Как будто ничего не случилось: она поднялась на свой парусник и заплыла в море.

Я даже не успел добежать до парусника. Вернее добежал, но до берега. Солдаты бесчувственно лежали в воде.

Сначала мне показалось, что они мертвые. Но когда по одному их вытащил из воды, чтобы не захлебнулись, поняли, что она применила какой-то точечный прием, оглушивший их на несколько минут, что позволило ей уплыть на достаточное расстояние.

-Интересно?!

-В прошлом году она опять появилась в этих местах. Поднявшись по склону, пришла сюда. Почистила могилы, потом стала молиться как в прошлый раз. За нею пришли солдаты-пограничники, которые  должны были ее задержать. Но опять не смогли. Как только они подошли к ней, а их было четверо, она применила свой прием, солдаты опять бесчувственно упали на землю. А она, как будто ничего не случилось, спустилась на берег и уплыла на паруснике дальше отсюда.

-Просто не верится.

-И в этом году она уже здесь побывала. Солдаты, увидев ее  парусник, поняли, куда она поднимется, сопровождали ее до этого место. Я приказал им, чтобы никто из них близко к ней не  подошел. Просто наблюдали за нею.

 Совершив обряд, она спустилась на берег. Солдаты не тронули ее, и она уплыла обратно.

-Почему ты мне это рассказываешь?

-Местные тоже знают эту девицу. Они говорят, что на первый взгляд эта хрупкая девушка, лет семнадцати – восемнадцати, за несколько секунд может уложить целый взвод солдат.

-Неужели целый взвод солдат не смог остановить одну девчонку?- засомневался Даянет.

-Даянет, вижу, ты не веришь. Посмотрим, как будут вести себя твои солдаты, когда с наблюдательного пункта увидят, как она поднимается на скалы. 

-Наверняка, задержат и сдадут вам.

-Хочется верить. Пойми, что ее остановить невозможно.

-Я сам займусь ею.             

-Будь осторожен!- сказал Валерий, и они спустились к берегу.

Молча прошли до наблюдательного пункта, где и расстались.

Даянет не вернулся в лагерь, а зашел в землянку наблюдательного пункта. Солдаты встали, чтобы доложить обстановку.

-Вольно! – приказал он, и сел за телескоп дальномера, через которого можно было понаблюдать за побережьем Японии и проливом Измены.

По проливу проходили корабли, шхуны и парусники, которые сразу же исчезали за левым берегом Хоккайдо или же появлялись с этой же стороны, чтобы пройти в Охотское море.

-Если увидите парусник, который причалит в седьмом участке,  сразу же доложите мне. Оттуда сойдет девица.  Ни в коем случае не подойти к ней. Поняли?- приказал он, не отрывая глаза от прибора.

-Есть, товарищ лейтенант!- в один голос ответили солдаты.

Находясь в наблюдательном пункте, Даянет внимательно следил за береговой линией, откуда до него доносился шум прибоя. Ничего подозрительного не заметив на берегу, он направился в лагерь, но мысли о загадочной девице уже не покидали его.

  Под утро, когда он опять пришел с проверкой в наблюдательный пункт, дул западный ветер, который гнал на остров большие волны, поднимающие уровень воды в речках, куда в таких случаях  каждый раз направлялись косяки красных рыб, идущих на нерест.

   С дежурного пункта Дянет высматривал  прибором ночного видения в пенящиеся волны, чтобы увидеть приближение косяка рыб к речке. Она находилась недалеко от наблюдательного пункта.  Даянет вспомнил последнюю встречу в Лагунном с представителями рыбнадзора, которые  говорили о бурых медведях, появляющихся в устье речушки и уничтожающих целые косяки рыб.

   -Товарищи, во-первых, будьте осторожны и берегитесь их, и, во-вторых, при первой возможности, убейте. За убитого медведя вы получите премию в размере двести пятьдесят рублей, если сдадите его лапы представителю рыбнадзора.

   Даянет направил прибор ночного видения  в сторону  речки, и глазам своим не поверил. В зеленом фоне экрана ясно виднелся черный двигающийся по стоку речки предмет. « Наверное, медведь»-подумал он.

В наблюдательном пункте кроме него были двое солдат, несущих боевое дежурство.

-Коля, выйди и посмотри, что сидит на устье речки. Вполне возможно, что медведь.- приказал Даянет одному из них, а сам протянул руку к краю его стола, чтобы достать автомат.

Проверив в магазине патроны, он вышел из наблюдательного пункта. Еще было темно, только яркая луна и звезды освещали дорогу к речке.

- Постой! - тихо он крикнул  вслед солдату, который сразу же остановился и подождал своего командира.

Приближаясь к речке, они несколько раз услышали рев медведя, что напугало их.

-Товарищ командир, давайте вернемся и подождем наступление утра. Их может быть несколько.- предложил Коля.

-Ты струсил?- удивленно спросил Даянет

-Нет, командир! Я из-за осторожности. Местные говорят: они очень свирепые.

Предложение Коли показалось ему разумным, и они повернули обратно.

-Как только начнет светать, мы придем сюда. Не думаю, что он покинет свое место.

Вернувшись в дежурный пункт, они продолжали наблюдать за речкой, где действительно обосновался медведь, ожидающий свою добычу.

Чуть светало, когда они вышли из пункта и направились к речке, на устье которой сидел огромный медведь.

По обоим берегам речки барахтались десятки рыб, выброшенных им из воды. 

-Стой, стрелять буду!- крикнул по привычке Коля, забыв, что в речке медведь. Хорошо, что они находились в двадцати метрах от него.

Медведь, услышав громкий голос, поднялся на задние лапы и  повернулся в их сторону. Потом громко заревел, подняв передние лапы верх.

-Сейчас нападет, товарищ лейтенант, - воскликнул Коля, увидев, как медведь приближается к ним.- Давайте, стрелять!

Даянет заметил, что в руках второго солдата дрогнул автомат.

-Давай сюда!- сказал он, отняв у него оружие. Потом приказал Коле:

-Быстро целься!

Не успел он это сказать, как увидел медведя в пяти шагах от себя. Он не растерялся и нажал на крюк. Последовал свист пуль, вонзившихся в грудь медведя.

Но животное не упало, а стал преследовать их. Они разбежались по разным сторонам, что и  сбила с толку медведя, который преследовал Даянета.

А Коля находился в отдаленном расстоянии от медведя, поэтому успел еще раз целиться в медведя. Последовала автоматная очередь. Послышался его последний рев, и он грохнулся на землю.

Но они опять боялись подойти к медведю, который не двигался, а иногда дергался лапами. Долго постояли в отдаленном расстоянии от медведя, не верили, что он мертв.

Тем не менее, за сопкой показалось солнце, осветившее яркими лучами весь берег.

-Беги в пункт и позвони Мише. Расскажи ему, что случилось. Пускай придут сюда с несколькими солдатами- приказал он солдату, у которого он отнял автомат, –Беги!   

 Даянет с Колей подошли к убитому медведю, но не увидели крови вокруг него.

-Не понял? А куда попала пуля?- удивился Коля.

-Тут нечего удивляться: у АКа-74 маленькие пули. С близкого расстояния не поражает живую мишень, вылетает из него, а из далекого расстояния не только застревает там, но и рвет внутренность кусками. Его убил ты, прострелив издалека.

   Коля бросал в речку живых еще рыб, не ожидая помощи других солдат.

-Я оставил на берегу только самок из-за икры.- объяснился Коля, показав лежавшие в одной куче рыб.

            Даянет сел на булыжник рядом с убитым медведем, вглядывался в сторону леса, откуда по тропинке должна была  прийти помощь.

 Ему не пришлось долго ждать: на тропинке появилось несколько солдат. Впереди всех шел  Миша с утиной походкой, узнаваемой издалека.

   Увидев убитого животного, Миша ахнул:

   -Вот везет вам, товарищ лейтенант. Вчера говорили о двухсот пяти десяти рублях, сам бог вам посылал добычу.

   -Ты лучше скажи, что можно делать из него?- спросил Даянет .

   -Во-первых, из мяса шашлык, из жира лекарство от простуды, из шкуры подсылку.

   -Нам придется, сдать лапы медведя в рыбнадзор, а то не получим деньги. Так, что учти!

   Потащили медведя в лагерь, потом солдаты пошли за рыбами. 

   -Свяжись по рации с рыбнадзором. Пускай приедут в наш лагерь. Скажи, убили медведя в лесной чаще.- позвав к себе радиста, Даянет дал ему указание.

    Через час в УАЗ-е прибыл представитель рыбнадзора, Степан Андреев, который не верил своим глазам, что они смогли убить такого зверя:

-Наши охотники за ним охотились давно, но он очень осторожный  и умный медведь. Приходит в тот момент, когда рыбы входят в речку, уловив достаточное количество, с наступлением утра исчезает, поэтому поймать его было фактически невозможно. Редко кому удается настичь такого зверя. А их на острове не мало, поэтому разрешается охота на них.

-А есть звери, на которых охота запрещена?

-На ворону!

-Не понял?- выразил сомнение Даянет.

-За убитую ворону пятьсот рублей штраф.

-Сколько?- спросил Миша.

-Пятьсот рублей, дорогой. Они санитары острова. Красная рыба, отложив икринку, бросается на берег речушки или погибает. А вороны питаются их падалью. Если бы не они, рыбы протухли бы и смердели. Это еще что?- продолжал рыбнадзор,- Самое главное они не дают падали превратиться в трупный яд, который, попадая речку, может отравлять живых существ, пьющих эту воду. Вот какие у нас вороны! Их надо беречь.

Рыбнадзор составил протокол об убитом медведе, а потом вручил двести пятьдесят рублей лейтенанту Джафарову.

-Пускай отрежут лапы и положат в этот ящик!- сказал он, доставая его из машины.

-А за чем вам лапы?

-Лапы сразу же отправят в Москву.

-Куда? Не расслышал?

-В Москву!

-Для чего?

-Никто не знает. Говорят, из него делают лекарства для омоложения «кремлевских старичков»- улыбнулся рыбнадзор.- вообще-то никто ничего не знает.

-Интересно!- удивился Даянет.

-Вижу, как молодой человек обрабатывает тушу, жалко, что не могу оставаться, показал бы, какой шашлык получается из него. Надо лапы сразу же отправить в Москву.

-Можете приехать! Мы для вас оставим мясо – предложил Даянет.   

-Обязательно приеду. Приеду с женой.

Рыбнадзор уехал, а Миша с солдатами освежевал тушу медведя.

-Что купим за эти деньги?- спросил у Миши Даянет, достав деньги из кармана.

-Не понял, товарищ лейтенант, вы же убили медведя?! Деньги ваши!- сказал один из солдат.

-Во-первых, я не убил. Правда, мои пули попали в него, но не убили. Я чуть не попал под лапы медведя. Если бы  Коля не стрельнул издалека, мы не уложили бы его. Так что моя заслуга отпадает на второй план.

-Поэтому деньги общие!- воскликнул Миша.

-Хорошо, тогда что купим?

-Телевизор, товарищ лейтенант!- закричали все солдаты.        

 

***

 


ПИСЬМО ИЗ БАКУ

  

   В командирскую землянку кроме Миши никто из солдат не спускался, пока Даянет сам не позовет. Только старшина захаживал сюда после отбоя и долго оставался там.

   Миша был правой рукой командира и управлял взводом таким образом, чтобы каждый знал свое место и не суетился.

   Иногда Даянету казалось, что его солдаты превратились в роботов, готовые выполнять любой его приказ и, самое  главное, в полевых условиях проявлять себя как настоящий воин.

   Миша был для солдат не только командиром, но и учителем жизни. «Этот парень родился, чтобы жить на природе!»- рассуждал Даянет, видя, как он пользуется дарами окружающей среды и создает хорошие условия для солдат.

   В Лагунном солдаты батальона пока еще жили в палатках, даже баню не имели. А здесь он устроил бассейн, наполненный водой горячего источника, заменяющий баню.

Землянки, построенные за короткий срок, скорее были бункерами для солдат, внутреннее убранство которых радовал глаз. Несмотря на то, что они находились дальше от поселка и людей, служить здесь было им по душе.

По воскресеньям Даянет писал увольнительные некоторым солдатам, находившимся вне дежурства. Они пешком ходили в Дубовое на почту или в клуб, чтобы посмотреть фильмы, По их рассказам они даже успели познакомиться с девушками поселка.

На первый взгляд служба на острове проходил однообразно, но никто из солдат не скучал по дому, так как каждый имел возможность проявить себя во всем, чем он хотел заниматься.

Самое трудное для солдат было, естественно, дежурство на берегу океана в ветреные дни.

Ураганные ветра, возникшие нежданно, переворачивали все в своем пути. Скорость ветра достигал до таких пределов, что мог бы запросто уносить человека в океан. Для островитян и солдат были страшным бедствием ураганные ветра.

 Поэтому прежде чем отправить новую группу солдат в наблюдательный пункт, радист информировал их о сводке погоды, полученной из штаба.

 Сегодня вечером Даянет сам инструктировал солдат в своей землянке, потому что по сводкам ожидался ураганный ветер.

-Запрещаю выходить из пункта после десяти часов. Если будет ураган, замены не будет. Останетесь там, пока не успокоится ветер. Поняли?

-Есть, товарищ лейтенант.

Солдаты сразу же отправились в наблюдательный пункт, а Даянет,  проводив солдат взглядом, пошел в беседку, где сидел старшина и пил чай.

-Товарищ лейтенант, пока не пейте чай.- сказал Миша и выйдя из беседки, и направился к огромной березе, растущей прямо за командирской землянкой. Протянув руку к стволу дерева, снял висевшее на его стволе ведро и принес в беседку.

-Это что такое?- спросил Даянет

-Березовый сок.

-Что?

-Сок. Настоящий березовый сок.- повторил Миша, увидев удивление командира.- Попробуйте!

Даянет взял кружку и зачерпнул из ведра сок.

-Какой сладкий?! Я впервые пью.

-Наши ребята сделали зарубки на коре нескольких березовых деревьев, поставили под ними ведра, куда капает сок.

-Не земля, а рай!- воскликнул Даянет, выпив вторую кружку.

Вокруг вроде бы все было тихо. Только на кронах деревьев шелестели листья. Это был плохой признак- ожидался северный ураганный ветер, о чем ему сообщили и по рации:

-Ночью всех своих солдат держи в землянке. Вскоре начнется ураган!- приказным голосом говорил с ними капитан Василенко.

Вспомнив слова командира, лейтенант Джафаров позвал к себе старшину Михаила Савельева:

-Немедленно взводу собираться в землянке. Запрещается выход наружу во время урагана. И позвони в наблюдательный пункт, проинформируй их об этом.- приказал он.

Вскоре ветер  начал усиливаться. Вековые деревья начали шататься, ломая свои ветки над головами солдат

-Немедленно в землянку!- приказал Даянет.

 Солдаты, убрав все, что было в беседке и на кухне, в укромное место, спустились в землянку, закрыв за собой накрепко дверь.

Даянет знал, что ураган непредсказуем, может  продолжаться долго.

До землянки доходили раскаты молнии, сотрясающие все вокруг.

В нескольких местах на вершине сопки от ударов молнии загорелись вековые деревья. Казалось, что они поднялись ввысь годами для того, чтобы получить удар от молнии и закончить свой цикл, уступив  молодым.

 Наблюдая за происходящим у дверей своей землянки, Даянету чувствовал, что на острове все взаимосвязано, и сама природа регулирует соотношение всех видов деревьев и животных.  

  Он не смог долго стоять у двери. Усилившийся ветер принес дождь, льющийся как из ведра. Ему пришлось закрыть дверь землянки, чтобы вода  не попала внутрь.

Лег на кровать, чтобы чуточку отдохнуть, а потом приступить к анализу материалов, связанных с пунктом наблюдения. 

   Однако вдруг вспомнил, что сегодня была почта, и ему передали письмо из Баку, долгожданное письмо от любимой девушки Лейлы.

В землянке было светло, в лагере пока работал движок, накапливая в аккумуляторы энергию. Обычно после отбоя  останавливали движок, только в командирской землянке постоянно горел свет. 

Даянет подвинул к себе настольную  лампу, чтобы прочитать письмо. Однако он не ждал хороших вестей из Баку, поэтому с неохотой открыл конверт, но не прочитал ни слова.

 Последнее письмо от Лейлы он получил до высадки на Кунашир, в котором она писала, что родители требует, чтобы она прекратила поддерживать с ним связь, так как собираются выдать ее замуж, и она не знает, что делать. Если дальше так пойдет она даст согласие.

Вспомнив последнюю фразу, он ухватился за голову.

Перед глазами возник родной город, где они жили в однокомнатной квартире. Отец был инвалидом войны, не работал и получал мало пенсии. Даже когда, он учился в университете,  ему приходилось подработать в техснабе крановщиком, чтобы помочь родителям.

   Окончив юридический факультет с отличием,  он не смог найти работу по специальности.  Да, куда бакинцу устроиться на работу в родном городе?

Сотни безработных молодых и толковых людей с высшим образованием покидали республику. Он не был исключением.  Ему пришлось пойти служить в армию по контракту, чтобы помочь больным родителям.

   Лейла, с которой он встречался, была из богатой семьи. Отец девушки работал в торговой организации.

Родители девушки требовали, чтобы она рассталась с ним, заявляя, что их дочери нечего связываться с неимущим. И Лейла открыто говорила  ему об этом, но она любила Даянета.

Даянету надо было устроиться на хорошую работу, чтобы постучаться в дверь девушки.

«Имею ли я право обижаться на них?»- думал он

 Перед его глазами возникли ее большие  черные глаза  и красивое лицо.

Лейла, провожая его в армию, со слезами на глазах обещала, что подождет. Когда, через два года, он вернется, поженятся…

Месяц назад, когда он прибыл на остров, два раза попытался дозвониться до нее, трубку поднимала ее мать, и каждый раз запрещала звонить.

Вспомнив об этом, Даянет даже не хотел прочесть новое письмо. 

Пятнадцать дней тому назад он отправил девушке поздравительную открытку в связи с ее днем рождения, зная, что послание не дойдет до адресата. Видать дошло, поэтому он получил ответное письмо.

 «Интересно, что она  теперь пишет?»-подумал он и достал бумагу из конверта. 

 «Милый, я не думала, что ты даже поздравишь меня после моего письма. Неужели ты все еще меня любишь? Однако «одной любовью сыт не будешь!»- говорит мама, и надо сказать, что где-то она права.

 Меня уже обручили. Ты, наверное, его помнишь: учился с вами, только в азербайджанском секторе. Эльчин из Армении. Работает уже в прокуратуре республики. Чей-то родственник. Отец говорит, что перспективный молодой человек.

Теперь я понимаю, почему родители настаивали, чтобы я дала согласие. У него есть квартира в центре города, машина. Живет беззаботно.

В лучшем случае, с тобой мне пришлось бы жить в отдаленном уголке города квартирантом.

Ты очень порядочный и интеллигентный человек, И ты не смог бы  жить так, как живут все остальные. Поэтому ты уехал из Баку. Не думаю, что вернешься из армии, заработав денег.

Это мое последнее письмо. И уверена, что после этого письма, ты больше писать не будешь, потому что очень хорошо знаю тебя. Ты гордый человек, поэтому не простишь мне мою неверность.

Я хочу быть в этом письме искренней. Не думаю, что ты вернешься в Баку и устроишься на хорошую работу. Для этого нужны деньги и связи, чего у тебя нет.

Ты лучше не возвращайся. Может быть, найдешь работу  в России. Так будет лучше и для меня. 

   Прощай Л.»

От злости он порвал письмо и бросил в мусорную корзину, сплетенную Мишей из бамбука. Выключил свет, чтобы заснуть и забыться. Но у него ничего не получилось. Настроение совсем испортилось - его душила злоба и обида.

Перед глазами прошли годы учебы в университете…  А с каким рвением ты учился. Окончил университет с красным дипломом. Мечтал работать по специальности. И что же? Остался за бортом. На работу приняли тех, которые учились с трудом, но родители их были земляками первого секретаря и занимали солидные посты в республике.

По телевизору же шли передачи о мудром решении первого секретаря не допустить детей руководителей учиться на юридическом факультете, а на самом деле все было по-другому. Дети руководителей не только учились, но и после окончания занимали солидные посты в органах юстиции.

В чем-то Лейла была права, ведь действительность доказала, что в азербайджанском обществе не ценили образованных людей, надо быть или при деньгах, или же земляком  первого секретаря. Сколько людей с бакинской психологией покидали республику. Даже город изменился в плохую сторону. Добрых и отзывчивых людей стало мало.

 Росло число людей из сельской местности, где бесчинствовали первые секретари райкомов.

Баку превращался в пристанище для этих людей, которые в основном занимались спекуляцией продовольственных продуктов.

Теперь Баку обеспечивал сельскую местность продовольствием. Эти люди покупали масло, мясо и сахар и переправляли в свои районы, т.е. все стало верх ногами- не село кормило город, а город –село.

В селах невозможно было заниматься сельским хозяйством. Люди, оставив дома, переселялись в города республики.

Баку уже перешел на карточную систему продажи продовольственных товаров. Для того, чтобы покупать килограмм мяса, сахара и полкило масла за месяц, приходилось часами стоять в очередях у магазинов столицы, зато каждый год республика получала от Кремля переходящее знамя Победителя социалистического соревнования.

Конечно же, это была ложь на государственном уровне, и Москва закрывала на это глаза.

Что ожидала его в такой республике? Безработица- слово, которое часто употребляли его университетские преподаватели, утверждавшие, что в Советском Союзе нет безработных. Разве это было правдой. Он закончил элитарный факультет, а ему не давали работу только по одной причине, что он был  азербайджанцем, а не пришельцем из других республик.

Именно пришельцы из других республик, образовав землячество, в полном смысле слова захватывали властные организации, превращались в  мафиозные группировки, идти против которых было невозможно лишь по одной лишь причине, что они убрали бы любого со своего пути.

Раньше он думал бороться против этого государственного зла, разрушающего устои страны. |Лейла остерегала его.

У него разболелась голова, думая об этом.

До землянки доходил шум воды, текущей мимо лагеря по канаве, наверное, превратившейся под воздействием селевых потоков в реку. Этот шум отвлекал его от мысли о ней.

Стенные часы били десять. Но ему не хотелось спать. 

 Под подушкой лежали «Рубаи Омера Хайяма». Даянет взял  книгу и по старинному бакинскому обычаю, открыл первую попавшую страницу, в которой прочитал:

Жизнь пронесется, как одно мгновенье,

    Ее цени, в ней черпай наслажденье.

    Как проведешь ее - так и пройдет,

    Не забывай: она - твое творенье.

 Этому  научила его в детстве покойная бабушка, читавшая «Коран» и знающая все бакинские языки.

 Когда-то давным-давно эта старая женщина  получила солидное образование в Бакинской девичьей семинарии, любимым занятием которой было чтение в оригинале книг классиков персидской литературы. Она прекрасно комментировала стихи персо-язычных  поэтов Индии, Турции, Пакистана, Узбекистана, а также Азербайджана. Бабушка с особой любовью относилась к Хайяму и Хафису, учила, как по их книге провести «истихару ».

Бабушка рассказывала, что прежде чем приступить к той или иной работе или же принимать конкретное решение по тому или иному вопросу, бакинцы, открыв книгу Хайяма или Хафиза, клали палец на бейт, т.е. на строку и читали.

Если содержание бейта веселое и жизнерадостное, означало, что повезет. Грустные строки показывали неудачу предстоящего мероприятия.      

   Эти строки рубаи успокоили его, объяснив ему, что свою жизнь должен строить он сам. Ему показалось, что к нему пришло озарение. Надо жить, не унывая, и бороться за счастье, верить самому себе.

К нему вернулось веселое настроение, он даже злился на себя, что думает о девушке, которая бросила его. Ведь Хафиз писал, что

Уходящую не вернуть,

Закончился в любви ее путь,

Не унывай, что остался один

Думай о другой, а эту забудь.

-Как красиво сказано!- воскликнул он, накрылся одеялом, повернувшись на правый бок, и заснул.

                                       

                                             ****

НАХОДКА

 

   «Кунашир необычный остров, просто чудо!»- писал в своем письме домой Даянет, который  исколесил его с Валерием и девушками, прекрасно знающими каждый уголок острова.

Геологи, работавшие на склоне вулканов, говорили, что «на каждом шагу их ожидает опасность», независимо от того, где бы они не находились: на склоне сопки или же на поле. 

-Это земля живая, и она сопротивляется каждому неверному шагу человека, иногда даже защищается.- говорил ему Миша еще насколько часов тому назад, когда он направил его на склон сопки, чтобы посмотреть местность для установления радиоантенн, которые должны доставить завтра в лагерь на вертолете.

-Миша, если тебя слушать, то можно превратиться в первобытного человека. 

-Точно, командир, это так. Помню, хотели срубить дерево на склоне сопки – земля сотряслась. Подумали, случайность какая-то, но при повторной попытке - тоже самое.

Струсили ребята, снова поднять топор на это дерево. Казалось, что ударишь еще раз, случится землетрясение. Колдовство какое-то?! Мне кажется,  остров чувствует каждый наш шаг!»

   Человеку,  никогда не побывавшему в Кунашире, показались бы слова Миши фантазией, но местные не только подтверждали его слова, но и сами рассказывали такие же истории.

   -Здесь надо дружить с природой.- говорила Лена, которая родилась и выросла на острове.

   -Я тоже так думаю!- согласился с ней Даянет

   -Столько людей пропали без вести, уходя в лес и на сопку. С нами в соседстве живет теть Клара. Ее муж работал лесорубом. Видишь склон гейзеровой сопки, раньше там росли вековые деревья, он начал их рубить. Там остались два высоких дуба. Их он не смог срубить. Из земли вырвался пар и обжег ему лицо.

   Конечно же, все эти рассказы не пугали его, но он старался чутко относиться к окружающей среде.

Внутренний голос говорил Даянету, надо быть внимательным, попадая в тот или иной уголок острова. Может случиться всякое.

Он предчувствовал беду, когда  земля несколько раз сотряслась. Это было землетрясение, но не сильное. Оно часто случалось, и для его взвода стало привычным явлением   

Перед командирской землянкой солдаты готовились к очередному наряду в  наблюдательном пункте. Обычно их проинструктировал старшина, прежде чем отправить на дежурство. Но в этот раз тот почему-то отсутствовал.

Миша был аккуратным человеком, как военнослужащий  с честью выполнял свои обязанности.

Солдаты сказали, что он недавно отправился в сторону сопки и больше его никто не видел.

Даянет не стал беспокоиться. Однако внутренний голос пугал его, вспомнив услышанные рассказы о загадочных явлениях острова.

-Наверняка, что-нибудь случилось, что его нет. –подумал он.

Он проинструктировал солдат, идущих на дежурство, а сам направился через лес  в сторону сопки.

Левее от источника, где они установили беседу, к сопке вела тропинка, примыкающая к высоким скалам, нагнувшим вперед. Каждый раз, когда они проходили через это место, их пугал угрожающий вид скал, казалось, что вот-вот они упадут.

Впереди за поворотом был узкий проход между двумя скалами. Только через него можно было подняться на сопку.

За проходом простирался первозданный лес, куда, наверняка, не ступала человеческая нога до их появления здесь.

Узкий проход был завален скалой, вернее вторая скала, оторвавшая от стенки сопки, закрыла узкий проход.

-Товарищ лейтенант, помогите! -вдруг он услышал голос Миши, идущий из-под глыбы, упавшей на левую скалу.

Он побежал по направлению голоса и увидел из маленькой щели голову Миши, зажатую скалой.

-Как ты там?

-Ничего серьезного. Просто глыба зажала к стенке.

-Травм нет!

-Нет, товарищ лейтенант.

 -Как ты туда попал?

-Проходил через проход. Земля вдруг затряслась, а глыба накрыла меня.

 -Подожди, позову на помощь солдат!- предложил Даянет.

-Никакой помощи не надо. Глыба, накрывшая меня, легкая. Я могу его двигать. Только силы не хватает. Если вы поднимитесь и сверху толкните, она вернется на свое место.

Даянет поднялся туда, куда указал старшина. И только теперь увидел, что за глыбой стоит железная дверь.

Без особого усилия он оттолкнул глыбу от себя, и она вернулась на свое старое место, освободив Мишу из плена.

-Не понял, как эта трехметровая глыба вернулась на свое место? – удивился Миша, как только вышел из прохода.

-За глыбой имеется железная дверь. Наверное, японский склад.

Миша поднялся на глыбу и оказался рядом со своим командиром, который показал ему спрятанную железную дверь.

-Получается, что мы нашли склад на острове.- вскрикнул Миша

-Да, получается. Но сначала надо обратно сдвинуть глыбу, чтобы посмотреть, как можно ее открыть.

-Открыть не проблема, неслучайно же, говорят, что «я золотой парень»?

-«Золотой», чтобы повторно сдвинуть нам понадобится лом.

-Пойти за ним?

-Пока не надо. Сейчас приземлится грузовой вертолет с оборудованием для антенны. Надо их встречать.- сказал Даянет, спустившись с глыбы.

-Их сюда пускать нельзя, товарищ лейтенант, если на склоне начнутся работы, глыба опять может упасть. –умолял Миша,- Мы же не знаем, что внутри пещеры. 

-А что ты предлагаешь?

-Их надо направить в другое место.

-Как? Я же тебе русским языком говорю, что сейчас прилетает грузовой вертолет с оборудованием и инженером радистом на  борту. От него зависит, где будет стоять антенна.

-Как быть?   

-Пока вернемся в лагерь, а там посмотрим.

Молча, они прошли под скалами и пришли к источнику. Послышались голоса солдат, купающихся в бассейне.

-Не увлекайтесь. Обожжете кожу.

-Знаем товарищ, старшина.- крикнули из бассейна солдаты.

-Быстро возвращайтесь в лагерь.

                                          ***

Был полдень. Обычно в это время солдаты пили чай в беседке, но в этот раз их там не было. Все побежали к грузовому вертолету, который только что приземлился.

   Даянет с Мишей направились туда же.

   -Товарищ лейтенант, мы решили установить антенну только на поле!- сразу же доложил ему капитан-радист, как только сошел с трапа.

   -А склон сопки?- возразил Даянет, подмигнув Мише, а в душе радовался неожиданной удаче.

   -Там на сопках магнитные аномалии, а  на чистом поле их нет. С другой стороны, облегчает наш труд. Не будем таскать огромные антенные вышки через этот лес в горы. Да, забыл сказать: на поле ее не будет бить молнией.

   -Мудрое решение!- вскрикнул из строя Миша.

   -В любом случае, старшина вам придется работать два дня, не покладая рук.- строго заявил капитан.

   -Хоть десять дней, товарищ капитан. Мы готовы.

   -Посмотрим, как твои слова сходятся с делом. Разгружайте пока вертолет!- приказал он.

   Даянет пригласил капитана в беседку, а солдаты стали выгружать из вертолета сборные части огромной вышки.

   Как только солдаты закончили выгрузку, вертолет поднялся на воздух и исчез за сопками.  Миша прибежал к беседке, где Даянет пил чай с капитаном.

-Товарищ лейтенант, мы выгрузили, может быть потащим их в нужное место.- предложил Миша.

Даянет посмотрел на капитана, который протянул руку к сумке. Оттуда он достал карту местности. Внимательно посмотрев карту, встал и оглянулся.

-Вот там двести метров южнее от площадки для вертолета. – указал рукой капитан.

-Мы сегодня же установим его на место.

-Не получится. Сегодня вам придется заливать фундамент, а завтра соберете вышку и установите.

Выслушав указание капитана, Миша улыбнулся лейтенанту, радуясь такому обороту дел.

-Ребята, пошли! – приказал солдатам, Миша, и они пошли в гараж за тягачом.

-А куда они идут?- спросил удивленный капитан у Даянета.

   -В гараж! За тягачом. Не на себе же они будут таскать такие громадные вышки?- ответил Даянет, оправдывая своих солдат.

   -Вы знаете, генерал говорил, что у вас есть «золотой парень», который умеет все.- хотел смягчить разговор капитан. - Познакомите?

   -Вот тот самый старшина. Действительно золотой человек, вскоре сами убедитесь.

Капитан остался в лагере еще на два дня, как планировал сам, но не ожидал, что так быстро он закончит установку антенны.

Ранним утром за капитаном прилетел вертолет, и он улетел на Итуруп.

***

Проводив капитана, Даянет вернулся в командирскую землянку, чтобы слушать магнитные записи дежурных по наблюдательному пункту. В последние дни «охотники за другим берегом», так он их называл своих солдат, не могли уловить ни одного голоса

   -Командир, можно войти!- вдруг он услышал голос Миши.

   -Зайди!- пригласил его Даянет. – Я сейчас.

   Миша сел на край койки и ждал, когда лейтенант закончит свою работу.

   Несколько минут он молча наблюдал за командиром. Но, как только увидел, что Даянет поднял голову от бумаг, тихим голосом обратился к нему:

   -Ранним утром я отнес туда лом, чтобы очистить вход в пещеру. Нам надо сходить туда.

   Мише показалось, что Даянет не придавал значения его словам и ничего не ответил.

Молчание Даянета не длилось долго. Он поднял голову.

   -Ты запретил солдатам не околачиваться под скалами? Объяснил ли им, что эта запретная зона?- спросил Даянет

   -Объяснил, командир.

   -Тогда пошли, посмотрим.

   Проходя мимо источника, чуть ниже от которого в естественном бассейне, постоянно наполняющимся горячей водой, они увидели солдат, купающихся в нем.  Это был ночной наряд, вернувшийся после дежурства.

Узкая тропинка вела к скалам. Солдаты их не заметили там. Густые заросли бамбука закрывали видимость, поэтому они незаметно прошли по тропинке и направились к скалам, окаймлявшим сопку. Дошли до прохода между скалами.

-Миша, поднимись на глыбу и толкни ее!- приказал Даянет, а сам стоя внизу, наблюдал.

Миша продел лом в щель и без особого усилия  притянул к себе глыбу, которая, оторвавшись от скалы, медленно двигалась  в его сторону.

Даянет быстро убрал камни, упавшие сверху и препятствующие движению глыбы от стены.

Глыба беспрепятственно встала на свое место, раздавив мелкие камушки на своем пути.

Проход между скалами открылся, и показалась загадочная дверь, как в сказочных фильмах.

-Командир, посмотрите, в глыбу воткнута толстая железяка, которая поддерживает ее. Она механическая.

-Вижу.

-Какое четкое инженерное решение. Огромная глыба двигается за счет своего веса.

Даянет, стоя перед железной дверью, был в замешательстве. Он не знал, что предпринять дальше.

-Я открою командир! – прошел к двери Миша.

-Подожди, а вдруг заминированная?- засомневался Даянет.

Слова командира заставили Мишу остановиться и ждать, что скажет командир.

Прошло несколько секунд в молчании.

-Открывай, Миша! –вдруг приказал Даянет.

-А мины? – возразил старшина.

-Не думаю, что японцы, так прекрасно замуровав и замаскировав проход, заминировали его. Они рассчитывали на будущее и, на то, что опять сюда вернуться.- заключил лейтенант и встал рядом со своим солдатом, помогая ему открыть ломом толстую железную дверь, на которой не было замков.

Миша кончиком лома очистил ржавчину вокруг двери, чтобы найти  расщелину, и просунуть туда лом. Но лом не понадобился , сама дверь открылась во внутрь.  

Соблюдая осторожность, они отошли в сторону, и подождали несколько минут.

-Нам понадобится лампа! – сказал  Даянет.

-Я утром принес. Спрятал за кустом.

-Принеси сюда. Молодец!

Миша принес лампу, а Даянет рассматривал глыбу.

-Ты знаешь, мы сможем закрыть за собой глыбой! Надо лом надеть в эту дырочку. Мне кажется, этим и японцы пользовались, чтобы закрыть за собой проход. – объяснил Даянет.

Миша зажег лампу и отдал Даянату, стоящему у прохода. Затем сунул лом в расщелину и притянул к себе. Глыба медленно двинулась в их сторону и закрыла проход.   

Они оказались в узком коридоре, ведущем  в огромную пещеру, длиною более ста метров и шириною около сорока.

Центр пещеры хорошо освещался лучами солнца, проходящими через небольшую расщелину в потолке пещеры,  высотой около пятнадцати метров.

-Эта расщелина, наверное, на вершине сопки, и туда невозможно подниматься. А то японцы и ее замуровали бы. – сказал Миша. 

В правом углу пещеры были расставлены в один ряд двухъярусные железные кровати, а в левом углу стояли шесть операционных столов, которые наводили на мысль, что тут был военный лазарет.   

 -Миша, мы нашли японскую кодированную санчасть! –воскликнул Даянет, показывая законсервированные операционные столы и шкафы с медицинскими инструментами.

 В стеклянных шкафах сохранились лекарства: флаконы с йодом,  морфием и др., и целый список на латинице, наклеенный за стекло.

-Пограничники говорят, что чуть дальше от нашего лагеря была казарма военных летчиков, а внизу на поле, откуда мы таскали стальные листы- аэродром.- объяснил Даянет.

-Нужны еще лампы!

-Посмотрите, командир, там есть движок. Интересно работает? –сказал Миша и  побежал в другой край пещеры.

Даянет заметил, что на хирургическом столе в бумажной коробке лежат сальные свечи. Он достал из кармана зажигалку и зажег сразу несколько из них.

-Возьми свечи!- позвал он к себе Мишу.

Даянет сел на край койки, откуда с трудом  виднелась нижняя часть пещеры, где Миша возился с движком.

-Командир, мотор движка простой, и не нужен аккумулятор. Можно запросто завести. Посмотрим, если в этих канистрах бензин? –сказал Миша громким голосом, который отдавался эхом в пещере.

-Победа! Нашелся бензин!- через несколько секунд Даянет опять услышал его голос.

Налив в бак движка бензин и моторное масло, Миша попытался завести мотор с ручкой, который с трудом повернул барабан несколько раз. Двигатель не завелся. 

Однако он почувствовал, чем больше поворачивает ручку, тем облегчает движение цилиндров и карданного вала.

Собрав всю силу в один кулак, Миша повернул повторно ручку. В пещере раздался шум работающего двигателя.

 -Сейчас будет свет!- крикнул он с конца коридора.

Не прошло и несколько секунд, как два прожектора с разных сторон стали ярким светом освещать всю пещеру.

Теперь перед ним открылась вся картина военного лазарета.

Прямо к стенке пещеры японцы прислонили четыре ящика, крышки которых были заколочены  гвоздями.

-Миша, принеси сюда, лом! Открой крышку ящика!- позвал Даянет к себе старшину.

Старшина открыл ломом крышку одного из ящиков, по пещере распространился запах нафталина.

В ящике оказались черные кожаные куртки, подбитые белой овечьей шкурой.

Миша сразу надел куртку, которая оказалась ему впору.

-Командир, они самые теплые и модные сейчас на материке.- радостно заявил он. - Мы нашли клад

-Что? Что?

-Эти куртки на материке самые модные. И то можно купить  за полторы тысячи рублей. И они совсем новые.

-Потому что консервированные.

-Что будем делать, командир. Неужели все это сдадим?

-А что ты предлагаешь?

-Посмотрите, здесь сколько добра: там, где работает движок, стоят инструменты в коробках, в больших стеклянных банках  спирт литров двести,

-Давай  полностью осмотрим пещеру.

Они пошли в другую сторону пещеры. Там тоже увидели какие-то ящики больших размеров.

   Миша опять орудовал ломом. Там оказались постельные принадлежности.

   -Ясно. А оружие не заметил?- спросил у него Даянет.

   -Нет, товарищ лейтенант.

   Даянет еще раз внимательно осмотрел пещеру.

   -Заверни свою куртку в постельное белье и отключи движок.

-А что будем делать с этим богатством?- спросил Миша.

-Выйдем, поговорим.

Миша отключил движок и вернулся к командиру, который ждал его со свечой в руках у узкого прохода в пещеру.

Закрыв за собой железную дверь, они поднялись на вторую скалу и оттолкнули глыбу назад, которая встала на свое место, освободив проход между скалами.

Когда прошли мимо источника, солдат там не было, наверное, вернулись в лагерь .

   -Товарищ лейтенант, -обратился к нему радист в беседке,- Мы заметили на вершине сопки белый дымок, выходящий оттуда.

  Радист руками показывал вершину сопки.

   -И что же? - спросил Даянет, посмотрев в указанное направление.

   -Помните инструктора по выживанию. Он говорил, что перед извержением на вершине вулканических сопок появляется белый дым и трясется земля. Я был в землянке и почувствовал, как она тряслась.

   Даянет еще раз посмотрел в сторону сопки.

   -А где дым? –спросил у радиста.

   -Минут пятнадцать назад был, а теперь исчез.

   -Может, поднимешься и посмотришь, откуда идет дым,-     вмешался в разговор Миша.

   -Миш, разве туда можно подняться, одни скалы.- возразил радист.

   Миша многозначительно посмотрел на своего командира, мол, никто туда не поднимется.

   Они спустились в командирскую землянку.  

  -Больше днем туда ни шагу!- услышал предупреждение командира Миша.

-Понял, товарищ командир. А что мы будем делать с пещерой?- спросил он.

-Эта наша находка. Будем действовать по обстановке. А куртку оставь в моем чемодане. Посмотрим, что скажут девушки, когда приедут на пикник..

   -Их можно продавать в Южном,- предложил Миша.

   -Не торопись!- успокоил его Даянет и улыбнулся. -Ты отсюда вернешься на материк  богачом.  

***

 

ПИКНИК

 

Вечером после дежурства в наблюдательном пункте Даянет спустился в командирскую землянку, чтобы отдохнуть, а потом ознакомиться материалами, поступающими из штаба. Обычно эти были радиограммы.

Радиста рядом не было, вернее, он находился в другой землянке, но оставил на видном месте стола  записку, в которой говорилось, что по рации сообщили, что завтра утром в лагерь прилетит генерал с женой, и приедет лейтенант Кравцов.

Прочитав записку, Даянет позвал к себе старшину:

-Завтра, в воскресенье, у нас будут в гостях генерал с женой, а к двенадцати приедет Валера с Таней. Надо готовиться. Как там с продуктами? Мы должны встречать их на должном уровне.

-Тогда надо будет с утра ехать в Дубовое!

-Поедешь. Заглянешь и к Петровичу. Возьмешь у них соления. А как на счет остальных продуктов?

-У нас все имеется. Не беспокойтесь, командир. Не подведем.

Миша хотел выйти, но Даянет остановил его:

-Улетит генерал обратно, покажешь свою куртку нашим девушкам.

-Если спросят, откуда она у нас?

-Не беспокойся, я что-нибудь придумаю.

-Например?

-Купили у рыбаков, причаливших в Головино.

-Хороший ответ.

-Таким образом, продадим все.

-Может быть, привлечем к нашему бизнесу и Валерия.

-Миша, он хороший парень, но не торопись. Каждому свое время.

***

Воскресным утром зеленое поле, окутанное белым густым туманом, казалось, так маскировалось, что трудно было летчикам с вертолета заметить площадку для посадки.

Вертолет то появлялся, то исчезал в тумане, прежде чем приземлиться на площадке, которая не показывалась из-за тумана, образовавшего из белого пара, выходящего из согревшейся почвы, закрыв поверхность зелени белой пеленой, препятствующей обозрению местности.

Накануне отлета синоптики пообещали  ясную летнюю погоду по всем Курилам, теперь увидев, туман летчики многозначительно глядели друг на друга, как будто спрашивая, как быть?

-Посмотри, вижу  флажок, вырывающийся из тумана. По-моему, это их площадка! Развернись и снижайся!- приказал первый пилот второму.

По мере приближения к земле винты вертолета гнали тучи под собой, улучшая видимость. Через несколько минут колеса вертолета коснулись земли, и летчики отключили двигатели.

-Какой туман! Ни зги не видно!- выразила свое удивление Екатерина Михайловна, сойдя с трапа, - Ты же обещал ясную погоду.

-Так и будет! Летнее утро тут так начинается. В один миг исчезает туман. Тебе будет интересно понаблюдать борьбу солнца и тумана, как в сказках. – хотел успокоить жену генерал.

-Посмотрим, посмотрим! –усомнилась она.

-Вот и твой земляк бежит к нам!- показал генерал сквозь туман Даянета, который, казалось, гоняя ногой туман, открывал дорогу к вертолету.

-Товарищ генерал, лейтенант Джафаров прибыл по вашему приказу.

-Вольно!

-Здравствуй, сынок!- с теплотой приветствовала его жена генерала.

-Здравствуйте, Екатерина Михайловна, добро пожаловать на наш остров.

-Почему такой туман?

-Это к хорошей погоде. Через час исчезнет.

-Виктор Владимирович говорит то же самое.

-Значит, так и будет!- подтвердил Даянет.

Видать, ответ лейтенанта понравился генералу, который даже улыбнулся Даянету. 

Пришли в беседку, чуть дальше от которой дымил золотистый тульский самовар столетней давности, на корпусе которого красовались медали, полученные на различных ярмарках.

-Нас собираетесь уже чаем напоить?- воскликнула Екатерина Михайловна.

-Все по бакинскому обычаю, сначала чай!

-Только не хватает «армуду ».- с грустью сказала она.

Даянет понял, что на Екатерину Михайловну нашла ностальгия, понурив голову она о чем-то думала. 

-А что такое «армуду» Екатерина Михайловна?- спросил один из летчиков.

-Стограммовый стакан грушевидной формы,  узкий в середине. Бакинцы  пьют чай только из него. Вы знаете, когда я училась в университете в Баку, мы провели эксперимент с «армуду», оказалась, что в нем равномерно распределяется температура, т.е. полное нарушение законов физики. Всем известно, что в верхней части стакана чай горячее, чем в нижней. В нем все наоборот. Пить чай из «армуду» одно наслаждение.

-Интересно! – удивились летчики.

-Вообще Баку необычный город, коренные жители которого настоящие люди, для которых самое главное сам человек и его скромное поведение.

Туман начал рассеиваться. Только вдали, на склоне вулкана Менделеева оставалась белая пелена,  как ожерелье охватившее шею вулкана.

 -Катя, посмотри, какая хорошая погода, а ты беспокоилась. Выпьем чай и пойдем прогуляться в лесу.- предложил генерал.

Екатерина Михайловна кивнула головой в знак согласия.

После утреннего чаепития гости пошли в лес, завороживший их красотой.

-Мы пойдем к твоему источнику, а ты найди своего друга. Скажи, что генерал опять собирается дать ему «марс»- предложил генерал Даянету.

-Опять нарды? Ты же обещал?- возразила Екатерина Михайловна.

-Милая, мы же в гостях у настоящего бакинца. А бакинский стол без нардов, как чай без «армуду»   

 Екатерина Михайловна покачала головой, и все таки, улыбнулась.

-Они скоро приедут!- ответил Даянет.

-Кто они? – спросил генерал

-Валерий с девушками.

Генерал усмехнулся в сторону жены. Мол, посмотри, как живут здесь его подчиненные.

-Вот живут люди.- воскликнул один из летчиков, когда он увидел перед собой настоящий бассейн.

-А вам, что помеха? Они пешком ходят, а вы летите.- пошутил генерал.

-Лучше быть на земле, с неба ничего не видно, товарищ генерал.- возразил летчик.

-Напишите рапорт, я  переведу вас в пехоту, а Даянета заберу в летчики. Он опять лучше вас будет жить.

-Почему, товарищ генерал?

-Потому что он бакинец, как я. –улыбнулся он.

Пришли к источнику, бьющему из расщелины одновременно горячий пар и холодную воду, которые, ударяясь об огромную глыбу, преградившую им путь, текли в огромную каменную чащу, оттуда попадала по трубам в лагерь, а в бассейн вода поступала по канаве.

-Ты обещал искупаться со мной в бассейне. Пускай принесут наши сумки.- изъявила желание Екатерина Михайловна.

-Пока рано, дорогая.  Вскоре приедут Валера с девушками. Ты искупаешься с девушками, а я сыграю с ним в нарды.- предложил генерал.

-Опять за свое?- возразила Екатерина Михайловна.

На что генерал только улыбнулся, взяв жену под руку. Они вернулись обратно в лагерь, их встречал Миша, который  руководил подготовкой к званому обеду.

Солдаты накрыли стол белой скатертью, что удивило Екатерину Михайловну:

-У меня такое ощущение, что сюда женщина приложила руку. Второй раз я здесь, скатерть  у вас такая белая.

 -А это от воды источника.- ответил Миша.

На УАЗ-ике приехали Валерий с девушками, которые были так нарядно одеты в ярко-светлые платья, что Екатерине Михайловне показалось, будто они пришли на концерт или в ресторан. Она вспомнила свою молодость и поняла, что они приехали на свидание с любимыми.

            -Это Таня, невеста Валеры, а это Лена, моя знакомая.- представил их Даянет

  -А я, Екатерина Михайловна, командующая вашим генералом. – пошутила Екатерина Михайловна.  Все засмеялись.

   -Какие же вы красивые!- выразила свое восхищение Екатерина Михайловна, поцеловав их

   Девушки даже не успели сесть за стол, как Екатерина Михайловна предложила пойти купаться в бассейн.

Женщины ушли, а генерал отправил летчиков за нардами.

-У меня к вам одна просьба.- начал генерал, -На следующей неделе я улетаю в Москву, скажу вам по дружбе, за очередным званием.

Московские товарищи попросили  красную икру. Говорят, что его можно купить прямо в рыбозаводе. Банка стоит примерно восемьдесят рублей. Купите, пожалуйста, для меня пять банок.- сказал генерал, и вытащив из кармана деньги, отдал их Даянету.

Даянет, ничего не ответив, вышел из беседки. Чуть дальше, рядом с полевой кухней, за столом сидели Миша и Коля, которые нанизывали оленину и красную рыбу в шомпола

-Миш, как у нас дела с красной икрой.

-Я припас три термоса, вполне хватит на весь сезон.

-Ты вытащи одну. И потом позови меня.

-За чем вам?

-Отдадим генералу.

-Сейчас принесу.- сказал он и побежал в лес.

Даянет не сразу вернулся в беседку, где сидели его гости, а ждал Мишу.

Летчики принесли нарды, но генерал медлил. Выйдя из беседки, он искал глазами лейтенанта Джафарова. Увидел его в чаще леса и пошел навстречу.

-Ну, что? Как решил? Хочешь отправить старшину в Южный за икрой?

-Нет, Виктор Владимирович! Подождите, сейчас принесет.

-Как сейчас придет? Разве не в рыбозавод его отправил?

-Конечно же, нет, Виктор Владимирович.

-А куда?

-Это наша военная тайна.

-Интересно!

Миша вышел из леса, таща за собой солдатский двадцати     литровый термос.

-Один термос хватит?- спросил Даянет, положив термос перед ними.

-Как один термос?!- Виктор Владимирович.

-Один полный термос красной икры?! –сказал Данет, открыв крышу термоса.

Генерал своим глазам не поверил.

 -Как много. На весь мой род хватит.- развел он руками .

-На здоровье!

-А как его унесу? Отсюда же запрещается без разрешения вывозить красную икру.

-А для чего ваш вертолет?!- улыбнулся ему Даянет. -Разве вас проверяют?

-Конечно же, нет!

-Тем более. Если это будет мало, вы дайте знать, организуем еще.- предложил Даянет,- Только с одним условием, верните термос. Казенное имущество.

-Сейчас же вернем!- сказал генерал.

-Миша, ты отнеси этот термос к вертолету, сейчас  пришлю летчиков.

-Есть товарищ генерал!- сказал Миш и удалился.

Даянет достал из кармана генеральские деньги и хотел их вернуть .

-Постой, я не возьму.- возразил генерал, -Потрать их на своих солдат. Итак, я получаю столько, что тратить некуда.

-Вы отличный генерал!

-А ты шикарный парень, настоящий бакинец.

-Спасибо!

Женщины уже вернулись из бассейна, когда они вышли из леса. Екатерина Михайловна удивилась, увидев мужа, не играющего в нарды.

-Не поняла? Проиграл что ли?

-Я? Ты когда-нибудь видела, чтобы я проиграл?

-До сих пор нет! Но сегодня вижу.

-Ты что, женушка?  Мне приятно беседовать с земляком.

У мангала появился Миша. Он привел в порядок огонь в мангале и начал жарить шашлык. Это было его стихия, поэтому никого не подпускал близко к огню.

Солдаты накрыли на стол, при этом отказались от помощи девушек.

-Вот настоящие джигиты!- похвалил их Екатерина Михайловна.

Все сели за стол, когда принесли шашлык.

Генерал поднял стакан, наполненный брагой, и попросил, чтобы всем налили. Даже солдатам.

-Мы в гостях у прекрасных людей, обратите внимание, я не употребляю слово у солдат, которые создали этот прекрасный уголок не только для себя, но и для нас.

Я доволен вашим командиром, который принес сюда бакинскую традицию: жить в дружбе и согласии, помогая друг другу.

По долгу службы бываю во многих частях, но лучше вашего лагеря нигде не видел. Используя природу, вы создали маленький уголок рая, где можно с радостью служить.

Дорогие ребята, я пью за ваше здоровье! – сказал генерал и выпил брагу до конца.

Это было необычное событие в жизни солдат- они пили с генералом: военным было запрещено употребление алкоголя. Никто не поверит, если расскажешь.  

Но больше всех была довольна Екатерина Михайловна.

Под вечер, когда гости вышли на последнюю прогулку, Миша тоже присоединился к ним, но как только увидел, что Даянет отстал от них на несколько шагов, подошел к нему.

   -Летчик, который таскал со мной в вертолет термос, спросил, откуда везем икру.

-И что ты ответил?

-Ответил, что из рыбозавода. Потом он спросил, действительно ли можно достать из рыбозавода килограмм красной икры за сто рублей? Я ответил, что можно. Но в открытом виде. И он дал мне четыреста рублей, чтобы я купил. Деньги у меня. Может быть, отдадим ему сейчас, товарищ лейтенант? –предложил  Миша.

-В чем отдашь?

-В двух стеклянных баллонах.

-Тогда шуруй в лес!

Миша побежал в лес. Даянет чуть не обрадовался, что появился новый источник дохода, однако, подумав немножко, пришел к выводу, что этот бизнес оставит остров без рыбы. Тогда какая разница между ними и убитым медведем. Решил, что не позволит Мише больше ловить красную рыбу.

   -Не забудь про мою брагу!- шепнул в ухо Даянета генерал по возвращению с прогулки.

   -Хорошо, сейчас Миша принесет.

   Когда Миша вернулся с сияющей улыбкой, Даянет понял, что его новый бизнес удался.

-Летчики опять будут покупать икру.

-Откажись. Больше рыб ловить запрещаю. Продав, оставишь солдат без икры.

-Мы ловили слишком много. Солдатам надоело есть икру.

-Лишнее сбывай. Но осторожно. –строго на строго предупредил его Даянет.

-Будет сделано! –улыбнулся Миша    

-Генерал опять просит брагу. Иди, принеси.

-Опять бочку?

-А что ты думаешь, пол-литра что ли?

 Взяв собой двух солдат, они пошли в лес. Скоро  они притащили бочку к вертолету.

 Провожали гостей, Даянет с Валерием и девушками. Налетной площадке  Екатерина Михайловна обратился к девушкам:

-Девушки, берегите своих парней. Они прекрасные ребята. образованные, галантные, чуткие.

-Так и будет, Екатерина Михайловна.- заверила Таня. 

-Девушки милые, спасибо за компанию, мы провели прекрасное время.

Витя уезжает в Москву. Как только приедет, опят увидимся. А теперь до свидания.- сказала Екатерина Михайловна, поцеловав их на прощание.

Генерал с женой, простившись с ними, поднялись на борт. Через несколько минут они улетели.

По дороге в лагерь Даянет обратился к Тане:

-Миша покупал в Головино у рыбаков японскую зимнюю куртку. Прекрасная вещь. Хотите посмотреть?

-Конечно же,- ответила она

-Тогда нам надо спуститься в землянку! -предложил Даянет.

Они все спустились туда. Старшина достал из сумки черную лайковую куртку.

-Какая прекрасная вещь! Самая модная. Я давно такую искала.- похвалила Таня  и напялила на себя.

-Боже, какая ты красивая в ней.- поцеловал свою девушку Валерий, а потом повернувший к Мише сказал:- покупаем.

-Валера, постой! Она - дорогое удовольствие! – возразила Таня,- Я сама заплачу. Любая девушка на материке заплатила бы за нее полторы тысячи рублей.

-Все-таки беру! Сколько стоит Миша?- спросил Валерий

-Я взял за тысячу.

-Вот тебе тысяча!- сказал Валера, и хотел достать деньги из кармана.

Но Даянт остановил его.

 -Постой, Валера! По нашему обычаю друг жениха должен делать подарок на свадьбу, поэтому дарю эту куртку невесте моего друга.

-Так же нельзя?- хотел возразить Валерий, доставая из кармана деньги.

 -Миша, не бери деньги.- приказал Даянет.

-Спасибо, Даянет, это будет лучший подарок к моей свадьбе! –заявила Таня.

-Вот умница!

Таня несколько раз прошла перед ними, как модель на подиуме.

-Но только как я покажу ее подругам, они разорвут меня на части, почему не купил и для них. Вам придется найти этого рыбака. Сможете?

-Сможем!

-Вы берете у него за тысячу, а я у вас за тысячу двести. По рукам?

-По рукам. -ответил Даянет.

-Это не честно. Тебя триста, а нам двести? Мы должны отсюда сотню скинуть Валере. - возразил Миша. –Он же женится.

-Причем тут Валера? Я разве не для него стараюсь?- удивилась Таня.

- Хорошо. Мы согласны.

-Когда вы поставите куртки?

-Хоть завтра, а сколько брать?

-Штук десять.

-Хорошо.

-А вам не нужны наличные деньги, Даянет?

-Конечно, нужны. Мы принесем куртки, а вы заплатите.

-Без проблем.

Лена тоже надела куртку и встала перед зеркалом у умывальника. 

-Нравится? –спросил Даянет, обняв ее сзади.

-Я тоже хочу купить.

-Не надо! Я подарю тебе ее в День рождения. Насколько я помню через неделю. Мы все будем у тебя, так что готовься.- предложил Даянет.

-А когда прийти Валерию за куртками?- спросила Таня

-Завтра  к пяти, успеешь?- спросил Даянет у Валерия.

-Конечно же.

Через час, когда Валерий с Таней собирались обратно в Свободный, Лена не захотела поехать с ними.

-Я остаюсь здесь. Завтра не работаю.

Но Даянет не согласился, вспомнив, что ночью он должен будет пойти с Мишей в пещеру.

-Лена, давай оставим это напоследок. Я завтра приеду к тебе и останусь в Свободном. Здесь нет удобства.

 -Тогда договорились.- выразила она свое согласие, повиснув у него на шее.

Проводив гостей, друзья вернулись в лагерь. Зашли в землянку.

Начальство несколько раз предложило Даянету жилплощадь в Головино, вернее, быть квартирантом у местных, пока построят военный городок в Лагунном, начатый буквально недавно. Но он отказывался, увидев, в каких неестественных условиях ему придется жить, а здесь, в землянке в тысячи раз было уютнее, чем в этих домах.

И теперь он был доволен выбором. Ведь не будь его здесь, он не нашел бы пещеру. У него теперь появился шанс разбогатеть. И он решил не упустить его. Разве он не приехал сюда из-за денег? Были бы у них деньги, он устроился бы в родном городе на работу.

 Сегодня он впервые почувствовал себя человеком, когда заключил сделку с Таней. Понял, что у него появится возможность решать все свои проблемы.  

 Даянету показалось, что найденная пещера изменила все его взгляды на жизнь, вернее не она, а Лейла, которая объяснила ему, что деньги решают все.

К нему в землянку спустился Миша, который отвлек его раздумий. Он  вытащил из кармана деньги и положил на стол.

-Эти деньги за икру!- объяснил он.

-Больше этим делом не занимаешься. То, что имеется в пещере, нам хватит.

-А когда мы туда пойдем?- спросил Миша.  

-После отбоя отправив дежурных в наблюдательный пункт,  приходи сюда. - сказал Данет, положив деньги в сейф.

-Хорошо, товарищ лейтенант.- с радостью согласился старшина.

Миша ушел, а он пролистал отчеты дежурных по наблюдательному пункту. Но он почувствовал усталость. «Это, наверное, от браги!»- подумал про себя и лег на раскладушку, чтобы поспать. Он знал, что Миша его разбудит, если проспит.

Снаружи тихо доносился звук японской музыки, видать солдаты смотрели телевизор, купленный им несколько дней тому назад.

Музыка и  брага оказывали успокаивающее воздействие на него, и он заснул.

Когда Миша разбудил его, часы, висевшие над столом, показывали половину второго.

-Сейчас!- сказал он, и начал одеваться.

Вышли из землянки. Дежурный по лагерю, хотел доложить  ему об остановке, но Даянет тихо ответил «Вольно!» и солдат вернулся на свое место.

Они вошли в лес и направились к скалам, откуда до них доносился жуткий звук извержения паров из расщелин, что могло бы напугать любого человека, впервые попавшего здесь. Они по ночам  шумели больше, чем днем. 

Казалось, что эти страшные звуки, выходящие из расщелин, голоса чудовищ, живущих под землей, готовых разрывать на части людей, нарушивших их покой.

 Даянету показалось, что он действительно находится на сказочной земле, и он сказочный герой. 

Чужой человек, услышав эти звуки, со страхом удалился бы из этих краев, но они пошли дальше. И остановились у узкого прохода между двумя глыбами. Прошли через него, чтобы подняться на глыбу и оттолкнуть ее с другой стороны. Сверху легче было подниматься на нее.

Вдвоем потянули каменную глыбу на себя, которая оторвалась от стены сопки  и двинулась в их сторону. Она даже не сопротивлялась, но скрежетом пошла на них.

Японцы проявили незаурядный ум при строительстве входа в пещеру. Никому в голову не приходила бы мысль тянуть огромную глыбу на себя, чтобы войти туда.

Миша открыл железную дверь, и они вошли в проход пещеры, где стояла кромешная тьма.

-Зажги лампу. Она перед тобой.- сказал Даянет, освещая путь спичкой. –Найди лом и закрой дверь.

-А движок?

-Закроем дверь, потом заводить будем.

-А дверь зачем закрываем?

.-Нельзя оставлять открытым. Шум выйдет наружу.

 Миша, закрыв дверь, вернулся к Даянату, и они с лампой в руках вошли в зал.

 -А надо ли завести движок, товарищ лейтенант?

-По-моему не надо. Ты быстро достань одиннадцать курток,  и мы выйдем.

Миша открыл один ящика, стоящей перед ними, чтобы достать  оттуда куртку.

-Вытащи все. И посчитай, сколько в одном ящике.

Прошло несколько минут, пока Миша доставал куртки.

Даянет молча стоял и всматривался в пещеру. Не покидало его детское чувство о страшных чудовищах, живущих в нем.

Он представил себя Синдибадом из сказок «Тысяча и одной ночи», который, плавая по океанам и морям, искал приключения и попал на необитаемый остров.

 «Разве не так?» - подумал он.- Нахожусь в пещере, где полно богатства. Надо просто вывести его и продать, что мы и делаем.».  

   -Товарищ лейтенант, девятнадцать штук.- сказал Миша, отвлекав его от раздумья.

-Значит, в одном ящике двадцать курток.

-А у нас шесть ящиков, а про остальное добро не говорю.

-Про остальное потом. Возьмем сначала одиннадцать, отдадим одну Лене, а десять Тане. Посмотрим, как она будет реализовать?

Завернув куртки в белый материал,  вытащили их из пещеры.

Поднявшись на глыбу, Миша закрыл проход в пещеру.

Вокруг шумел гейзер, извергающийся из расщелин, издавая оглушительные вопли земли. Даянету казалось, что их преследует дух пещеры, как в сказках,

-Миша, видишь, как активизировались гейзеры. Трясется земля. Боюсь, как бы опять не случилось землетрясение. Будь на чеку: вход пещеры может опять отпереться.- сказал Даянет, когда они уже дошли до тягача.

-Утром загляну, обязательно загляну.- ответил Миша, остановившись у своего тягача, чтобы отдышаться

На небе еле-еле светилась луна, а звезд невозможно было видеть из густого пара, окутывающего все деревья и кусты, находившиеся недалеко от источника.

-Оставь, тюк в тягаче. Завтра, когда приедет Валера, отсюда загрузишь в его УАЗ.- приказал Даянет.

-Вы правы командир. Как раз дальше от любопытных глаз. –ответил Миша, восхищаясь умом командира.

Вернувшись в лагерь, они пошли поспать. Однако в землянке, Даянет не смог уснуть. Включил свет, достал «Рубаи Омара Хайяма», чтобы прочитать несколько из них.

Ему читать-то не надо было. Он знал книгу назубок, которая была его талисманом уже в долгие годы.

Давным-давно, когда ему исполнилось четырнадцать, дедушка подарил ему эту книгу, сказав: « Ты уже взрослый парень, должен понимать суть человеческой жизни. Эта книга поможет тебе в трудную минуту. Дружи с нею!». До сих пор он помнит эти слова. Как будь-то, только что сказал.

В бамбуковой корзине он заметил обрывки бумаг: хотел вспомнить, когда он их порвал. В голову приходили различные мысли, но только не письмо от Лейлы.

Заинтриговали его эти порванные клочки, и он, протянув руку, взял один из них.

 Посмотрев, сразу узнал почерк любимой девушки. Вспомнил, что несколько дней тому назад он порвал их от злости  и бросил в корзину.

-Почему опять вспоминаю ее? Она же ясно объяснялась в письме, что выходит замуж за другого. Разве я имею право упрекать ее в неверности? Я оставил ее одну, приехал сюда, чтобы зарабатывать деньги. А кто-то говорил, что не в деньгах счастье, а в чем?

 Разве я не правильно поступил? Даже Коран гласит, что  «независимо от богатства отца, если молодой человек сам себя не кормит и не в силах прокормить кроме самого себя еще двоих, женить его грех ». Получается, что родители Лейлы правы с точки зрения религии.

-Кто я для них? Босяк с высшим образованием. –подумал он, но вдруг вспомнил, что за год он заработал немало денег в армии, а если у него получится бизнес с куртками, он превратиться в настоящего богача.

На полке стоял графин с брагой. Он налил в стакан и выпил, что поднял  его настроение.

Решил написать ей письмо, но вдруг понял, что надо достать из корзины отрывки  конверта.  

Протянул корзину к себе и перевернул содержимое на стол, ища там  отрывки бумаг.

Наконец, он собрал воедино порванный конверт. Написал адрес в тетрадь, лежащую на столе.

-Я ей напишу, чтобы она ждала меня до ноября. Вернула   обручальное кольцо, и она станет самой счастливой девушкой в мире.- говорил про себя и выпил еще рюмку.

Почувствовал, что голова кружится, но он не пьянел. Мысли были ясные, реакции убыстрились.

-Разве она не знает, что я возвращаюсь в ноябре? Не зачем ей писать. Кроме нее, что нет на свете девушек? Сколько хочешь: умных, красивых, как Лена, как Таня? Правильно писал Хафиз:

Уходящую не вернуть,

Закончился в любви ее путь,

Не унывай, что остался один

Думай о другой, а эту забудь

Выпив еще рюмку, бросил в бамбуковую корзину все бумаги, лежавшие на столе. Смотря в зеркало, висевшее на стенке землянки, сказал

-Даю себе слово: - больше о ней не думать!

Потом спокойно лег на раскладушку и заснул до десяти утра. Миша, заходивший к нему, не разбудил его.

                                               

                                                   ***

К полудню стояла спокойная погода. Но вдруг все изменилось. С моря начал дуть сильный ветер, усиливающийся  с каждым часом, в конце концов, превратившийся в ураган, срывающий деревья с корнями.

   Даянет приказал солдатам спуститься в землянку и переждать там,  пока не успокоится ветер.

-Дежурным в наблюдательном пункте оставаться на своих местах, пока ураган не успокится.- передал его приказ по телефону старшина.

   До вечера ураган, властвовавший  на острове, принес ливень, заполняющий  маленькие речушки селевыми потоками, уносящими все, что попадало на их пути.

   -Надо остановить поток воды, идущей в нашем  направлении, а то в землянке будет вода.- приказал солдатам старшина, заглянув в солдатскую землянку:- Немедленно берем лопаты и роем канаву у входа в землянки, чтобы повернуть голову потока в другую сторону.

   Солдаты поняли задачу, поставленную старшиной, и приступили к работе.

   Потом Миша зашел к командиру, который от нечего делать, лежал на раскладушке и читал книгу.

   -Ну, Миша, пропал твой бизнес.  В такую погоду хозяин не выгонит даже собаку из дома. Вряд ли сегодня Валера приедет.- бросил ему командир,- посмотри какой ливень.

   -Я тоже так думал!

   -Не понял?

   -Он уже ждет вас у моего тягача.

   -Неужели приехал? –воскликнул Даянет, выскочив из раскладушки.

   Укрывшись солдатской плащ- палаткой, они побежали в лес, где находилась стоянка военных машин. Рядом с тягачом увидели УАЗ Валерия, куда сразу же перебрались.

   -Ты что чокнулся в такую погоды выехать в эту сторону?- чуть не набросился на него Даянет. 

  -А что мне остается делать, если любимая наезжает.- улыбнулся Валерий.

   -Вот до чего доводит любовь?!- пошутил Даянет.

   -Ты смейся, смейся! Разве не любовь погнала тебя на край земли?- возразил Валера, напомнив ему, что он сам является пленником любви.

 -Хорошо, не серчай!

 -Вот тебе деньги за десять курток, которые обещал девушкам. Тринадцать тысяч.- сказал Валерий, протянув ему завернутый в газету деньги.

   -Мы не смогли поехать в Головино!

   -Ты что? Девушки из «Пентагона» убьют меня. Они отправили меня сюда.

   -В такую погоду?

   -Да, в такую погоду. Ты не представляешь, что там творится. Все хотят.

   -У него было одиннадцать курток, которые я взял. Куртки в тягаче. Сейчас Миша перебросит в твой УАЗ.

Старшина вышел из машины  и открыл багажник. Помогли ему перебросить тюк туда.

 -Даянет,  давай поедем в Южный, ты же обещал Лене.  Завтра, и у тебя, и у меня воскресенье.

-Согласен! Тогда Мише придется пойти за брагой. Сказал Даянет, повернувшись к старшине.

Миша побежал в лес и вернулся с канистрой.

-Здесь же около двадцати литров? Какого черта?- удивился Даянет.

-У нас там так много, что некуда девать. А это для Лены. Пускай у нее останется, не таскать же каждый раз.- оправдывался  Миша.

-Возьми ключи, а вот деньги, положишь в сейф, приеду, отнесем рыбаку!- протянул старшине завернутые  в газету деньги и сел в машину. -До свидания, Миша! Увидимся через день.-

-До свидания, командир!

Когда они отправились в путь, ливень прекратился. Но УАЗ с трудом одолевал толщу грязи и буксовал.

-Так не доедем. Включай полный привод, Валерий!- предложил Даянет.

-Я тоже так думаю.- ответил Валерий, переключил на другой режим.  

Машина как будто ожила и ринулась вперед, одолевая грязь и кочки.

Приехали в Южный ночью. Валерий остановил машину перед домом Лены, посигналил. Открылось знакомое окно, откуда выглянула девушка.

-Мы здесь, Валера!- крикнула Таня.

-Сейчас, только не закрывай окно.

Валерий бросил тюк из окна в комнату Лены. Потом с Даянетом вдвоем тащили в дом канистру.

К их удивлению, в гостиной были около десяти девушек, с шумом встречающих их.

-Что за женский базар?- воскликнул Даянет

-Не женский базар, а женский мир!- ответила Света, подруга Лены, которую часто он видел у нее.

-Мы пришли сюда, чтобы здесь примерить куртки, в «Пентагоне» был бы бардак.- объяснилась Таня.- Моя куртка уже   гуляла бы по всему «Пентагону». Все хотят купить. Мы еще хотим.

-Откуда достану?- отнекивался Даянет: -Подумают, что советский офицер занимается куплей- продажей.

-Никто не подумает!- возразила Света 

-Как будто здесь офицерье все святые. Первейшие браконьеры. Здесь не Москва. Тут стукачей не любят. –строго добавила другая.

-А мне какая польза от того, что таскаю из Головнино в Южный куртки.- не успокоился Даянет, продолжая свою игру.

-Как какая польза? Посмотри, какая девушка встречает тебя в Южном?!- воскликнула Света, обняв за талию Лену.

Валерий начал вытаскивать из тюка куртки, раздавая девушкам.

-Одна оказалась лишней! – сказала Таня, показывая куртку Даянету.

-Да, забыл! Это мой подарок Лене на день рождения. Пускай одевает.

Прежде чем надеть куртку, Лена поцеловала его.

-Ну как, девушки, нравится?  -спросил Валерий, у девушек, которые перед зеркалом примеряли куртки.

-Отличные. Удивительно всем в пору.- ответила Света.

-На здоровье!- сказал Даянет.

 Девушки начали уже укладывать куртки в свои сумки, когда к ним обратилась Таня:

-В «Пентагоне» никому не показываем.- договорились?

-Тань, а как быть с теми, которые хотят еще. Например, я хочу купить сразу две- для моих сестер.- возразила Надя. 

-Видишь, Даянет, народ опять просит. Как быть?

-У него еще остается около сорока штук. Можем опять купить.

-Что надо делать?- спросила опять Надя.

-Соберите деньги, купим еще.

-Договорились!- ответили девушки. Потом переглянувшись, как будь-то хотели сказать друг другу: что мы здесь торчим.  Давайте  уйдем, оставив их.

-Таня, мы хотим пойти в «Пентагон», что скажешь? –спросила  Света.

-Чуточку подождите, у меня разговор с Даянетом, моргнула она девушкам, а потом, взяв его под руку, зашла в спальную.

-Что у него действительно сорок штук?- спросила она, как только за ними закрылась дверь.

-А сколько тебе нужно?

-Минимум сто пятьдесят...

-У него всего сто восемь, но он привозит по частям.

 Через неделю получишь сорок, а потом пятьдесят. Договорились.

-Хорошо. Я собираю деньги и отправляю тебе.

-А я покупаю.

Когда вышли из спальни, девушки ждали Таню у порога.

-Поехали, девушки! – сказал Валерий, обняв за талию невестку.

Наконец Даянет остался один с Леной, которая красовалась перед зеркалом.

-Не знаю, как быть, взять куртку или нет? Очень дорого стоит.- сказала она, повернув голову к Даянету

-Лена, это мой подарок. Ты лучше пройдись, я посмотрю, какая у меня красивая девушка.

Она несколько раз прошлась перед ним и встала перед зеркалом.

-Какая ты красивая?- тихо сказал Даянет, обняв ее у зеркала. 

Она повернулась к нему и тихим голосом сказала:

-Спасибо, милый.

По телевизору показывали последние новости. «Значит уже одиннадцать.»- подумал Даянет, сидя на диване.

-Что будем смотреть? Наши каналы заканчиваются- спросил он, увидев, что Лена накрывает на стол.

-Японские ночные программы. Я нашла новую. Сейчас, дорогой.

Лена встала перед телевизором и несколько минут возилась с коробкой каналов, пока не нашла то, что искала.

-А это что такое? –спросила она, показывая канистру.

-Давай  графин! Миша прислал тебе целую канистру браги из шиповника. Только канистру надо вернуть.

-Куда я подеваю столько жидкости?

-Будешь держать в стеклянных банках на кухне.

Он помог ей перелить брагу в банки, потом в графин

Не успели сесть за стол, как кто-то постучался в окно спальни. Оставив Лену одну, он перешел туда и открыл окно. Не поверил своим глазам.

-Ты что здесь делаешь?

-За брагой приехал. Подумал, спите, поэтому постучался в окно. Организуй баллон.

-Зайди в дом.

Даянет открыл дверь. Вошел Валера.  

-Вижу, готовитесь к пиршеству. А наша доля?- взяв баллон, поставил перед собой Валера. -Дай крышку закрою.

Леня улыбнулась и перешла на кухню. Вернулась в руках с несколькими баночными крышками. Теперь Валерий  помогал Даянету наливать брагу  в баллоны.  

-Постой, хватит! –сказал Даянет, увидев, не хватает баллонов.

-Остается только графин! –предложила Леня, передав его им.

Закрыв крышками  болоны, Валерий забрал два и не сказав ни слова, ушел.

-Слава богу, теперь можно спокойно дышать.- сказал Даянет, ставя графин на стол, а Лена убрала их из прихожей на кухню.

По телевизору показывали американскую эротику.

-Это из Алеутских островов. -сказала она и села ему на колена, поцеловав его.

Увиденное на экране возбудила у Даянета  страсть, заставляющая его подчиниться правилам любовной игры, начатой Леной.

 «Мужик в любой ситуации не должен терять самообладание» -припомнил слова дедушки.

Двумя руками ухватил он голову девушки, поцеловал и сказал:

-Я проголодался Лена. Давай сначала поедим и попробуем брагу Миши.

Ничего не сказав, Лена  встала и села напротив.

 Даянет налил в ее рюмки брагу. Но вдруг заметил ее грустные глаза, понял, что должен успокоить ее.

-Я счастлив, что нахожусь в обществе синеглазой красавицы. Знаешь, что сказал бы по этому поводу Хайям?- обратился он к девушке:

             Любимая ночью ко мне ты пришла,

             Назло всем  свечу любви зажгла.

             И пусть луна зайдет, свеча погаснет -

             С тобою мне и ночь, как день, светла.

И еще он сказал:

         О, не сам по себе я прошел этот путь,

         И не сам по себе я нашел свою суть,

          Если ж самая суть в меня вложена свыше -

          Был когда-нибудь где-нибудь сам кто-нибудь!

 -Прекрасные стихи.

-Я знаю все рубаи Хаяма. За тебя Лена!- сказал Даянет и выпил до дна.

По телевизору продолжали показывать эротику, но он спокойно ужинал,  выпив достаточно браги. Теперь ему казалось, что он победил самого себя. Ведь «человек становится человеком, когда разум побеждает чувство!»- писалось в священной книге Коран.

Был доволен собой, что может удержать свои чувства в руках, не поддаваясь соблазну: не делать то, что показывали по телевизору. 

Однако красота Лены продолжала пленять его, и он начал целовать ее, подчиняясь законам любви, на которых держится  вся жизнь на земле. Каждый поцелуй любимой девушки, признавался он в душе самому себе, что это действительно радость жизни. 

-Я хочу делать то, что делают на экране! –шепнула она ему в ухо, крепко прижавшись к нему.

На руках он понес ее в спальню и уложил на кровать, с особым восторгом всматривался в ее большие ярко-синие глаза, наслаждаясь их красотой.

Раньше он сразу набросился бы на девушку, дико целуя ее алые губы. А теперь он действительно управлял своими чувствами, заставляющими подчиняться ритму любви.

Но он почувствовал, что уже возмужал в буквальном смысле слова,  раз отчитывается перед собой и понимает, что делает.

Он нагнулся над ней и помог ей снять одежду, иногда,  целуя ее в грудь, от чего губы девушки стали алыми как роза.

   Когда ночью девушка заснула, он не смог сомкнуть глаза. Лежа рядом с нею, впервые подумал о своих действиях. Ему хотелось понять, правильно ли поступает с нею, с которой не собирался жениться. Такую близость он считал необдуманным шагом как со своей стороны, как и девушки.

            Однако это происходило по обоюдному согласию. В Баку он не мог бы это себе позволить. Что подумали бы люди? Тут на далеком острове совсем другие человеческие отношения. Люди не стесняются любви. В родном городе он любил только Лейлу и был уверен в ее любви.

   После Лейлы он не хотел верить ни в одну девушку и думал, что больше не будет серьезно относиться к ним. Однако в нем кипела молодость, которая заставляла искать красивых девушек и женщин..

-Как можно жить без них? Это же глупо.- думал он, вглядываясь в спящую Лену.

-Разве можно пройти мимо такой красавицы? Бедная моя мама, если бы она знала, чем  сейчас занят ее сын?

Даянет тянул  в свою сторону одеяло, упавшее на пол, и накрыл им себя и красивое тело Лени.          

 

***

  

Из Южного Даянет вернулся в воскресенье вечером. И сразу же позвав  старшину, передал ему деньги, полученные за куртки.

Старшина достал из кармана ключи от сейфа, вернее железного сундука с двумя замками. Открыв замки, положил деньги туда.

   Даянет очень доверял Мише, с которым он подружился еще в Свободном.

До армии Миша четыре года успел просидеть в тюрьме. Даянет считал его самым порядочным человеком, восхищался его организаторским талантом, ведением хозяйства. «Такой человек нигде не пропадет, всегда будет при деньгах»- думал о нем.

   -Садись!- предложил Даянет, и, поставив перед собой тетрадь, что-то записывал.

   Потом повернув тетрадь в его сторону, объяснился:

   -Сто восемнадцать умножим на тысячу двести, получается сто сорок одна тысяча шестьсот.

   Теперь надо думать о том, как половину этой суммы ты возьмешь домой через несколько месяцев.

   -Товарищ командир, я ничего не возьму! Это все ваши. Ты должен решать свои проблемы

   -Подожди, подожди! Мы вдвоем заработали все это. Моя совесть не позволит, все это брать.

   -Понимаешь, командир, как только вернусь, участковый возьмет меня за шиворот, и спросит: откуда у тебя эти деньги. Сошьют мне воровство.

   -А что предлагаешь мне делать с этими деньгами?

   -Помнишь, ты рассказывал, как много богатых людей в Баку, но никто их не трогает. Если у тебя были бы деньги, устроился бы на любую работу, мог бы жениться на любимой девушке…

   И ты пошел в армию, чтобы зарабатывать деньги. Вот у тебя их полно, организуй свою судьбу. Я счастлив, что в этом тебе помогаю. Как ты веришь в меня, так и я верю в тебя. Если мне понадобятся деньги, ты отправишь мне.  

-Хорошо, я сам подумаю, как быть?

Видать слова Миши не устраивали Даянета, поэтому загрустил. 

-А что мы будем делать с остальными вещами пещеры? Ведь их тоже можно сбыть. –предложил Миша.  

-Тогда ночью опять пойдем туда. Посмотрим, что еще осталось.

Миша вышел из землянки, но, оставил своего командира в раздумье.

-Вот русская душа!- промолвил Даянет, никогда не сомневавшийся в дружбе и порядочности Миши. - Самое главное он надежный  человек. 

«Иметь столько денег и не думать о том, как увести их на расстояние тринадцати тысяч километров - просто смешно.»- подумал про себя Даянет, - Должен же быть, в конце концов, выход.

 Вдруг он вспомнил про сберкнижку, куда зачисляли его зарплату. В памяти всплыл эпизод, увиденный им в сберкассе, т.е. в той же самой почте, где работала Лена.

Один из мужиков, работающих в рыбокомбинате, принес в сберкассу огромную сумму и попросил вкладывать деньги на имя «предъявителя».   

-Вот выход!–воскликнул  Даянят, ударив ладонью по лбу, радуясь, что нашел выход из положения.

 

***

 

Ночью, когда снова проникли в пещеру, Даянет заметил, что здесь очень много лекарств, которые сохранились в первозданном виде. 

-Товарищ лейтенант, хочу эти лекарства отправить на материк, моему брательнику. -предложил Миша.

-На что это ему?

-Тут морфий на сумму ой,ой,ой.

-И что?

-Брательник будет продавать.

-Кому?

-Я откуда знаю. По телефону говорили, я сказал, что у меня есть коробка морфий.

-И все?

-И все.

-Знай, Миша! Мы возьмем отсюда только то, что нужно здоровому человеку.

-Разве не знаешь, для чего морфий?

-Конечно, знаю.

-Ты хочешь, чтобы в России росло количество наркоманов?

-Что вы, товарищ командир?!

-Вот поэтому лекарство не тронешь! Если нужны деньги, возьми сколько хочешь!

-Понял.

Миша завел движок, но не прошло и минуты, как заглох двигатель.

-Что случилось? –спросил Даянет, направив свет лампы в сторону движка.

-Наверное, бензин закончился в баке.

-А что будем делать сейчас без движка?

-Сейчас долью. В прошлый раз привез сюда целую канистру бензина.

Даянет держал над его головой лампу, а он долил бензин в бачок движка, а затем завел его.

Одновременно с шумом движка загорелись все лампы.

-Возьмем несколько рулонов белой материи. - сказал Даянет.

В правом краю рядом с операционным столом на полу лежал кинжал, блестевший под лучами лампы.

Даянет поднял его. На ручке кинжала были написаны иероглифами какие-то слова.

 -Пожалуй, я возьму это. Будет хорошим подарком для отца.- подумал он.

Они открыли крышу большого ящика, прислоненного к стене пещеры, достали из его несколько рулонов белой шелковой материи.

-Пока хватить!- сказал он, обращаясь к Мише.- Вытащи рулоны наружу. А потом заглуши движок.   

Миша быстро выполнил его поручение и вернулся к командиру.   Даянет ждал его у прохода.

-Давай закроем глыбой проход, потом потащим их в твой тягач.

Миша согласился с командиром и, поднявшись на скалу, толкнул глыбу ногой, и она встала на свое место.

-Завтра отнесешь их Петровичу.- сказал Даянет, как только  погрузили рулоны в тягач. Вернулись в лагерь.

В ясном небе ярко горели звезды. Их окружала абсолютная тишина. Казалось, что кроме них на острове никого нет. Только иногда выхлопы гейзеров нарушали тишину, чтобы показать им, что они не одни.      

                                       

                                          ***

   Прошло несколько недель после рассказа Валерия о японской девушке. Но Даянет не забывал об этом, а, наоборот, стал часто появляться в наблюдательном пункте и заглядывал в телескоп в надежде увидеть ее.

Даянет не понимал, чем так заинтриговала его эта девушка. Может быть тем, что никогда не видел живых японок. Кроме фотографий мигающих в открытках и звезд телеэкрана, он ни разу с ними не сталкивался.

Он видел китайцев, вернее, уйгуров в Благовещенске. Уйгуры говорили на близком азербайджанскому языку наречии, но они все-таки были, как китайцы.

«Но японцы –это другая нация и культура».- убеждался он, видя по телевизору, как они живут и какие чудеса творят на свих островах.

 Солдатам не разрешалось смотреть японское телевидение. Он об этом узнал недавно, когда начальник спецотдела лейтенант Семечко, внезапно нагрянувший в лагерь глубокой ночью, выключил телевизор и запретил солдатам смотреть  вражеское телевидение.

   -Нельзя, Ашрафич, чтобы  солдаты смотрели несоветские программы. Я мог бы конфисковать его, но мне солдаты сказали, что вы сами купили его. Так что заберите его в свою землянку.  Я запрещаю солдатам смотреть японские программы.

   -А на какие разрешаете?

   -Только советские.

   -Их же здесь невозможно ловить.- возразил Даянет

   -Пускай не смотрят.- бросил Семечко раздраженно

   Солдатам пришлось притащить телевизор в его землянку, но лейтенант Семечко не успокоился.

   -Дайте письменное объяснение о том, что вы больше не позволите солдатам смотреть японские телеканалы.

   -Товарищ лейтенант, вам не кажется, что вы превышаете свои полномочия. Почему я должен писать такую чушь?

   -Для вас, кавказец, чушь, а для меня долг советского офицера. Это моя родина, я должен ее беречь.

   Последняя фраза раздражала Даянета, обращение кавказец вывело его из себя:

   -Ты, что имеешь в виду, когда говоришь,  кавказец? –закричал на него Даянет,- Советский Союз родина не только русских, а родина всех народов. 

   Лейтенант Семечко не ожидал, что Даянет ответить ему таким образом. Он струсил. Сузился, и ничего не смог ответить.

Прошло несколько молчаливых секунд. 

   -Я не это имел в виду.- умоляюще обратился Семечко к Даянету.- Не пойми превратно, прости друг.

   -В последнее время я часто сталкиваюсь с шовинистическими высказываниями наших офицеров перед солдатами. Этот не первый случай. Вы до сих пор не понимаете, что Советский Союз держится на дружбе народов. Это его фундамент, а вы ломаете ее. Так нельзя.- покачал головой Даянет.

   -Прости, брат, случайно получилось.

   Даянет вдруг вспомнил слова дедушки: «Человек, который объясняет ослу, что он осел, - сам осел!», поэтому промолчал, увидев жалкий вид начальника спецотдела.

Пока телевизор находился в землянке для солдат, он даже не захаживал туда.

Купил телевизор по просьбе Миши, который часто говорил, что «Без телевизора  они оторваны от мира!»

Даянет скорее любил читать книги, чем смотреть телевизор. Однако, ему пришлось поневоле смотреть телепрограммы, которые открывали ему глаза на другой, незнакомый мир, куда заглядывать запрещалось простому человеку.

-Вот живут! - восклицали его солдаты от увиденного,  и ему приходилось соглашаться с мнениями подчиненных.

 Солдаты  просматривали по телескопу другой берег, где жили совсем другие люди, которые удивляли весь мир своим умом, талантом и трудолюбием. Каждый день японские инженеры и ученые создавали новую чудо-технику и машины, коренным образом облегчившие жизнь своих сограждан.

Показывали заводы-автоматы, собирающие автомобили, телевизоры, бытовую технику и другие необходимые вещи. На этих заводах всю работу выполняли машины.

 -Вскоре японцы своим умом завоюют мир!- заключил однажды Миша, комментируя увиденное по телевизору.- Посмотрите, какое изобилие создано там для людей, благодаря применению современной науки и технологии.

- А таких вещах у нас пишут только в фантастических романах.–заключил другой.

Такие разговоры велись каждый день во время просмотра.

Даянету нравилось, что его солдаты отличают хорошее от плохого. Иногда сам вмешивался в их разговор, участвовал в обсуждении различных тем. 

Телевидение открыло перед ним дверцу нового мира, неизвестного ему до сих пор. Это не то, что писали в географических или исторических книгах. Здесь было все по-другому.

Человеку, выросшему в интеллигентной семье, как Даянет, не были безразличны увиденные по телевизору или на острове. Перед ним раскрывалась совсем другая картина Японии, страны современных чудес, созданных ее прекрасным народом.

Впервые ему захотелось заглянуть в эти края, чтобы понять, почему этот народ, не имея никаких природных ресурсов, фактически вывозимые из различных стран, из-за дня в день по всем показателям превосходит всех остальных.

Телевизор открыл ему окно в фантастический мир, который создавался гением японского народа.

Иногда ему казалось, что увиденное по телевизору  просто видеообман, придуманный киношниками, как делалось в советском кинематографе- показывать страну в хороших тонах.

А за проливом Измены все было по-другому, телевизионщики показывали страну такой, какой есть.

Образы красивых девушек, появляющихся на экране телевизора, возбуждали у него интерес к этой загадочной незнакомке. Он сам не понимал: какая сила заставляет его думать о ней.

Валерий, как друг, предупредил об опасности, ожидавших солдат при встрече с нею.

По утверждению Валерия, она приплывала на остров, затем поднималась на вершину скалы, за которой стоит пагода. Там она и молилась. И больше ничего. Потом, спокойно спустившись к берегу отплывала обратно. Поэтому пограничники ее не трогали, просто наблюдали за нею.

Ему не верилось, что в стране, которая уже живет в ХХ1 веке, может быть такая девушка, так привязанная к своей традиции и религии.

Японцы по-особому относились к своим национальным праздникам. Берегли их как зеницу ока, как азербайджанцы.

Даянету вспомнился национальный праздник азербайджанцев «Новруз», который праздновали во всех домах, несмотря на запреты Москвы.

 Впервые в 1967 году руководство республики официально на государственном уровне разрешило народу отпраздновать Новруз.

 Свежи были в памяти Даянета  события тех годов, которые  трагически закончились для них. Были убиты руководители республики: секретарь ЦК Азербайджана Шихали Курбанов и бывший руководитель ВЛКСМ республики проректор АМИ Масуд Ализаде за то, что в 1967 году, невзирая на запреты Кремля, они позволили азербайджанскому народу праздновать этот астрономический праздник весеннего  равноденствия.

Тогда гибель этих людей потрясла всю республику.

Новые же руководители республики  раболепствовали и заискивали перед Москвой, запретив этот праздник, показывая своим хозяевам, как они борются с «национализмом».

Многих интеллигентных людей обвиняли они в этом, многим пришлось покинуть Родину. 

В последующие годы студентов, решивших открыто праздновать Новруз, исключали из вузов.

   «Какие счастливые люди эти японцы, которые могут делать все, что им хочется.»-рассуждал он, впервые подумав о свободе.

Эти мысли не покидали его, поэтому часто посещал наблюдательный пункт по утрам. Сидя за телескопом, он  искал на лазурной поверхности океана маленький парусник. 

  Он много думал о предстоящей встрече и был уверен, что она появится из горизонта.

-Не думаю, что в такую погоду японские парусники нарушат границу.- сказал ему сержант Олег Котов, зайдя в наблюдательный пункт с тремя солдатами, которые должны были заменить дежурных.

-Почему так думаешь?- спросил у него Даянет.

-Потому что ветер дует в сторону Хоккайдо.- ответил он.

Прибывшие заняли свои места, а Даянет вернулся в лагерь со старым нарядом.

В командирской землянке солдаты с интересом смотрели японский мультфильм «Кот в сапогах». Увидев появление командира, солдаты встали.

-Сядьте и смотрите дальше!- сказал он, присев к радисту, который у радиоаппаратуры получал телефонограмму.

-Что нового?- спросил Даянет у него.

-Сейчас, товарищ лейтенант, докончу запись телефонограммы.- доложил радист и продолжил свою работу.

Прошло несколько минут, прежде чем радист передал ему телефонограмму из штаба.

В ней говорилось, что им передадут аппаратуру для глушения англоязычных радио и телепрограмм, необходимо подготовить солдат к этой работе.

 -Товарищ лейтенант, вас искал лейтенант Кравцов. Два раза вышел на связь.- тихо сказал радист, отвлекший его от чтения письма.

-Набери его позывные.- сказал Даянет, подняв голову, а сам занялся топографическими картами, чтобы найти места для установки антенн.

-Товарищ лейтенант, на линии Кравцов, - сказал радист, передавая ему наушники.

-Привет Валера!

-Привет, брат.

-Рад тебя слышать.

-Что будем делать в воскресенье?

-Не знаю. Что ты предлагаешь?

-Звонили наши девушки. Завтра я буду в Южном, заберу их и опять приедем к тебе. Им очень понравился последний пикник.

-Хорошая мысль.

-Отдохнем у источника. Искупаемся в твоем бассейне.  Миша угостит нас шашлыком из кеты.

-Согласен.

Как только он вернул наушники, оглянулся, чтобы найти Мишу среди солдат, смотревших телевизор. Но его там не оказалось.

-Найдите Мишу! – приказным голосом он обратился к присутствующим.

Кто-то из них быстро вышел из землянки и вскоре вернулся с Мишей .

-Вы меня искали, товарищ командир?- обратился  к нему старшина.

-Завтра у меня будут гости. Организуй рыбную бастурму для шашлыка и приведи в порядок бассейн.- сказал он и хитро улыбнулся.

   -Как я понял, завтра приедут дамы!- многозначительно спросил Миша.

-Тем более. Готовься, как следует.

Вечерело. Недалеко от беседки дымил самовар, испуская пар из маленькой дырочки на крыше. Тихий лес с его кристально- чистым  воздухом располагал к отдыху. Ему захотелось пить.

-Скажи, чтобы нам дали  чай!  –попросил Даянет.

-Сейчас, товарищ лейтенант.- сказав, Миша спустился в землянку и вернулся с чайником. –Только что сворили.

   Миша обдал чашки горячей водой от самовара, потом налил чай. Принес и положил перед командиром.

Из землянки вышел солдат с подносом в руках и подошел к ним.

-А это что такое?- спросил Даянет, указав на блюдце в подносе.

-Варенье, товарищ лейтенант.

-Откуда варенье? Никто же из вас посылку не получил?- удивился Даянет.

-Миша научил. Это ягоды из леса. Варенье из черники и земляники.

-Я думал, что Миша может только брагу делать. Ты просто золотой парень, Миша.- обратился к нему Даянет. – На гражданке  из тебя получится хороший хозяйственник.

-Постараюсь оправдывать ваше доверие.

-Миша, а как солдаты, довольны?

-Конечно же. У нас прекрасный взвод, готовый выполнить все ваши приказы.

-Звонил Валерий. Завтра он приедет с нашими девушками, чтобы отдохнуть у источника. Надо готовиться.

-Понял.

После чая, Миша пошел в лес, где работали его товарищи.

 Даянет опять остался один. Иногда из леса доносился командный голос Миши.

   Оставшись в беседке один, задумался. Он снова захотел представить себе японскую девушку, встречу с которой он уже ждал долгие дни.

Пока никто не нарушил на их территории границу.

Вообще-то японцы часто нарушали границу, но в другой части острова, в тех местах, где были населенные пункты или объекты, представляющие определенный стратегический интерес, в бухтах которых имелись пристани для причаливания военных кораблей.  

В задачу пограничников входило их задержание и передача японской стороне.

От них получали обычное объяснение о причинах нарушения водной границы.  Задержанные связывали это с погодными условиями.

   Уже более двух месяцев разведывательный взвод находился в южной части острова, где не было ни одного нарушения такого характера.

Никто не видел, чтобы какой-нибудь парусник причаливал к их берегам. Даже близость Хоккайдо ни о чем не говорила.

  Даянет прекрасно знал, что Валера просто так не говорил. Он считал его очень серьезным человеком, а рассказ о японке- предупреждением, быть бдительности.

   Обычно он старался осознать происходящее и найти объяснения своим действиям, но в этот раз у него ничего не получалось. Почему он так постоянно думал о ней? - не понимал.  Найти ответ на этот вопрос настолько было трудно, что у него разболелась голова.

   Поражало его и то, что в последнее время он не нуждался в девушках, всегда был в их окружении.  К ним относился с уважением, старался им понравиться, никогда не говорил о них плохого, и всегда добивался успеха у избранной девушки, и никогда не придавал значения их отношению к нему.

Иногда ему казалось, что он прекрасный игрок в любви, свои действия объяснял от тем, что каждая встреча с  желаемой девушкой приносила ему облегчение и радость жизнь.

Он с удовольствием ходил на свидание с Леной, синеглазой красавицей острова Кунашира, доброй отзывчивой девушкой, которая не ставила перед ним никаких условий, кроме встречи. Если в Баку такие встречи осуждались бы, то здесь на Кунашире никто на это не обращал внимания: в веселых взглядах соседушек Лены он встречал улыбчивую поддержку.

Даянет начал понимать, что разница во взглядах на жизненные вопросы отличает народы друг от друга. Наверное, такое отношение к действиям молодежи в хорошем смысле слова было свойственно русским - позволять молодежи все…    

***

К полудню стояла жаркая погода. Солдаты, находившиеся в лагере, уже несколько раз успели окунуться в бассейн, чтобы охладиться.

 Все пили чай в беседке, когда перед лагерем остановился «УАЗ»-ик. Из машины сошли Таня с Леной.

-Меня не трогай я вся в пыли!- попросила Лена Даянета , собиравшегося  ее целовать.

-Мы пойдем сразу же к источнику, чтобы искупаться. Ты не представляешь, какой пыльной была дорога.- поддержала  ее Таня.

-Хорошо! Давайте пойдем туда.

 После купания в бассейне они отобедали в беседке.

Девушкам было очень весело на лоне природы. Вокруг было нетронутое пространство. Наверняка, они были  первыми людьми, гуляющими в местах, куда нечасто ступила нога человека. А для влюбленных лучшего места не найти для уединения.

-Пойдем в лес!- шепнула Лена после чая ему в ухо.

-Что скажем, Тане и Валере?.- спросил тихим голосом Даянет

-Они ждут, когда мы уйдем. Я же чувствую. Забери бутылку браги. Хочу чуточку пьянеть.

Даянет встал и взял за руку Лену, которая без оглядки последовала за ним.

-А брага?- остановила его Лена.

-Возьмем у Миши. 

На тропинке они действительно столкнулись с Мишей:

-Дай нам бутылку браги, Миша!- попросил Даянет.

-Сейчас, командир!- сказал старшина и исчез за деревьями. И сразу же вернулся с бутылкой.

-Мы поднимаемся на сопку!- сказал Даянет и дернул  руку девушки, мол,  пошли.

  Они пошли в сторону пещеры. Лена шла впереди и остановилась в проходе между двумя скалами.

 -Какое страшное место. Кажется, что эта глыба сейчас упадет на голову.

-Ничего страшного нет. Просто не задерживайся. Пройди  дальше.

Как будто она ждала эти слова. Побежала верх по тропинке.

Даянет, идущий по ее следу, вскоре потерял ее из виду.

-Лена, Леночка!- несколько раз он звал ее, но не последовало ответа.

Закончились заросли бамбуков, за которыми открывалась лужайка, покрытая высокими ярко-зелеными травами, откуда выглядывались синие, красные и желтые цветы, превратившая ее в естественный ковер.

  Лена, залегла на траву, и Даянет даже не заметил, что она находится перед носом.

-Милая, где ты!- позвал он.

Она опять не показалась, играя в прятки.  Хотела, чтобы он ее нашел.

-Милая, далеко не иди! Здесь полно змей. Посмотри, только что одна ускользнула из-под моих ног!- спокойно сказал Даянет  и вдруг услышал ее голос:

-Мамочка!

Его затея удалась - Лена выскочила на ноги.

-Эх, трусишка!- сказал он, подняв ее на руки, поцеловал в губы. Сели на траву.

-А вдруг будет змея?- спросила она

-Какая змея?

-Ты же сказал, из-под твоих ног только что ускользнула змея.

-Это была моя шутка, чтобы ты показалась. Ты же пряталась от меня. Так я тебя поймал.

-Вот ты какой хитрец?!. – сказав, она уложила его на спину, а сама поднялась на него. Несколько раз ударив руками по его груди, она нагнула голову, чтобы поцеловать его, но не успела.

Даянет резким движением повернул ее под себя. Теперь она оказалась на земле, но не сопротивлялась. Он поцеловал ее в губы.

-Дай браги. Хочу напиться.- тихим голосом сказала она

Он протянул ей бутылку и сел рядом.

Девушка выпила одну треть браги, что удивило Даянета. Он никогда не замечал в ней пристрастия к вину.

-Что с тобой? Что за выходки? – бросил ей Даянет.

-Я просто хочу забыться.- тихо промолвила она.

-Ничего не понимаю? Ты сегодня такая странная.

Лена долго молчала, но не ответила. Она вернула бутылку ему.

 Даянет несколько раз глотнул брагу, чтобы утолить жажду.

 -Не знаю, как тебе сказать, я уезжаю во Владивосток.- вдруг тихим голосом бросила она.

-Что тут плохого? Поедешь и увидишь маму.

-Нет, я не еду к ней. Я еду учиться.         

-И все?

-У меня такое ощущение, что  я  больше тебя не увижу.

-С чего это ты вдруг решила, что больше меня не увидишь?

-Предчувствие такое…

-Ты же говорила, что не хочешь учиться. С меня хватит и десятилетки?- удивленно спросил Даянет

-Раньше было так. Все мои подруги поступили в университеты, а я осталась на острове, потому что я люблю этот остров. Думала, что останусь до конца жизни. Но появился ты, любимый человек, от которого я столько узнала.

Мне надо учиться, чтобы стать тебе подстать. Быть совершенным, как ты. Сегодня я приехала сюда, чтобы сообщить об этом: завтра я уезжаю во Владивосток.

-И все?

-Разве этого мало?

-Уходящую не ждут

Закончен ее любви путь.. –Даянет не смог дочитать Хафиза, увидев, что она плачет.

-Постой, милая! Почему плачешь? Разве плохо, что,ты поступишь в университет? Я за тебя рад. Просто шучу. Приеду навестить тебя на материке.

 Даянет опять поцеловал ее, потом шепнул на ухо:

-Ты поступаешь правильно. Серьезно. Я за тебя рад.

Лена от услышанного ахнула, повалив его на землю.

-Я тебя хочу.

-И я тоже…

Через час они вернулись в лагерь.

 

***

             

 

       

 

ШИКОТАН ОСТРОВ НЕВОЛЬНИЦ

 

  Взвод готовился к учению. Это было первое учение после высадки на остров и тревоги, связанной с приближением японских кораблей и посудин к берегам Кунашира. Однако в этот раз  учение началось не на Кунашире, а на другом острове. 

Ранним утром, когда образовавшийся на поверхности океана туман еще не позволял условному противнику наблюдать за военными перемещениями на островах, взвод Джафарова в составе 12 солдат подбросили на десантном корабле на остров Шикотан.

Капитан Василенко, прибывший накануне в лагерь, проинструктировал командира и солдат по высадке на южной части острова Шикотан.

   -Вы должны занимать позицию на берегу, в  дзотах, просматривающих бухту со всех сторон. Боевая задача взвода находится в конверте, который откроет ваш командир после высадки на остров.

   Построив взвод в строевом порядке, капитан Василенко вместе с Даянетом внимательно проверяли  обмундирование и физическое состояние солдат.

-Если среди вас больные?- спросил Василенко

-Нет, товарищ капитан.- ответили солдаты.

-Я уже не спрашиваю:  довольны ли командиром? С таким командиром можно вас высадить даже на Хоккайдо!- подшутил капитан. Потом обратился к лейтенанту Джафарову и серьезно сказал:

-Завтра в три часа утра ваш взвод в составе десяти человек должен прибыть в тягаче на бухту Головина. Там вас ждет десантный корабль. Поняли задачу?

-Есть, товарищ капитан! –ответил  лейтенант.

-Вашему взводу поставлена задача: использовать новейшую аппаратуру для наблюдения за противником. Не подводите!  

-Все будет в порядке, товарищ капитан! Не подведем –ответил Даянет. Однако он не смог понять причину такого поспешного учения на Курилах.

-Мы хотим укрепиться на островах и держать под постоянным наблюдением всю Японию, которая изо дня в день превращается в сильную державу.

-Ясно!- ответил Даянет, соглашаясь с доводами капитана.

Капитан уехал на своем УАЗ-е, оставив его в раздумье. Однако Даянет понял, что учение неспроста, раз начинается такое поспешное продвижение войск по всем направлениям.

 Неслучайно с показанием «красных погон» началось первое учение на Кунашире, тогда весь мир увидел, что, нарушив мировое соглашение 1945 года, Советский Союз ввел на Кунашир общевойсковые соединения.

-Как, по-вашему, товарищ лейтенант, почему в такой спешке нас перебрасывают на другой остров? - спросил Миша, зайдя к нему в землянку, вечером.

-Чтобы ты нашел там свое счастье!- пошутил Даянет, улыбаясь.

-Я серьезно, товарищ лейтенант!

-А я серьезно говорю. Тебе пора остепениться. Найти хорошую девушку. –  предложил он своему другу.

-Постараюсь, товарищ лейтенант!

Миша задумался, но, почувствовав серьезность тона командира, хотел выйти.

-Постой!- остановил его Даянет, давай выпьем чаю, вернее вытащи брагу! Хочу брагу.

Миша достал из-под нары бутылку и положил на стол.

-Наливай, брат! Где наше не пропало?- сказал он, оглушив стакан браги.

-За тебя, командир!- сказал он и выпил. Но, только сейчас увидев его грустное лицо, понял, что положение серьезное. Он промолчал и опять налил в стаканы брагу.

А Даянет двумя  руками обхватив голову, о чем-то думал.

-Давай еще выпьем!– подняв стакан, он чокнулся с Мишей.

Миша молча выпил, ничего не сказав.

-Я хотел немножко успокоить тебя, поэтому шутил. Но  в моих шутках есть доля истины.

-Учту. А что на самом деле?

-Миша, я ничего не знаю. Ясно одно: положение очень серьезное. Продолжается военная экспансия островов. Мы уже об этом говорили.

-Что чревато серьезными последствиями.

-Вот именно.

-Где наше не пропало! – в этот раз заулыбался Миша. -Я пойду, прослежу за подготовкой.

Старшина вышел из землянки, а Даянет лег на раскладушку. И самое странное, что он заснул. Обычно в таких  ситуациях он предварительно планировал свои действия, но в этот раз ему захотелось забыться и ни о чем не думать. В два часа ночи его разбудил Миша. Он вскочил на ноги и вышел из землянки.

На плацу стояли в строевом порядке солдаты, уже готовые к выполнению боевой задачи.

 

***

Десантный корабль, забравший их боевую разведывательную группу из Головнина, к пяти часам утра прибыл на западный берег острова  Шикотан и высадился  на бухте Крабовая.

Теперь взвод должен был самостоятельно действовать по приказу, содержащемуся в конверте.

Когда их тягач вышел на берег, светало, но солнце не возможно было видеть из густоты тумана, спрятавшего весь остов.

 Вытащив из конверта оперативную карту, чтобы определиться дислокацией и войти вглубь острова. Даянет изучил ее, прежде чем дать механику приказ  тронуться.

В оперативной карте была указана конкретная точка дислокации, которая находилась в двенадцати километрах южнее от бухты Крабовой. Он передал карту Мише и приказал механику тронуться.

Пока старшина изучал карту, Даянет читал секретное письмо, в котором ставилась конкретная боевая задача для его взвода разведки. Они должны будут находиться в непосредственной близости с условным противником.

Взвод должен был выбрать высокое место  в западной части острова и направить наблюдательные приборы в сторону японских военных объектов или кораблей, курсирующих вблизи советских вод. Дополнительные задачи он должен был получить по рации от капитана Василенко.

-Вроде все ясно командир!- обратился к нему старшина,- Мы можем двигаться дальше.

-Поехали!- приказал лейтенант. 

Тягач с грохотом двигался вперед, нарушая вековую тишину безлюдного поля.

 Лучи солнца стали пробираться через густой туман, когда  они приехали на место дислокации. Это была невысокая сопка, однако с высоты хорошо виднелся другой остров Кунашир и вулкан Тятя на нем, вечно покрытый белым облачком. Казалась, что до него можно рукой подать. Однако отсюда до острова Кунашир было немалое расстояние, отдалённое проливом Екатерины.

 С длинной  и плоской поверхности сопки открывался захватывающий вид на безбрежные просторы океана, и невольно в голову Даянета приходила  мысль о том, что он действительно находится на краю земли.

-Товарищ лейтенант установили все оборудования, проверили их, можем приступить к  выполнению поставленной задачи.- докладывал ему старшина Михаил Савельев

-Радиста ко мне!- приказал лейтенант.

Тут же перед ним оказался другой солдат.

-Товарищ лейтенант, младший сержант Соколов по вашему приказу явился.

-Как связь?

-Полный порядок, установил антенну, была первая проверка связи.

-Тогда соединяй меня с комбатом!

-Есть, товарищ лейтенант!

Через несколько минут радист установил прямую связь с комбатом.

- Лагунное, докладывает Краб. –начал Даянет, но его прервал капитан Василенко.

-Как там аппаратура? Берет нужное расстояние, хорошо ли  записывает голоса?

Капитан Василенко имел в виду новую аппаратуру для записи человеческого голоса с дальнего расстояния.

-Пока не попробовали, только что закончили установку.

-Хорошо. Потом доложишь. Останетесь на острове пять дней. Инструктаж имеется в конверте.

Даянет вернул шлем радисту и позвал к себе старшину:

-Почему не устанавливаете палатку?

-Здесь нельзя товарищ лейтенант, с первым ветром унесет и палатку, и нас. Мы находимся на высоте, продуваемой со всех сторон.

-И что ты предлагаешь?

-Вырыть землянку. Хорошее убежище от ветров.

-Разве сможем?

-Тут земля рыхлая. Я справлюсь. Сначала вырою яму.

-А крыша?

-Мы же палатку будем устанавливать в яме, чтобы ветер не унес.

Миша выбрал место для палатки, завел тягач, через несколько минут машина врылась в землю, крутясь вокруг себя. Потом, раздавив разрыхленную почву, он вырвался из ямы.

-Давайте, ребята, за работу!- дал указание своим подчиненным старшина.

Несмотря на то, что они находились высоко над уровнем моря, не было ветра, поле, покрытое зеленью, даже не колыхалось.

Даянет лег спиной на траву, закрыв лицо панамой от солнечных лучей,  которые раздражали его.

Рядом разлегся Миша, которого он даже не заметил.

-Товарищ лейтенант, я хочу попросить у вас разрешение. Хочу пойти в поселок.- сказал Миша, который заставил его открыть лицо.

-Туда нельзя, строго запрещается.

-Товарищ лейтенант, вы же сами сказали, что «тебе нужно остепениться и найти девушку». Моя девушка на этом острове.

-Что ты говоришь?- вскочил от радости с места Даянет

-Правду, Даянет!- улыбнулся Миша.

-Тогда будь осторожен!

-Только я пойду под вечер.

-Нет проблем. А кто она?

-Моя школьная подруга.

-А что она здесь делает?

-Работает. Раньше была осужденная.

-Вот даешь?!

-Вскоре познакомлю вас. Прекрасная девушка.

-А как зовут?

-Вера.

Место дислокации находилось рядом с речушкой, откуда исчерпывали воду для маленькой походной кухни. К вечеру солдаты, закончив все работы в землянке и по установке аппаратуры, вышли на обход вокруг своего лагеря и вернулись полными котелками  чернухи.

-Организуйте чай, а мы пока посмотрим, какие задачи на ночь.- сказал лейтенант, читая инструктаж.

Операторы ко мне!- вдруг послышался голос командира.

Двое из солдат побежали к лейтенанту.

-Установите навигационные приборы и дальномеры для ночного видения. Проводите проверку их работы. Вот какую задачу поставили перед нами.  

-Есть товарищ лейтенант.

Даянет, оставив солдат в поле, сам с Мишей направился на вершину сопки, откуда хорошо виднелся рыбацкий поселок.

-Ты туда собираешься идти?- спросил  Даянет, показывая рукой поселок.

-Да, туда! Отсюда полчаса пути. 

-Можешь вернуться ночью.

-Постараюсь, товарищ лейтенант.

-Тогда иди.

 Даянет сел на траву и наблюдал, как Миша спускается вниз по склону сопки, в душе оправдывая свои действия. Ведь это было нарушение предписания, вытекающего из приказа по выполнению боевой задачи.

   Даянет знал, куда пошел Миша. Об этом поселке ему уже рассказывал Валерий, когда он узнал, что его взвод перебрасывают на Шикотан.

-На Шикотане, как в Южном имеется «Пентагон», вернее, мы по аналогии с ним называем наши общежития так. Настоящий «Пентагон» же находится там.

-Не понял?

-В «Пентагоне», т.е. в пяти зданиях живут и работают в рыбокомбинате девушки и женщины «легкого поведения», высланные из Москвы, Киева и Ленинграда и других больших городов Советского Союза. Вернее, нельзя сказать, что они легкого поведения, скорее всего это те, которые связались с иностранными туристами.  Их называют фарсовшиками.

-Не понимаю?

-Фарсовшики занимаются куплей у иностранцев импортных вещей и их перепродажей. Ясно?

-Ясно.

 -Вскоре увидишь их собственными глазами.- засмеялся Валерий.

С высоты сопки ясно виднелся «Пентагон» - почерневшие от сырости бараки. 

Он наблюдал, как Миша спускается  по тропинке,  ведущей  к берегу океана. Вскоре он исчез из поля его зрения Даянета.

Операторы-наводчики уже установили аппаратуру для наблюдения за территорией условного противника и проводили первые сеансы.

 Даянет встал и подошел к ним.  Ему самому было интересно узнать о первых результатах наблюдения.

-Как там видимость?- спросил Даянет у них.

-Аппаратура хорошо фиксирует каждое движение человека на другом берегу, товарищ лейтенант!

-Надеюсь, и ночью так будет показывать?

-Думаем, да! Эта аппаратура лучше старой.

 

***

На Шикотане ночь наступает сразу же. Горят яркие звезды на небе, и никакой вулканический пар не закрывает его видимость.

-Тут не как на Кунашире. Спокойный остров без гейзеровых источников и вулканических извержений, может быть, по этому здесь небо ясное, и до них не доходит запах серы.- подумал Даянет.

Вдруг он вспомнил, что Миша должен был вернуться и не вернулся.

 -Наверное, что-то случилось –пришла в голову тревожная мысль

Забеспокоился. Ведь Миша был не только его солдатом, но и другом. А настоящий азербайджанец в беде никогда не оставит друга.

В полевом пункте наблюдения шло дежурство полным ходом,  выполнялись военные задачи, связанные с апробацией новой аппаратуры и определением надежности их в полевых условиях.

Вдали виднелся маяк, выбрасывающий свои яркие лучи во все стороны острова. Он был рассчитан для освещения морской территории вокруг бухты, однако его лучи доходили до склона сопки.

На оперативной карте он был отмечен как японский, наверное, оставленный японцами после капитуляции, но действующий.

За маяком, чуть дальше находился «Пентагон», куда и направился Миша.

-Сержант Соколов, подойдите  ко мне!- позвал к себе  радиста Даянет.

Сержант прибежал к нему и дал честь.

-Слушай, пускай тебя заменяет Зимовец, а мы пойдем в поселок. Миша не вернулся.

-А как быть с рацией?- сказал  Даянет. Пока отключи. И бери собой свой автомат.

-Есть, товарищ лейтенант!

Ясный месяц освещал им путь. Спускаясь по склону сопки, они направились к маяку, поочередно меняющему красный свет на желтый.

-Товарищ лейтенант, посмотрите, не горит свет в общежитии.

-Вижу. Наверное, отключили после отбоя.

-При чем тут отбой. Разве общежитие военный объект?

-Нет, Коля, режимное предприятие.

-Что такое режимное предприятие?

-Скоро ты сам увидишь.

Через пол часа они оказались у бухты, на другом берегу виднелись дома, тусклый свет которых стал для них путеводителем.

Дошли до первого здания, из окон которого разлетались веселые голоса девушек и женщин.

-Он здесь. Нутром чувствую! – сказал лейтенант и постучался в дверь.

Дверь открыла седоволосая женщина.

-Девушки, в полку пополнение! Еще солдатики явились- вскричала она, зовя остальных.

-Мы за Мишей!- хотел объясниться Даянет.

-Знаем, знаем. Мы сами задержали его, чтобы вы пришли за ним. Войдите, пожалуйста!

Когда они оказались в коридоре, не поверили своим глазам. Их встретила толпа девушек.

-Ура!- крикнул кто-то из них, и девушки окружили их, подхватили, подняли над головами и понесли по коридору.

Даянет даже не сопротивлялся, отдав себя во власть девушек, наблюдал  краем глаз, куда их ведут. Он еле-еле сдерживал свой смех, исходящий из глубины души.

Попав в такое щекотливое положение, он не растерялся, а наоборот, спокойно ждал, когда положат его на землю.

Девушки несли его в сторону какого-то зала, где играла музыка.

Они с громким смехом зашли в  зал, и посадили гостей в удобное кресло. Поклонившись им по русскому обычаю, сказали:  

-Добро пожаловать к амазонкам!

-Не понял?- спросил Даянет, всматриваясь в прекрасные лица.

-Вы что не поняли, куда попали?- удивились девушки.

-Серьезно, милые, нет! – ответил Даянет, при этом зная, кто такие амазонки.

-В любом случае вы нам по душе!- сказала одна из них, а остальные громко засмеялись.

Находясь в окружении девушек, Даянет не замечал, как на него смотрит Миша и смеется.

-Товарищ командир!?- сказал он, как только они оказались лицом к лицу.

-Подожди, закончу с милыми дамами. Потом.- сказал Даянет и повернулся к девушкам.

-Вот настоящий мужик!- вскричала одна из девушек, стоящая рядом с Даянетом, который ясно  видел, как на него направлен  ее пытливый  взгляд.

-Милые дамы, мы прибыли на остров, чтобы выполнить боевую задачу. Находимся за противоположной сопкой. Я могу пригласить вас туда. Только сегодня отпустите Мишу, закончим дела, приедем к вам в гости через день. Согласны? - громким голосом спросил Даянет.

-Согласны! Только с одним условием. Остаетесь с нами

до рассвета. Вы не представляете, как мы соскучились по мужикам.

   -Хорошо!

   Ответ Даянета стал сигналом для всего общежития. Не прошло и несколько минут, как зал превратился в  настоящую  столовую.

   Пока девушки накрывали на стол, к Даянету подошел Миша со своей девушкой. Он представил ее.

   -Познакомьтесь, Вера. Моя девушка.

   -Очень приятно!

   Перед ним стояла сероглазая девушка с длинными каштановыми волосами, плетенными в косички, лет двадцати двух.

   Всматриваясь в ее веселые глаза, Даянет почувствовал теплоту ее взгляда, ему показалось, что перед ним невинная девушка, случайно попавшая на остров невольниц.

    Их пригласили к столу, который удивил его разнообразием блюд и консервов, налили шампанское. Та самая седоволосая женщина, которая открыла дверь и встретила их, подняла бокал:

-Мы, самые богатые и несчастные женщины Советского Союза, приветствуем наших защитников  в «Пентагоне», который надо переименовать на Амазонию, где правят женщины.

Нас выслали сюда, сшив нам дело, осудив на несколько лет, чтобы мы были дальше от больших городов.

Имеем право: покидать остров, только если выйдем замуж за человека, живущего на материке.

Почему я говорю, что мы такие богатые? Пускай знают наши солдатики. Во время рыбного сезона мы получаем по пять, по шесть тысяч рублей в месяц, есть девушки, которые получают еще больше. Но на что нам деньги без мужиков? Правду говорю, девушки?  

   -Правду, Марфа, правду. –раздались громкие голоса женщин и девушек .

   -Милый лейтенант с кавказской внешностью, вы не представляете, как эти девушки нуждаются в вас, в настоящих мужиках. Содержать их в женском гареме без мужиков напоминает  монастырь, но советского типа. Однако эти девушки не отдавали себя в невестки Христа. Им надо полнокровная жизнь с мужчиной, чтобы была семья и дети.

Нам говорят: найдите мужика, выйдите замуж, потом выезжайте, куда хотите. Я уже более десяти лет здесь. Отсидела свой условный срок, а меня, как и остальных, никуда не пускают. Почему? Когда-то я нарушила нормы «советской морали». Сейчас уже некуда идти. Прошла молодость, остров и девушки стали моим домом. Но вы девушки молодые, и у вас все впереди

 Вот моя зарплата. Получила сегодня. – она достала из кармана юбки и положила на стол,- Тут за месяц пять тысяч. Какого черта они мне нужны, если я не имею мужа и семью.- Матрена заплакала, даже не прикоснувшись к вину.

   После необычного тоста Марфы все девушки и женщины скисли. Каждая их них  о чем-то думала. Даже не замечали, что у них гости. Как будто  забыли, что здесь присутствуют мужчины.

   Увидев кислые лица, Даянет встал во весь рос и всем своим видом показал девушкам, что они не одни. Потом, подняв бокал, сказал:

   -Дорогие девушки, мы пришли за другом. Он же пришел сюда за своей девушкой. Я знаю, что Миша очень серьезный парень, и он просто так не пришел бы сюда. Хочу спросить у Марфы:- Распространяется ли этот закон на нашу Верочку?

   -Конечно, милый!- сразу же ответила Марфа,- она давным-давно отсидела свой условный срок.

   -Тогда я спрашиваю у Миши: любишь ли ты Веру?

   -Люблю, товарищ командир! – не задумываясь, ответил старшина.

   -А тогда чего ждете?

   -Мы согласны!- ответил Миша и за Веру.

   -Ура! - раздался крик девушек, от которого задрожало деревянное строение.

   -Марфа, что они теперь должны предпринять? - спросил Даянет.

   -Тут ничего сложного нет. Миша и Вера напишут заявление в здешний ЗАГС.

   -И все? – с удивлением спросил Даянет

   -И все! – крикнули хором девушки.

   Даянет почувствовал, что прежний азарт вернулся к девушкам: включив музыку, они начали танцевать в середине зала.

   -Подождите! Подождите!- опять успокоил их Даянет.

   -Миша с нами в лагерь не вернется,  останется здесь, чтобы оформить документы.

Потом он достал их планшета военный билет Миши, вручил ему:

-Будь счастлив, брат!- последнее слово он сказал с особой интонацией.

-Ура! –закричали опять девушки.

-Вот здесь говорят: закон обходят законом!- заключил Даянет.-Теперь  можно танцевать.

Девушки опять поставили музыку. Начались танцы. И Миша, и Коля, и он старались танцевать со всеми.

   Под утро Даянет и Коля распрощались с девушками у дверей общежития.

   -Завтра у нас воскресенье! Мы сами придем к вам в гости!- сказала Марфа.- Сегодня же начнем оформление бракосочетания молодых.

 -А мне когда вернуться, товарищ командир?- спросил Миша.

   -Как только закончишь здешние дела. Думаю, что в воскресенье. – ответил Даянет, потом добавил: - С гостями!

Пока они поднимались по склону сопки, стояла спокойная погода. Вдруг откуда-то задул сильный ветер, не позволяющий им идти вперед.

Даянет понял, что это кончится ураганом, который может унести их как листок бумаги в море, если они останутся на открытой местности.

-Быстро побежали в лесок!- указал Даянет на деревья у правой стороны сопки.

Лесок находился чуть ниже от них. Им легче было бежать туда, так как ветер дул в спину.

 Сразу же залегли за стволом огромной березы, которая трещала под натиском ураганного ветра.

Ветер усиливался с каждой минутой, унося вниз по склону вырванные с корнями деревья, иногда казалось, что огромная береза, под которой они укрылись, сейчас упадет и  раздавит их.

-Товарищ командир, сейчас перевернется дерево! –предупредил Коля.

-Не бойся. Оно видело тысячи таких ураганов. Самое главное мы правильно выбрали место для укрытия. А вот, что наверху происходит в нашем лагере,  Аллах знает. Я беспокоюсь за ребят.

Ураганный  ветер долго не хотел успокоиться. Но вдруг на них хлынул дождь, принесший с собой холод.

-Вот тебе на! Утром было лето, а теперь зима.

Дождь принес собой огромные тяжелые черные тучи, которые, сталкиваясь, грохотали и метали молнии над их головой.

Потихоньку ветер упокоился, но продолжал лить дождь.

Они промокли до последней ниточки.

-Давай быстро пойдем, а то заболеем! - Даянет начал бежать в сторону сопки.

Прибежав к лагерю, Даянет не поверил своим глазам: ветер сломал антенну и перевернул аппаратуру полевого наблюдательного пункта. Хорошо, что солдаты накрыли их второй палаткой, а сами укрылись в тягаче.

   -Товарищ лейтенант, мы здесь!- крикнули солдаты из тягача.

   Как только они забрались в тягач, солдаты достали из вещмешка полотенца и передали им, чтобы сушиться.

   Хорошо, что он случайно бросил в вещмешок свой спортивный костюм. Даянет переоделся, а  с Колей была проблема. Он весь дрожал от холода.

   - Немедленно заводите мотор!- приказал Даянет.

  Мотор заревел и  через несколько минут в кабину стал поступать теплый воздух. В этот момент послышались позывные радиоаппаратуры.

   -Вас вызывают по рации, товарищ командир!- доложил помощник радиста и передал ему шлем.

-«Краб» слушает!- он ответил вызову.

На другом конце провода был капитан Василенко:

-Как перенесли ураган?- был его первым вопросом.

-Все в порядке. Только походную аппаратуру перевернул. Пока льет дождь, как из ведра. Как только прекратится дождь, восстановим работу аппаратуры.

-Не заболеют солдаты? Говорят там холодно.

-Нет, товарищ капитан. Мы все забрались в тягач.

-А палатки?

-И с ним все в норме.

-Я подумал было, что вы остались без крыши над головой. Мне кажется, вам придется находиться здесь еще несколько дней. Как только выполните программу апробации, вернетесь обратно.

-Понятно! Только в такую погоду невозможно работать. Программа рассчитана на хорошую погоду.

-Знаем!

Тучи прекратили лить и сразу же исчезли облака. Теперь солнце беспощадно обжигало. Из земли поднимался пар, окутав землю белой пеленой.

-Заканчивайте установку антенны и аппаратуры наблюдения.- приказал лейтенант и пошел с Колей проверить, что осталось от землянки.

К его удивлению в землянке было сухо.

-Вот Миша гений!- воскликнул Коля.

Не успели привести в порядок всю аппаратуру, как  у подножия сопки показались люди. Их первым заметил Коля.

-К нам идут гости, товарищ командир! –вскрикнул он

-Вижу! –ответил Даянет,- Приведите себя в порядок. К нам идут девушки.  

***

Мишу с невестой сопровождали  ровно десять девушек, а он, взяв под руку свою невестку, шел впереди.

Солдаты встретили их возгласом «Ура!».  Даянет же, наблюдающий за этой картиной издалека, почувствовал себя самым счастливым человеком, что смог осчастливить этих молодых.

Молодожены предстали перед ним, как в добрые и старые времена, в ожидании его напутствия. Глаза всех были направлены на Даянета, что чуточку его смутило. Но и в то же время ему было приятно почувствовать себя взрослым.

Прошло несколько молчаливых секунд, прежде чем он обратился к молодым. Чувствовалось, что Даянет подбирает приятные слова, чтобы они вечно сохранились в их памяти.

-Дорогие друзья! Мы самые счастливые люди на земле лишь по одной причине, что смогли соединить двух любящих молодых человека. А им я желаю семейного счастья, четырех сыночка и лапочку дочку.

  -Ура!- разнесся по склону сопки громкий солдатский клич.

  -Добро пожаловать в наш лагерь!- сказал Даянет, обращаясь к гостям.

 Девушки пришли не с пустыми руками. Они знали, куда идут и к кому идут. Принесли с собой рюкзаки, полные напитков и провизий.

 Накрыли скатерть прямо на зеленой лужайке на склоне сопки, откуда открывалась панорама всего острова. Виднелся «Пентагон» с его серыми потускневшими зданиями.

-Мы все могли бы прийти, но сейчас у нас «сайра». А когда «сайра», мы работаем без выходных. Остальные сейчас на работе.- объяснилась Нина, подруга невестки, имея в виду причаливание на бухту рыбацких кораблей с уловами сайры.

-А вас почему отпустили?- спросил Даянет, знающий порядок режимного учреждения.

-Вы не поверите. Наш директор смягчился и дал разрешение. Но только тем, кто работал в ночной смене.

-Ясно!        

В лагере царило веселье. Солдаты подключили к «движку» проигрыватель, теперь по склону распространялась легкая музыка.    

Разлегшись на траве, девушки внимательно следили за каждым из солдат. Казалось, что они выбирают себе партнера.   Даянет замечал их умные и жизнерадостные глаза, светящие особым огоньком.

 Ему было приятно общество этих прекрасных дам, которых судьба закинула на край света.

К нему подсела Нина с улыбкой на лице, явно стремившая вовлечь его в разговор. Он сразу же заприметил ее еще в «Пентагоне», увидев стройную фигуру и красивые синие глаза.

-Когда нас ранней весной выслали сюда, а это было лет пять тому назад, здесь никто не жил.

Были бесхозные японские домики без окошек и дверей, куда запихали нас, чтобы кое-как приютить. Многие из нас заболели. Одну девушку даже ураганный ветер унес в море.

 «Пентагон» возник потом. После того, как мы привели в порядок рыбокомбинат, оставленный японцами.- рассказала Нина.

-Получается, что вас оторвали от внешнего мира?

-Точно так! Нас сюда загнали, чтобы иметь рабочую силу. А работать здесь очень опасно. В каждую минуту может повториться цунами, как в пятидесятые годы. Вы знаете: тогда всех жителей острова унесло в море.

Аборигены, говорят, жили на высоких местах, знали, что только так можно беречься от цунами.

После оккупации острова наши построили несколько домов у бухты, которые цунами унесло в море.

Учитывая эту опасность, государство платит нам тройную зарплату.

-А почему вас сюда выслали?- спросил Даянет, чтобы от первых уст узнать причину их ссылки на Шикотан.

-Меня арестовали в Москве, когда я распрощалась своим американским другом, т.е. иностранцем, у которого я покупалаимпортные вещи. КГБ-ешники остановили меня на Тверской, посадили в машину, условно осудили на 5 лет, и я здесь. И у всех такая же судьба как у меня!- ответила она, руками показывая подруг.

-И со мной такое стряслось.- заговорила Вера, слушая их разговор, -Бедный Миша из-за меня попал в тюрьму.

-Интересно!- сказал Даянет, который до сих пор не знал, почему Миша попал в тюрьму и не спрашивал у старшины. Вообще как истинный бакинец, Даянет не любил спрашивать о неприятном.

-Я купила кофту в «Интуристе» и вышла на улицу, где меня ждал Миша. Когда милиционеры хотели остановить меня, Миша полез в драку, чтобы освободить меня. В результате он попал в тюрьму, а я сюда. Вот грустная история двух влюбленных.- объяснила Вера.

-Слава богу, что, в конце концов, он пришел и спас тебя!- промолвила Нина.

Девушки поменяли пластинку в проигрывателе, зазвучала веселая музыка.

-Мы танцуем?- обратилась к Даянету Нина.

-Я не против!- сказал он и встал. Впервые смерил девушку пытливым взглядом. Перед ним стояла настоящая русская красавица. Он протянул ей руку.

Нина, прижавшись к нему, положила голову на ее плечо.

-Вы, наверное, не знаете, как наши девушки мечтают о такой встрече.- тихо сказала Нина.

-Не понял?

-Представь себя на их месте. Находишься здесь пять лет. Сможешь терпеть?

-Гм.

-Это на первый взгляд все женщины и девушки такие  стыдливые и приличные. А на самом деле, и они такие же, как вы мужики. Глазами пожирают любимых. Почему нас называют слабым полом? Потому что в любовных вопросах мы слабее мужчин.

-Это в действительности так! –подтвердил ее слова Даянет, улыбаясь.

-А я думала, что это мои измышления.

-Отчего же. Испокон веков так было. Проблема женщины всегда стояла на первом плане в общества. Женщин было всегда больше, чем мужчин. Христианское общество отправляло женщин в монастырь, считая, что таким образом решает проблему нехватки мужиков. 

 Сейчас вижу, что и советское общество тоже решило проблему по-христиански, направив вас в необитаемый остров. –улыбнулся он.

-Ты смейся, смейся. А на самом деле это так. Мы фактически советские монашки.

-Получается так.

-Теперь представь себе, как нам не хватает мужиков.

-Понимаю.

-Нам без вас действительно плохо.- грустно сказала она, посмотрев в его черные глаза.

Удивительно, но Даянет сразу же почувствовал, что она хочет. Обхватил ее голову двумя руками и приблизил свои губы к ее губам, но не поцеловал, явно играя с девушкой.

-Почему ты остановился.

-Не знаю. А любовь?

-Да причем тут любовь. После пятилетнего вынужденного перерыва, любая из этих девушек, посмотри: какие они красивые, набросится на любого первопопавшего мужика.

 Мне хочется жить, как нормальный человек. Дай я тебя сама поцелую.- сказала она, сама приблизив губы к его губам.

 Он отпустил ее голову.

-Я знаю, что у тебя есть девушка в Южном. Миша говорил, что красавица. И она тебе очень нравится. Но я хочу, чтобы ты на сегодня забыл о ней. Самое главное, понял, что все женщины одинаковые стервы.

Даянет, не возразив на ее аргументы, улыбнулся.

Музыка продолжала играть, но вокруг никого не было. Солдаты с девушками куда-то скрылись. Только Миша лежал на траве, положив голову на колено Веры.

-А где остальные?- удивился Даянет.

-Как где? Ты что, серьезно? Не понимаешь, куда они побежали?- удивленно спросила Нина у Даянета. -В лес!

-Не понял?- Даянет опять хотел поиграть с нею.

Нине показалось, что действительно он ничего не понимает, поэтому поступила по-другому. Она потащила его за собой в землянку.

-О, тут даже спать можно!- бросилась она на нару.- Иди ко мне, милый!

-А тебе пить не хочется?- невзирая на нее, спросил Даянет.

-На острове пить запрещается, милый.

-Тогда откуда достаете шампанское?

-За деньги можно достать все. Наши все охранники продажные.

-У нас есть особый напиток- Кунаширская  брага.

-Фу!

-Ты сначала попробуй, потом фыркай!

Даянет достал из-под нары бутылку, раскупорил и налил на две солдатские кружки.

-За твое здоровье!- сказал и выпил до конца.

Нина заглянула в его глаза, прежде чем выпить.

-Какая прелесть!- вскрикнула она, как только допила до конца.- Я еще хочу.

-После второй опьянеешь! –предупредил Даянет.

-Я уже пьяна от страсти и любви к тебе. Ты лучше поцелуй меня.

Даянет налил ей брагу, которую, в этот раз, она, пригубив, оставила на краю нары.

Они долго лежали на нарах, и до них доносились веселые голоса солдат и звуки музыки.

Нина почувствовала приятную усталость, от которой у нее закрывались глаза.      

Даянет же не смог заснуть. Его терзали мысли: «Неужели увиденное и услышанное об этом острове правда?» Ему не верилось, что такое может случиться в Советском Союзе.

Он опять вспомнил Родину Азербайджан.

-Ведь я же видел, какое безобразие происходит в республике. Особенно в сельской местности. Летом «Кукурузники» высыпали с воздуха химикаты, чтобы уничтожить вредные насекомые и сорняки, а потом народ гоняют на ручную уборку хлопка..

Только в Азербайджане применяли эти химикаты, во многих странах они были запрещенными. Воздействие химикатов сказывалось на здоровье  женщин.

В хлопководческих районах Азербайджана получило распространение раковые болезни среди детей. Но в Москве никто не обращал внимания на то, что происходит в республике.

Их интересовало только выполнение плана, а народ пускай подыхает под лучами солнце и воздействием химикатов.

Условия  первых негров Америки, убиравших хлопок, были в тысячи раз лучше, чем азербайджанского крестьянина.- подумал он.

-Что с тобой дорогой?- спросила тихим голосом Нина, повернувшая к нему. Видать, она давно проснулась и наблюдала за  ним.

А Даянет не замечал никого, когда о чем-то думал. Сам не понимал от чего. Может быть от того, что  сосредоточивался на конкретном вопросе и отключался, полностью

-Прости , милая! –вздрогнул он.- Задумался.

-Тебе было плохо?

-Нет, милая. Спасибо!

-Давай выйдем. – предложила она. 

Вернулись к остальным, проголодавшись.

 Миша из камней каким-то образом сообразил мангал и готовил шашлык.

-Миша, откуда мясо?- спросил Даянет, получив от него шомпол.

-Девушки принесли!

Радист услышал позывные сигналы, исходящие от радиоаппаратуры. Побежал к тягачу.

 -Капитан Василенко на проводе! - кликнул радист командира.

Даянет побежал к радисту, взял у него шлемофон  и ответил:

-Слушаюсь, товарищ капитан!

-Как у вас там?- спросили с другого конца провода.

-Все в норме.

-А программа?

-Завтра заканчиваем все расчеты.

-Как только закончите, дайте знать. Вообще-то опережаете график. Вы можете оставаться на острове еще два дня. Наверное, ты слышал о «Пентагоне».

-Конечно, товарищ капитан. Вы имеете в виду генштаб США.- Умышленно ответил Даянет, зная, о чем спрашивает капитан на самом деле.

-Ты меня не понял. Недалеко от вашей дислокации, километров пять, имеется общежития, которые называют «Пентагоном».

-Впервые слышу.

-Закончив программу, забери солдат туда. Понял?

-Да, товарищ капитан.

-Только два дня. Через два дня выходишь на связь, а в третий день на погрузку, где была высадка. Понял?

- Есть, товарищ капитан.

Вернувшись к девушкам, он положил руку на плечо Нины, которая, как и все остальные, ждала, что он скажет.

Он подождал, пока не нальют всем брагу.

 -Сегодня у нас самый счастливый день! Мы отмечаем бракосочетание нашего боевого друга Михаила Андреевича с Верочкой, которые прошли тернистый путь любви. У меня предложение к ее подругам. Давайте сыграем послезавтра их свадьбу в вашем «Пентагоне». Согласны?

-Ура!- последовал громкий клич девушек.

-Значит, согласны! Пью за вас, молодожены!- поднял и осушил кружку.

  Вечером, когда девушки собирались обратно в путь, Даянет разрешил солдатам проводить их до «Пентагона.»

    -Если захотите, остаться там, поможете Мише готовиться к свадьбе.- напутствовал им Даянет.

   -А я остаюсь с тобой!- сказала Нина и не тронулась с места. Завтра вместе пойдем в «Пентагон».

   -Как хочешь? Воля твоя!

   Нина повисла у него на шее. Чувствовалось, что она счастлива.

Солдаты ушли. Кроме них в лагере остались оператор по оборудованиям и радист, которые должны были выполнить последнюю программу и завершить работу.

Даянет  заметил, как они смотрят за уходящими товарищами завистливыми глазами.

-Идите быстро заканчивайте программу и шуруйте туда же!- засмеялся он, обняв за талию Нины.

-Сию минуту! За час завершим всю работу.- воскликнул Коля от радости.

-Значит, через час и пойдете.

Прошло сорок минут, когда Коля в руках с канцелярской книжкой подошел к нему и доложил:

-Товарищ лейтенант, ваш приказ выполнен.

Даянет ничего не ответил, взяв у него книжку. Внимательно просмотрев все страницы, сказал:

-Идите с богом. Ведите себя, как подобает мужчине!

Теперь он  остался один с Ниной.

-Даянет, давай погуляем по сопке – предложила Нина

-Я не против. Только закончу  проверку расчетов солдат.

 Внимательно проверив записи солдат, Даянет, не нашел ни одной ошибки в расчетах.

-Молодцы»- Ребята хорошо поработали. Расчеты все правильные .-сказал он, обращаясь к девушке.

-Разве ты думал, что может быть по-другому.- возразила Нина.

-Были бы на другом месте, я даже не сомневался. Но мысли о девушках могли бы отвлечь их, поэтому я повторно проверил расчеты. Любой человек потеряет голову, увидев таких красавиц.

-Ты абсолютно прав!

-Посмотри, какая чудная погода. Давай погуляем, пока не наступила ночь. -предложил  Даянет, взяв ее за руку.

Вокруг была абсолютная тишина. До них даже не доходила шум прибоя.

-Какой чистый воздух.

-Знаешь почему? Тут нет вулкана и гейзеров.

-Получается здесь райский уголок. У меня такое ощущение, что ты Ева, а я Адам и кроме нас двоих никого нет на земле.

-Но я думаю по-другому. Мы изгнанные сюда из рая, а островом управляют варвары.

-Почему ты так считаешь?

-На этой сопке был густой лес, от которого ничего не осталось. Если так дальше пойдет, и горбуша отсюда уйдет. Безбожно ловят и продают на материк или же иностранным кораблям и суднам, причалившим к берегу.

-А погранслужба? Береговая охрана?

-Они и продают. Все они продажные шкуры. Разбазаривают народное добро.

На остров наступила ночь. На небе появилась луна и яркие звезды. Даянету казалось, что он  Синдибад,  который попал на необитаемый остров с красавицей – царевной.

-Давай поспим под открытым небом!- предложила Нина. -Ты не представляешь, как красиво смотрятся небо, звезды и луна. В последний раз я спала под открытым небом лет десять тому назад с родителями на даче.

-Как хочешь. Тогда давай притащим матрасы и одеяла сюда.

Спустившись в землянку, Даянет потащил наверх матрасы, а Нина постелила.

-Получилось царская постель.- воскликнула она.

Даянет принес из землянки брагу.

-Это за чем?- спросила Нина.

-Мы, что будем только спать?

-Я не сказала бы.

-Это понадобится, чтобы поговорить по душам. Ведь пьяный всегда говорит правду.

-А ты говорил, не пьянеешь.

-Почему же? Я пьянею от твоего страстного взгляда и любви.

-Это ново для меня.

Выпив по полкружки, легли в постель. Он поцеловал ее в губы, но она в этот раз холодно отреагировала на его поцелуи, что успокоило его.

Несколько минут прошло в молчании, вернее, Даянет почувствовав ее холодную реакции, даже не  спросил ее о причине такого поведения,  не трогал ее в ожидании, что она сейчас сама  заговорит.

Действительно, Нина повернулась к нему и веселыми глазами спросила:

-Почему не женишься? Посмотри сколько девушек.

-Обычай не позволяет. В этом вопросе надо обязательно спросить разрешения родителей.  Да, я сам еще не устроился, нет хаты, куда можно привести жену. Столько проблем. Нужно зарабатывать деньги.

 -А ты зарабатывай. Выбери из наших красавиц любую, которая предложит тебе половину нажитого здесь, и если захочешь развод на материке.

-Это не честно в отношении Лены.

-Да, я забыла. – задумалась Нина. Вспомнив утренний разговор, загрустила, в душе завидуя Лене, которую любит такой парень.   

-Это единственный путь, чтобы вырваться с острова невольниц. Только надо выйти замуж за мужика из материка.

-Разве сюда не прибывают рыбацкие суда?

-Рыбаков, которые прибывают на остров, из пирса в «Пентагон»  не пускают, разгружают рыбу и сразу уплывают.

-Почему?

-Как только поднимаются в «Пентагон», находят невесту, сразу же заключают брак и увозят девушек. Но это не выгодно руководству острова, которое теряет рабочую силу. Надо же варварски эксплуатировать  труд невольниц.

Теперь тебе ясно: попав на этот остров, редкой девушке удается отсюда вырваться. Вера наша счастливая. Знаешь, у нее в сберкнижке сколько денег? Двести пятьдесят тысяч, которые она заработала за эти четыре года, а уже целый год, как ее освободили, т.е. она была условно осужденная, она отсидела положенный  срок, но ее не отпускают на материк.

Хочешь предскажу, что будет с твоими солдатами?

-Скажи!

-Твои солдаты из нашего острова вернуться женатыми

-Почему так думаешь?

-Потому что все они из бедных семей. У них появилась возможность устроить свою жизнь.

-А ты права…

-В армию не попадают сыночки богачей и сволочей. Сын секретаря райкома или обкома партии, или же большой шишки не служат в армии. В своем батальоне можешь показать хоть одного, что он сын такого партработника. Никогда?

 Даянету пришлось согласиться с доводами Нины. В действительности его служба в чужой стране была связана с его бедностью и безвыходностью положения.

 -Мне кажется, что так долго продолжаться не будет. Наша пословица гласит: У лжи появится нога, но он ходить не будет.

-Красиво сказано. Представляешь, лучше бы мы попали в тюрьму, чем сюда. Освободившись, жили бы нормально.- сказала она и заплакала.

-Что с тобой? Возьми себя в руки. Имей терпения!

-Представляешь шестой год я здесь. Умерли папа и мама. Куда я вернусь?

-Опять в Москву. В свой родной город.

-Кто меня примет?

-А ты туда вернешься богачкой.

-Согласно, в жизни деньги решают все. Ты подсказал мне хорошую мысль Мои начальники алчные люди. За деньги куплю их.

После этих слов к ней вернулось хорошее настроение. Стала шутить и улыбаться.

Нина встала и подошла к маленькому столику рядом с постелью, налила себе брагу и выпила.

Встала перед ним, показывая свое красивое тело, мол, посмотри, какая я красивая.

В небе играли звезды, а луна освещала ее лицо и серые глаза.   

-Простудишься! – тихо промолвил Даянет, видя, как кокетничает она.

-А мне не холодно.

Действительно стояла прекрасная безветренная и теплая погода. Лето властвовало по всему острову.

-Ты меня лови прежде, чем потащишь в постель! –сказала и убежала..

Даянету пришлось встать и бегать за нею. Не потому, что он этого хотел, а потому, что впереди была глубокая пропасть обрыв, куда запросто могла бы она упасть.

Догнав девушку, он притянул ее к себе и обнял ее на краю пропасти.

-Ты меня напугала! – шепнул он ей в ухо, показывая рукой обрыв.

-Я хочу, чтобы этот вечер вечно остался в моей памяти.- сказала она, поцеловав его.

 Отвечая ей взаимностью, он осознавал, что попал в вечный круговорот любви и должен починяться ее законам. Ведь на них держится жизнь

***

Через два дня, когда открыли заднюю часть десантного корабля, и тягач упал с шумом в воду, вырываясь вперед, в Головнина стояла прекрасная погода.

Без остановки в поселке тягач вышел на дорогу, ведущую в их лагерь. Рядом с Мишей на командирском сидении сидела, одетая в венчальное платье, его жена Вера.

В лагере уже их ждали капитан Василенко, Валерий Кравцов с Таней и ее подругами.

Солдаты, оставшиеся в лагере,  заранее подготовились к встрече, собрав с поля  красивые цветы, украсили беседку. Самое главное, они на огромном плакате из белой материи написали красной краской : «Мир и согласие в твоем доме, старшина!»

-Товарищ капитан, лейтенант Джафаров.- хотел докладывать Даянет, но не успел, его перебил капитан:

-Уже старший лейтенант Джафаров!

-Товарищ капитан, разведвзвод выполнил поставленную задачу и вернулся на остров, захватив с собой невестку старшины Михаила Савельева. – улыбнулся он.

-Молодцы!- поблагодарил их капитан Василенко. Потом, взяв из беседки букет, подошел к Вере. Он поцеловал девушку в лоб и вручил ей цветы.

-Дочка, я знаю, откуда тебя вырвали, оттуда для многих обратного пути пока нет. То, что там творится безобразие.- сказал капитан, взяв ее под руку привел в беседку, а, когда невестка села за стол рядом с женихом, чуть не заплакала от радости.

Товарищи ее жениха встретили их не хуже, чем на Шикотане.

-Дорогие молодые, -обратился капитан Василенко к жениху и невесте.- Около двадцати лет служу в рядах советской армии. Это первый случай, когда  я участвую в солдатской свадьбе. Непостижимо, никто не поверить, клянусь, не поверит. Это самый прекрасный день в моей жизни. Я поздравляю вас, желаю вам мир и согласия в вашем доме. А теперь горько!

-Горько! - крикнули все.

Молодые поцеловались.

-Я, как тамада, хочу передать слово старшему лейтенанту Джафарову, который с первых дней с Мишей. Они настоящие друзья. 

   Даянет встал, а девушки налили ему шампанское в бокал. Он молчал несколько секунд, прежде чем заговорить.

   -Я, наверное, самый счастливый человек среди вас, потому что вижу, как счастлив мой брат.

   Накануне отбытия на остров Шикотан, я говорил ему, что  найдет там свое счастье, и он нашел. Значит, моими устами говорила  судьба, которой угодно было их единство.

   Я желаю всем сидящим за столом молодым счастья, чтобы у них сбылись мечты, и вы нашли свою половину.- сказал он, подняв бокал:- За вас!

   Все выпили, начались танцы. Капитан Василенко, потанцевав с девушками, отвел в сторону  Даянета.

   -Ты прекрасный человек, лейтенант. Ты знаешь, что семеро твоих солдат заключили на острове брачное соглашение!

   -Знаю!

   -А ты?

   -У нас совсем другие обычаи. Мужчина не имеет права жениться за деньги.

   -Я не это имел в виду. У тебя же была красавица Лена.

   -Она уехала учиться во Владик. Когда даст согласие - я не против.

Ответ Даянета удовлетворил капитана Василенко, который с душой относился к кавказцу. Но вдруг, он о чем-то вспомнив, спросил:

-А куда поселите невестку?

-Она сегодня же уедет в Южный и останется там с Таней, пока Миша не закончит службу. А ему еще три месяца служит. Будет работать в рыбокомбинате.

-Разумное решение!

Капитан, еще раз поздравив молодых, уехал обратно. Остальные гости веселились до глубокой ночи, только солдаты, которые заменяли друг друга в наблюдательном пункте, чувствовали, что находятся на службе.

 

***

        

 

                                


АНАИ

 

Утром Даянет первым делом побежал в бассейн, чтобы искупаться и освободиться от похмелья. Позавтракав, опять спустился в землянку, где на столе лежали дневниковые записи по наблюдательному пункту. Ему хотелось узнать: было ли нарушение границ.

В дневнике он не нашел ни одного эпизода об этом. Но вдруг вспомнил, что он предупредил своих солдат не зафиксировать нарушение границы, если они увидят  на серфинге японскую  девушку.

Позвал к себе тех солдат, которые оставались на Кунашире.

-Как прошло ваше дежурство? Были ли нарушения- спросил он.

-Вы помните мое поручение?

-Да, товарищ лейтенант!

-Продолжайте тогда  в таком духе. При первом же нарушении звоните сюда.

-Есть, товарищ лейтенант!

Солдаты ушли, а он опять продолжил анализировать сводку. Но работать не смог.

Богатое воображение снова и снова рисовало ему яркий образ незнакомки, которая появлялась перед его глазами,  когда он оставался один в своей землянке.

 После Лейлы Даянет начал по-другому относиться к представителям прекрасного пола, с которыми он знакомился с одной целью, чтобы забыть в их объятиях свое любовное поражение.

 Находясь в их постоянном окружении, он не думал больше о ней.

 Увлеченно читая книги классиков о любви, он убеждался в том, что не надо торопиться в выборе спутника жизни.

-Пока молод, буду наслаждаться жизнью! – рассуждал, а девушек сравнивал с цветочками, каждый из которых имел  свой неповторимый аромат и красоту.

Понимая, что его любовные похождения могут приносить   горе и разочарование тем девушкам, с которыми он бывал в контакте, Даянет старался не обидеть их, быть хорошим другом, помогать им в нужную минуту. И ему было все равно, если кто-нибудь из них уйдет от него.

Уехала во Владивосток Лена, и до сих пор не писала ни одного письма. Это даже не беспокоило его. Ему казалось такова суть девушки и женщины, играющей любовью.

 «Уходящую не вернешь!»- любил он  повторять слова Хайяма, который стал для него учителям жизни.

Беспечность в отношении к прекрасному полу приносила плоды, заставляла последних влюбляться в него. Он видел, как девушки глазеют на него, когда он появляется то в Дубовом, то в Головино или же в Южном.

Даянет, ловя их взгляды, понимал, что это означает, но не подавал виду, и проходил мимо девушек, не обращая на них внимания, что, естественно, злило их. Но их злость заканчивалась тем, что девушки влюблялись в него и сами предлагали ему свою дружбу.

Но он не встречался с ними, выбирая для себя желаемую девушку, оставляя ее в неведении.

Иногда ему казалось, что он не должен  вести такую беспечную жизнь, и так относиться к девушкам, но, вспоминая Лейлу, он оправдывал свои действия тем, что все забывается, а в памяти остаются только следы от прекрасного мгновения тайной любовной встречи. 

Сказать, что он не стремился к девушкам, было бы просто обманом, наоборот, Даянет теперь желал украсить каждый миг своей жизни ими, которым ничего не обещал, кроме любовного похождения.

«Если теперь Лейла приехала бы сюда и предложила бы мне руку и сердце, я сразу же отказал бы ей. Какого черта  взбрело мне в голову, что в жизни самое главное –это любовь?»- рассуждал он в последнее время, наслаждаясь жизнью и молодостью.

 

***

Прошло два дня после той замечательной свадьбы, о которой неустанно говорили солдаты батальона. Весть о свадьбе в лагере дошла до Дубового.

Двухдневное отсутствие Миши отрицательно сказывалось на его службе. Привыкший все сваливать на плечи Миши, вернее сам старшина, взявший на себя все его обязанности и не позволявший ему лишний раз  затрудняться, Даянет в последние дни  был не в своей тарелке. Сам готовил наряд к дежурству. Например, вчера ему самому пришлось заводить тягач и поехать на почту.

Получив почту, он решил заглянуть к Петровичу, который в этот раз встретил его с кислым лицом и не сдержал обиду.

-Почему меня не пригласил Миша на свою свадьбу? - спросил недовольным тоном Петрович.

-Аксакал, так спонтанно получилось. Даже я сам не ожидал, что так получится. Капитан Василенко организовал эту свадьбу. -оправдывался Даянет.

-Так нельзя! В таких делах надо быть учтивым.

-Мне кажется, что вскоре в нашем взводе намечаются новые свадьбы.

-Вот это дело! Спасать девушек из Шикотанского плена.

-Вы откуда знаете, что именно мои солдаты берут девушек оттуда.

-Не обижайся, сынок! Для нас привычно. Кто попадает на этот остров, он возвращается женившимся.

Через день ранним утром Миша вернулся из Южного и сразу же зашел в землянку командира, когда  Даянет, сидя за столом, заканчивал свой отчет по проведенному учению на Шикотане.

-Ну, как молодая жизнь? –с улыбкой встретил его командир.

-Не плохо. Планируем вернуться в Ванино и построить свой дом. У Веры на счету столько денег.- хвастался Миша, явно изменившийся после свадьбы.

-Ты теперь настоящий мужик, и не хочу, чтобы ты оставался в долгу перед женой!- сказал он, доставая ключи из кармана.

Даянет открыл сейф и вытащил оттуда две сберкнижки и вручил ему.

-Знай, мужчина должен обеспечивать свою женщину, а не наоборот, понял?

-Понял, товарищ лейтенант! А это что?

-Мой подарок тебе и твоей жене. Здесь написано предъявителю, т.е. в любой сберкассе получишь эти деньги,  предъявив паспорт. И никто у тебя не спросит: откуда у тебя столько денег.

Миша, внимательно посмотрев в сберкнижку, вернее на сумму, вернул  Даянету: 

-Спасибо, товарищ лейтенант. Здесь двадцать тысяч, это много.

-Не понял? Тебе же они понадобятся на гражданке?

-Разве в деньгах счастье? 

-Твоя любимая доказала, что нет. А моя не вышла за меня замуж лишь потому, что я был бедным, и не имел денег.

-Она многое потеряла.

-Может быть! Но теперь ничего не изменишь. В душе остался только горечь. Миша, береги ее. Она достойна твоей любви.

-Знаю, и поэтому не беру деньги. Помнишь, ты говорил, что есть люди, которые живут ради денег, и есть люди, которым нужны денег, чтобы жить.

У нас достаточно денег, чтобы нормально жить. А тебе действительно деньги нужны. Когда вернешься на Родину, понадобятся.

-Миша, я не хочу оставаться перед тобой в долгу.

-А ты не остаешься. Сейчас я тебе помогаю. Придет время, и ты мне поможешь. Мы же братья?  

Даянет просто обнял Мишу:

-Ты настоящий друг!

Миша вышел из землянки, но Даянет опять загрустил, вспомнив прошлое. Обхватив голову обеими руками, он задумался: «Есть же в мире настоящая дружба и настоящая любовь! Вот пример тому!»

Позвонил полевой телефон, Даянет поднял трубку. Звонили из наблюдательного пункта.

-Товарищ лейтенант, к нашим берегам приближается серфинг.

 У лейтенанта екнула сердце:

-Продолжайте наблюдать! А где корабли береговой охраны?

-Их нет. Вообще не появлялись.

-Как только выйдет на берег, сообщите мне. Я буду у телефона.

-Есть, товарищ капитан.

Однако он не мог оставаться в землянке. Понял, что долгожданный момент настал, и он встретится с японкой.

Вышел наружу, глазами искал Мишу. Но ему пришлось вернуться в землянку. Звонил телефон.  

 Дежурные из наблюдательного пункта доложили, что нарушитель на серфинге причалил чуть дальше от них, и исчез за скалами. Больше невозможно понаблюдать за его действиями.

-Оставайтесь на месте.

Даянет выскочил из землянки, оглядываясь. Миши нигде не было.

  Солдаты, сидевшие в беседке, увидев командира, быстро  прибежали к нему.

-Что-нибудь случилось? –товарищ лейтенант.

-Ничего? Займитесь своим делом.- приказал он и зашагал в сторону леса,  вернее в сторону источника, откуда вела тропинка к пещере, которая заканчивалась прямо у подножия  скалы, возвышающейся от берега.

Поднявшись верх по склону сопки, он оказался перед маленьким японским кладбищем.

Несколько аккуратно высеченных квадратных камней, сложенных пирамидой были могилами. Он  это часто видел по японскому телевидению.

  Чуть дальше от могил виднелась аккуратная арка открытой пагоды, верхняя часть которой была расписана иероглифами.

Приближаясь к арке, он заметил, что перед алтарем в национальной одежде сидит девушка, правда, он не видел ее лица, но знал, что эта та самая девушка, о которой говорил Валерий.

Он не приблизился к алтарю, где она  молилось. Ему хотелось разглядеть ее издалека, но тщетно - она не поворачивала голову назад. Казалось, что ничего не замечает, только отрешенно молится, и ей все равно, что происходит вокруг.

До него доходили слова ее молитвы, притягивающие его к алтарю. Даянет поймал себя на мысли, что ему всю жизнь хотелось слышать этот голос.

Как охотник он незаметно двигался вперед с особой осторожностью, чтобы не испугать ее.

Даянет вспомнил бабушку, которая говорила, что, когда человек молится, даже змея его не укусит. Он остановился чуть дальше от нее.  

Наклонив голову перед алтарем, девушка неустанно молилась. Он ясно слышал ее нежный голос и видел движение стана, когда девушка ставила в чащу перед алтарем сушеные травы, которые потом зажгла. От них исходила тонкий аромат, наполнивший всю пагоду. Видать, она этим и закончила свою молитву.

Вдруг девушка умолкла, но Даянет не сдвинулась с места.

Девушка резко повернулась в его сторону, и заняла боевую позицию, чтобы нанести удар.

Даянет не ожидал такого быстрого оборота событий, несмотря на то, что он знал, чем это закончится. Ведь предупреждал  его об этом Валерий.

Он быстро отошел назад, чтобы не позволить ей нанести удар кистью руки.

Ее удар не достиг цели, и она пошатнулась и упала в его объятия.

Прижав сильной рукой девушку к себе, Даянет хотел успокоить ее, но она сопротивлялась, как могла. Повернув ее к себе, он крепко держал ее обеими руками, чтобы не дать ей возможность вырваться из его сильных рук.

Девушка видать почувствовала свое бессилие перед ним, и прекратила сопротивляться.

Однако он не дал ей возможность выйти ей из его объятия. Просто повернул девушку к себе, чтобы увидеть ее лицо.

Глаза девушки горели огнем, она опять начала сопротивляться, но он, как охотник, не упускал из рук пойманную дичь.

Слова Валерия оказались правдой. В его руки попалась черноглазая красавица с длинными волосами, как черная бакинская нефть, отдающая синевой. 

Преодолев сопротивление девушки, он двумя руками взял ее нежную головку и поцеловал в губы. Это был долгий поцелуй, который продолжался несколько минут.

Даянет почувствовал, что девушка совсем не сопротивляется. Успокоилась. Он уже не держал ее руки. 

Освободившись из его рук, девушка тихо оттолкнула его от себя и воскликнула:

-Ты не русский?! -заговорила она на чистейшим русском.

-Откуда взяла?- улыбнулся Даянет.

-По глазам вижу. Русских я очень хорошо знаю. Еще ни одному русскому не удавалась близко подойти ко мне.

-Знаю.- сказал Даянет, тайком разглядывая девушку.

-Ты первый, кто победил меня. Приятно будет знать имя  победителя.

-Даянет!- представился он, улыбаясь.- А тебя как зовут, красавица?

-Анаи! 

-Очень приятно!

 Девушка подошла к могиле, которая находилась прямо перед воротами пагоды. Опустив голову над могилой, заплакала.

-Что случилась?- хотел он успокоить девушку.

-Здесь покоится моя мать. Когда нашу семью выселили отсюда в Японию, она больше всех переживала. Завешала, чтобы ее похоронили здесь, на родовом кладбище.

-И как это вам удалось? Ведь это же невозможно.

-Это вам кажется, что граница закрыта. Мы в любое время можем здесь появляться.

 Я была маленькой девочкой, когда мама умерла.

-А оттуда ты так прекрасно знаешь русский? –спросил Даянет

-Моя бабушка по матери была русская. После революции  прибыла на Кунашир как беженка.  Вышла замуж за дедушку. Любовь к русскому языку у нас с детства. Бабушка учила нас этому языку и говорила с нами на нем.

-Теперь ясно!- ответил Даянет и почувствовал, как ему приятно общаться с нею

Несколько минут молча сидели на скамеечке, стоящей перед пагодой.

Анаи иногда поворачивалась к нему, чтобы о чем-то спросить, но, улыбаясь, молчала.

-Почему ты о себе ничего не говоришь?- вдруг она спросила.- Я тоже хочу о тебе знать! Расскажи о себе!

-Я действительно не русский. Азербайджанец. Из  Баку. По специальности юрист. Служу в армии, чтобы зарабатывать деньги.

-И все?

-Разве мало?

-Ты женатый?

-Нет, еще не успел.

-А есть у тебя девушка?

-Была, обещала ждать, но  вышла замуж за другого.

-Предательница!

-Почему ты так думаешь?

-Разве можно предать такого красавца?

-Я так не считаю.

-Почему?

-У каждого свой выбор. И каждый имеет право выбирать себе подобных. Значит, она подумала, что со мной будет ей худо

-И ты с этим соглашаешься?

-Что я могу сделать? Выбор ее. Мой любимый поэт говорил:

-Уходящую не вернуть

Закончен в любви ее путь.

-Хорошие слова. И у японцев есть хорошие поэты.

-Я их не знаю. В мои руки не попадали их книги. Найду, сразу прочту.

-Принесу тебе из Японии.

-Спасибо.

Подошли к алтарю, украшенному цветами.

-Когда  ты успела собрать цветы?

-Я привезла из Японии.

-Откуда?

-Из Японии.

-На серфинге?

-А что?

-Не верится.

-Я профессиональный спортсмен.

-А ты не боишься моря?

-Море в наших генах. –заключила она

-Одолевать такое расстояние на серфинге –надо же иметь бесстрашное сердце. Не боишься?

-Я из айны. Наш народ живет морем. Для нас море, как для рыбы вода. -улыбнулась она.

-Впервые слышу об айнах…

-Айны были коренными жителями Курильских островов, Сахалина и Магадана.

-А где они сейчас?

-После второй мировой войны нас депортировали в Японию. Теперь живут в Немуро, но их осталось очень мало. 

Даянет задумался. За несколько месяц он успел побывать во всех уголках острова, встречаться с людьми, живущими здесь, но ни разу не слышал об айнах.

-Серьезно, я впервые слышу  фразу «народ айны». –хотел продолжить разговор Даянет.

-Посмотри на могилы. Они айнинские. Даже дата имеется. По европейским времяисчислениям -1878 год.

-То есть, ты хочешь сказать могила перед нами столетней давности.

-На многих островах разрушены кладбище айнов, только здесь сохранилось. – тихо промолвила она.

-А чем ты занимаешься в Намуро.

-Окончила школу два года тому назад. Учусь в университете, буду советологом.

Она встала, чтобы показать ему пагоду. Вокруг была абсолютная тишина. Солнце ярко светило, но в пагоде было прохладно. С моря дул тихий ветерок.

 Даянету показалось, что он находится в другой стране, вернее он попал в другой мир.

Девушка остановилась перед четырехугольным камнем, похожим на маленькую пирамиду.

 -Здесь похоронен мой пра-пра- прадед –она показала могилу.- Здесь все наши Ками

-Я впервые слышу это слово.

-В нашей религии каждая местность имеет своего покровителя- Ками.

Важной частью нашей пагоды являются тории. «П»- образные ворота, являющиеся символической границей между миром людей и миром Ками.

Такие маленькие святилища наши часто строили на исторических и легендарных местах, оборудовали пагоды поклонения у больших и старых деревьев, которые считаем жилищами Ками.

-Ты хочешь сказать, что место, где мы находимся историческое?

-Конечно же! Старики, живущие в Немуро, прекрасно знают, каждый уголок этой земли. Они расскажут тысячи легенд, связанные со здешними источниками, реками, озерами.

-Интересно!

Даянет внимательно осматривал с девушкой каждый уголок храма, все было для него ново.

В последнее время он много читал и старался понять человеческую душу. И всегда приходил к выводу, что у каждого народа имеется свое миропонимание. Каждый народ по-своему воспринимает окружающую среду и объясняет ее своей религией.

-Как тебе сказать? Ты современная девушка, учишься в университете. Как получается, что ты так рьяно поклоняешься божествам.-  вдруг обратился к ней Даянет, выразив свое удивление ее поведением.

-Как тебе объяснить?… Это своего рода традиция. В это верили мои предки, родители и я должна. Это и есть японская традиция: верить в своих предков.

-Ты, наверное, проголодалась, хочешь, принесу что-нибудь!- предложил Даянет.

-Ничего пока не надо. В другой раз. Я с собой принесла еду.

-А когда ты собираешься возвращаться?

-Когда наступит темнота.

-А как ориентироваться будешь?

-Во-первых, отсюда виднеется другой берег.

-Вдруг туман?

-Вот часы с компасом.

С такой уверенностью она отвечала на его вопросы, что ему показалось, что она давно обдумывала каждый свой шаг.

-Мне надо вернуться в лагерь.- сказал он, когда  выходил из пагоды.

-Ты уходишь навсегда?- растерянно спросила она.

-Нет. Через полчаса я вернусь.

Даянет почувствовал ее беспокойство. Подошел к ней и нежно поцеловал ее в шечку.

-Я сейчас приду.- уверенно сказал Даянет.

В глазах  девушки исчезла тревога.

 Отдаляясь от пагоды, он махал рукой девушке, которая стояла как вкопанная, не двигаясь с места.

Ему показалось, что она находится в замешательстве и не знает, что предпринять дальше.

В беседке его ждал уже Миша, которому сообщили, что командир его искал и быстро удалился в лес.

-Миша, привет!- сказал Даянет, не ожидая его ответа добавил: -Ты мне нужен!

Они отошли в сторону. Обычно так обсуждали серьезные вопросы.

-Быстро достань мой вещмешок. Положи туда хлеб, колбасу, пачку чая, конфеты, салфетки…Брагу. Срочное дело.

-Что случилось, командир?- удивленно спросил Миша.

-Потом объясню. Меня не будет до ночи.

-Хорошо  командир! 

Прошло несколько минут, пока Миша рылся в другой землянке, где находились продукты.

-Все в норме. Сейчас принесу брагу.- сказал Миша, поставив перед ним вещмешок.

-И сок березовый принес?

Вскоре старшина вернулся с двумя бутылками и положил их в вещмешок.

-Что-нибудь случилось? –спросил Миша .

-Она приплыла!- сказал Даянет тихим голосом, бросив вещмешок за спину.

 Даянет пошел в сторону источника, а затем повернул налево, откуда тропинка вела к скалам, через проход перед пещерой. Вскоре он оказался на склоне сопки.

 Дойдя до пагоды, он никого там не увидел. Девушка исчезла.

Даянет теперь понял, почему она растерянно посмотрела, как он уходил.

-Видать подумала, что я иду за солдатами. – сразу же пришла в голову Даянета такая мысль, что объясняло причину ее исчезновения.

Удрученный случившимся, Даянет сначала посмотрел в сторону моря, чтобы увидеть ее серфинг, но на гладкой поверхности воды он не заметил парусника.

Вернувшись в пагоду сел на скамейку, ту самую скамейку, где буквально полчаса тому назад беседовали.

Он винил себя в случившемся, и хотел было уйти, но какая-то сила заставляла его не двигаться с места. Но он журил себя.

-Ты пришел?- вдруг он услышал ее голос, раздающийся над головой.

От радости он вскочил с места.

-Я думал…

-На всякий случай я спряталась!- оправдывалась она,- Думал, что ты пошел за солдатами.

Даянет засмеялся, прежде чем ответить:

-Я похож на дурака? Тогда почему я поцеловал тебя?

-Не знаю, что на меня нашло?

-Трусишка! – сказал он и опять поцеловал ее в губы. Девушка ответила ему взаимностью.

Солнце освещало склоны сопки, куда иногда доходил шум прибоя. Они подошли к скале, оттуда виднелся берег Хоккайдо.

-Давай пообедаем у скалы. Отсюда прекрасный вид на океан.- предложил Даянет, таща за собой вещмешок.

-Хорошо. И я принесла с собой кое-что.- сказала она, увидев, что Даянет достает из вещмешка продукты. Вернулась в пагоду и принесла котомку. 

 Сели прямо на краю скалы. Под ними шумел океан, лаская их слух вечной мелодией волн, ударяющихся о скалы.

-Даянет, ты не рассказывал о своей Родине - эти были ее первые слова после обеда.

Обняв ее за плечо, он взглянул в ее черные глаза, с любопытством смотревшие на него, блестящие под лучами яркого солнца.

-Моя Родина –Азербайджан. Прекрасный край, история ее так же стара, как история Японии.

Азербайджан дал миру великих людей, таких как: Низами, Насими, Физули, Насраддин Туси, Сабир, Кара Караев, Фикрет Амиров, Ниязи –да их так много, что не сосчитать.

-Я недавно слушала Кара Караева и Фикрета Амирова. Эти два композитора часто звучит по японскому радио. У вас  прекрасная музыка. А ты любишь японскую?

-Я недавно на острове. До этого никогда не слушал, привыкаю. Понравилась эстрада.

-Постарайся слушать нашу народную музыку, чтобы понять мой народ. В ней душа народа.

-Анаи, у всех это так. В ней отражается все: и радость, и горе, и счастье, и любовь…

Даянят притянул ее к себе и снова поцеловал. Так они и сидели обнявшись

Солнце скрылась за другой сопкой. Начало темнеть.

-Как быстро уходит время. Мне пора!- промолвила она, взглянув на него.

-А ты можешь остаться? Завтра уедешь. Принесу сюда палатку.- предложил Даянет.

-Нет, только не в этот раз. Я просила разрешение у отца на один день Он, наверное, сейчас выходит из дому и идет на берег океана, чтобы встретить меня.

Приплыву в следующую субботу и останусь здесь. Буду молиться, чтобы была хорошая погода. Встречаемся здесь, как сегодня. Договорились?

-Договорились.

-Ты не спускайся за мной.  Ходить по скалам очень опасно.

-Хорошо, буду смотреть отсюда.- улыбнулся Даянет

Анаи приблизила губы к его губам. Они опять поцеловались. Оторвавшая от него, она быстро исчезла за скалой.

Даянет долго стоял на краю скалы, откуда виделся только море.

Вдруг на гладкой поверхности моря показался еле-еле заметный серфинг, покрашенный под цвет океана. Он с трудом заметил, как серфинг отделяется от берега и быстрым ходом удаляется в нейтральные воды.

.                                                

                                                    ***

В лагере солдаты готовились к наряду, когда Даянет вернулся туда. Перед землянкой старшина проинструктировал их о предстоящем дежурстве.

-Где ты пропадаешь?- спросил  Валерий, увидев, что он тащит за собой вещмешок.

-Наверху, там, где пагода.

-Понятно!

Валерий вошел с ними в землянку.

-Показала она тебе свой коронный удар?- сразу же спросил его друг.

-Не получилось.- улыбнулся Даянет 

-То есть ты хочешь сказать, что она тебя не ударила?

-Правда, хотела, но не получилось.

-Ты знаешь, это хрупкое существо за секунду уложит троих, и они будут неподвижно лежать несколько часов. –видно было ,что Валерий не поверил другу.

-Ты уже об этом говорил.

Валерий умолк. Он больше не знал, о чем спросить, представив Даянету возможность, самому говорить.

-Она приходила сюда, чтобы молиться на могиле матери, а твои солдаты хотели препятствовать ей.- начал Даянет.

-Теперь понятно, почему были слезы у нее на глазах… Пускай приходит.- тихо сказал Валерий, вспомнив свою мать, которую потерял в детстве.

-Я тоже так думаю.

-Ее приход на остров не связан с шпионской деятельностью. Мы каждый раз наблюдали за ней. Она приходит, молится и уходит. И всегда чистит могильные плиты и пагоду. -объяснял Валерий, -Но в любом случае постарайся быть начеку, чтобы информация о ее приходе не дошла до моего руководства.

 -Постараюсь.

Валерий усмехнулся, услышав такой ответ. Ведь в его глазах он был первым ловеласом на острове.

-Но мне не верится, что она не уложила тебя?- не хотел согласиться с ним Валерий, вспомнив о своей первой встрече с этой девушкой,- Она хитра, как лисица, проворна, как пантера.

-Серьезно, Валера! Между нами не было стычки. Я просто по-человечески относился к ней. Даже близко не подошел. Пока она не почувствовала, что я не враг.  

-И что дальше?

-Мы познакомились. Ее зовут Анаи.

-Ты не врешь?

-Откуда я знаю, что ее маму похоронили здесь?

-Наверное, она сама рассказала.

-Вот именно.

Валерий успокоился после его уверенных ответов. Однако Даянет, вспомнив о чем -то, остановил его.

-Братик, ты не сказал о причине твоего приезда. Насколько я знаю, ты никогда просто так не приходишь.- спросил он. 

-Хочу забрать Мишу в Южный. В конце концов, женатый человек. Завтра воскресенье. 

-Я не против!

Вышли из землянки. В лагере на глаза не попадались солдаты. Только в беседке сидел Миша и пил чай.

Даянет позвал его рукой к себе.

-Валера хочет забрать тебя в Южный.- сказал он, как только старшина оказался рядом.   

-Товарищ командир, а вы?- спросил Миша

-Мне некому оставить взвод.

-Тогда я тоже остаюсь.

-В этот раз нет. Ты женатый, и у тебя есть обязанности перед любимой женщиной. А я холостяк. Добрый путь!- он попрощался с друзьями.

 После отъезда друзей Даянет опять спустился в землянку, чтобы прочитать донесения солдат, дежуривших в наблюдательном пункте.

Ему было интересно, что написали они в дневниковых записях. Он предупредил их не указывать в нем о нарушениях границы без его ведома. Действительно, солдаты выполнили его приказ, что его обрадовало.

-Саша!- крикнул он из землянки.

Не прошло и несколько секунд, как Саша оказался перед ним.

-Сашенька, спасибо! Ты выполнил мое поручение. У меня еще одна просьба. Никому не рассказывай об увиденном. Понял?

-Так точно!

-При первом же нарушении сообщаешь мне!

-Хорошо. 

-Можешь идти!

Саша ушел, но он понял, что ему необходимо предупредить всех операторов, которые будут находиться в следующее воскресенье в наблюдательном пункте.          

 

***

Миша вернулся через день ранним утром. Валерий, оставив его в лагере,  сам поехал на заставу.

Даянета не было среди солдат, по уже установившейся привычке он пошел в бассейн купаться.

Вода бассейна снимала всю усталость тела, давала силу. Правда, трудно было задерживаться в воде больше пяти минут, но выйдя из нее человек ощущал невероятную чистоту тела.

Когда старшина оказался у бассейна, он одевался в будке.

-Ты уже приехал? – удивился он, - Так быстро?

-Не хотел оставить вас одного. –ответил Миша.

-Наверное, и не позавтракал?

-Я же торопился.

-Тогда пошли! Позавтракаем вместе.

В беседке солдаты уже заканчивали завтрак и убирали со стола. Они подождали, чтобы солдаты закончили. Только после этого они сели за стол.

Повар готовил для них завтрак. Принес чайник, налил в стаканы чай.

Пока солдаты находились в беседке, они молча выпили свой чай. Когда они ушли, Миша обратился к нему:

-Командир, Таня получила письмо от Лены. Она поступила в университет.

-Поздравляю! – сказал он с грустью. Вспоминая  прошлое, он добавил: -Почему не пишет мне?

-Для меня тоже загадка.

-Целый месяц, как мы расстались, а от нее ни слуху, ни духу.

-Взять ее адрес у Тани?

-А на что мне ее адрес?

-Сами напишите!

-Миша, пока она сама не напишет, я не отвечу.

-У вас же были такие близкие отношения. Многие считали ее твоей невесткой, даже женой.

Даянет ничего не ответил. Миша почувствовал, что у него портится настроение.

Повар принес кашу. Миша обратил внимание на то, с каким аппетитом он есть. Вообще Даянет очень любил молочную кашу. Каждый раз он давал указание повару, чтобы на столе всегда была молочная каша.  

-Почему не остался Валерий?- подняв голову, спросил Даянет.

-На заставе объявили тревогу. Наверное, вечером заглянет.

-Тогда готовься! Надо поехать в Дубовое за покупками. За- одно увидимся с Петровичем.

Миша пошел в гараж, чтобы завести тягач, а лейтенант остался один в беседке, если не считать повара, который чистил картошку у водопровода.

  Одиночество наводило его на мысль о Лене, от которой он ждал письма, но она не писала. Верить в ее любовь он не стал бы после Лейлы, которая убила у нее эту страсть. Однако он не мог бы обойтись без девушек, которые его окружали.

   «Видать создатель неспроста создал Еву.»- думал он.- «Без нее жизнь для Адама потеряла бы смысл. Ради Евы Адам нарушил запреты бога. Значит, противостоять силе любви невозможно. И почему он думает о Лене, с которой его ничего не связывало, кроме ее красивых синих глаз и безупречного тела, не говоря о том, как она любила подражать моделям.

   Не написав письмо, она, наверняка, задела честолюбие Даянета, который, казалось, не обижался на шалости девушек.

-Она опять сюда приедет! Не думаю, что возможно будет забыть такие края. - успокоил он себя в тот момент, когда подъехал к беседке тягач.

-Что надо для кухни, Витя?- спросил повара Даянет.

-Как всегда, свежие овощи от Петровича. Надоела соленая капуста.

-Хорошо, привезу.

-И хлеб Матрены.

Даянет забрался в тягач, который сразу же тронулся с места, оставив за собой клубы черного дыма.

При подходе к Дубовому Миша повернулся к командиру,  показывая на шлемофон, чтобы он надел его.

-Что случилось?- спросил Даянет, приблизив наушники к уху.

-Едем  к Петровичу?

-А куда еще?

-Я думал сначала в магазин.

-Ты прав, с пустыми руками в гости не ходят.

У небольшого магазина в Дубовом, находившегося в центре поселка, с утра собираются люди, в основном мужчины, которые покупают дешевые спиртные напитки, чтобы распивать прямо же за магазином.

Несмотря на то, что дубовчане все имели самогонный аппарат и гнали качественный спирт из лесных ягод и фруктов, все-таки очень любили сладкие вина, особенно азербайджанские, такие как «Агдам», «Деллер» и «Курдемир», которые каким то образом попадали на остров.

-Возьмем для Петровича «Агдам», он его обожает.- предложил Миша,- Я еще для дома должен что-нибудь купить.

-Вот что значит: человек остепенился.

-И вам пора, командир! Любой из нас должен совершить этот поступок.

Даянет засмеялся, услышав наставление друга.

-Ты, Миша иди за покупками, а я сойду на почте. Позвоню родителям. В Баку сейчас ровно полдвенадцатого. Они еще не спят. За одно солдатскую почту заберу.

Тягач, резко затормозив, с грохотом остановился перед почтой.

Даянет пригнул на землю и вошел в здание почты.

На почте никого не было, кроме миловидной тридцатилетней женщины, которая укладывала письма по полочкам.

-Здравствуй, Ашраф!- повернувшись к нему, приветствовала она.- Хорошо, что пришли. Твоим солдатам - почта!

-Валя, ты сначала соедини меня с Баку, потом поговорим об этом.

Валя, оставив письма на столе, перешла за коммутатор, надела на штекер несколько вилок.

-Материк, материк –это Валя. Дайте Баку. Потом обратилась к Даянету: -Номер старый?

-Тот же.

Прошло несколько секунд в ожидании. Вдруг она подняла голову:

-Зайди в первую кабину. По-моему попали.

Даянет до сих пор не понимал, почему Валя называет единственную кабину первой, как будто существует второй.

-Почему в первую? Я хочу во вторую! –пошутил он, напоминая, что второй-то кабины нет.

Трубку поднял отец, грозный голос которого он ни с чем не спутал бы.

-Здравствуй отец, прости, что давно не звоню. Был на учении на другом острове.

-Как дела?

-Нормально, отец.

-Армия укрепляет мужика.

-А как мама?

-Рядом, хочет отнять у меня трубку. Материнское сердце не терпит.

Наверное, он передал трубку жене, потому что Даянет услышал голос матери.

-Как ты там, сыночек?

-Не плохо мама.

-Как Леночка?

-Привет передает.

-Спасибо за деньги! Ты не знаешь, как они нужны были.

-Мама, отправляю вам по почте две тысячи. Завтра получите.

-Откуда у тебя столько денег, сынок?

-На островах зарплату в три раза больше дают, плюс северный коэффициент. Получаются хорошие деньги. Тратьте, как хотите. Каждый месяц будете получать столько же.

-А ты?

-Я и себе оставляю.

-Ты на себе не экономь! – предупредила мать.

-Даю слово! Поцелуй папу!- сказав, дал отбой. Не хотел, чтобы она заплакала.

Закрыв дверцу кабины, он подошел к стойке, за которой сидела Валя.

-Закончил?- спросила она, потом вытащил вилку из штекера.

-Родная, у меня еще одна просьба!- обратился он к ней.

-Что, милый?

-Я пришел за зарплатой. Мои деньги перечисляют на сберкнижку.

-Знаем.

Он отдал ей сберкнижку.

-Но я хочу зарплату полностью отправить в Баку.

-Нет проблем.

Она достала с полки коробку и стала что-то искать.

-Нашла. Даянет Джафаров. Две тысячи рублей. Так мало получаете?

-А что?

-Наши девушки и то больше получают. Я думала,  вы получаете больше, чем мы.- негодовала Валя.- Мужика с такой зарплатой, я домой не пущу.

-Вот поэтому я не женюсь, а ты ищешь для меня девушку. Как я ее прокормлю? – стал заигрывать с нею Дянет.

-В любом случае тебе нужна женщина!- продолжала оформлять бумаги перевода и говорить Валя.- Остаешься в лесу один, говорят, что даже в «Пентагон» не едешь. Так нельзя!

-А что остается делать, одинокому мужику? –улыбаясь спросил он.

-Тебе надо иногда бывать у вдовушек.- посоветовала Валя, которая называла всех незамужних девушек и разведенных женщин вдовами: так было принято на острове.

-Как? Пойти спросить, кто в Дубовом вдова? Это же неприлично.

-Помнишь, в прошлый раз здесь была девушка, наша соседка.

-Помню! Красавица. Настоящая хохлушка. Черноглазая. Ты познакомила нас…. 

-Вот она. Приходи к ней, утешь вдовушку. Тебе нечего делать в лесу, как партизан.

Предложение Вали заинтриговало его.

-Хорошо приду! Ты скажи куда?

-Вечером к нам, посидим у нас, позову ее.

-А твой муж?

-Ты же его знаешь. Степа. В рыбнадзоре работает. Тот, кто вручил тебе деньги за убитого медведя.

-Помню, помню.

-Утром, когда в магазине купили азербайджанское вино «Агдам», вспомнили о тебе. Приходи вечером.

-Постараюсь.

-Будем ждать!- сказала она, передавая ему квитанцию об отправке денег.

Даянет вышел из почты в тот момент, когда Миша загружал в тягач кульки с покупками.

-Поехали!- сказал он, поднявшись в тягач.

Быстро приехали к Петровичу, который, оказывается, увидев, как прошел мимо них знакомый тягач, понял, что вскоре обязательно заглянуть к нему, поэтому открыл ворота и ждал их у дороги.

 -А ты, Петрович, старый умница! – обнял его Даянет, сойдя с тягача.

-Добро пожаловать, милые!- встретила их Матрена с хлеб солью.

-Добрый день, Матрена Михайловна. – сказал Даянет, оторвав кусочек хлеба, обмакнул в соль и съел.

 Прошли в сад, где уже  женщины накрывали на стол.

-Приехали наши дети отдохнуть.- объяснил Петрович,- Мои невестушки.

-Теть Матрена, когда гость приходит к накрытому столу, у нас говорят – «тебя теща любит». А я не женатый! –улыбнулся он. 

 -Твоими устами глаголет истина.- согласилась Матрена.

Сразу же на стол подали обед. Прежде чем коснуться еды, Петрович и Матрена помолились, а невесты просто смотрели с улыбкой на лице, и ждали,  когда они закончат.

-Без молитвы нельзя касаться хлеба. Мы должны быть благодарны богу за это.- сказала  Матрена, которая хотела объяснить невестам важность этой молитвы, но невестам было все равно о чем говорит эта старая женщина.

Даянет уловил беспечность этих женщин, которые смотрели на тещу, как на отсталого человека. 

-Вы правы, Матрена Михайловна. И мы дома так начинаем. Благодарим Аллаха  за хлеб насущный.- поддержал Матрену Михайловну Даянет.

Невестки Петровича поняли, куда была направлена его речь.

-Вы советский офицер и верите в такое?- удивилась одна из невест Петровича, сорокалетняя женщина с улыбкой в глазах, наверное, жена старшего сына, руководящего крупной партийной организацией.

-Да причем тут советский офицер?- возразил Даянет,- Мне кажется, не надо быть безбожником. Богобоязливые люди всегда ведут порядочную, иными словами, праведную жизнь.

Жизнь не терпит лжи и лицемерия. Вы знаете, в чем нуждается Россия?

-Молодой человек,  Россия нуждается в рабочих руках.

-Россия нуждается в боге. Вы знаете, в чем причина пьянства?

-Я не психолог.- отнекивалась Галина Павловна, старшая невеста.

-В безнравственности. Безбожные люди безнравственные- я так считаю.

Петрович тоже вмещался в разговор:

-Я тоже так думаю. Посмотрите на другой берег. Вы знаете, почему там так хорошо живут и развиваются. Потому что у них уважение к религии и своему прошлому.

-Вы правы, Петрович! 

-Ашрафич, моему старшему говорю: отправь крыс своей конторы к нам, на остров. Пускай сидят у телевизора и смотрят Японию, узнают, как надо работать и управлять страной       

 Если сами не можете, пригласите японцев, чтобы научили вас работать. А он говорит: отец вскоре мы будем учить японцев.

   -Петрович!?- хотела возразить вторая невеста.

   -А что? Не нравится? Вот сидим, как собака на сене. Не пускаем сюда японцев, которых вытурили отсюда. Это же их земля. Пускай идут и работают. Клянусь богом, Кунашир станет райским уголком.

Посмотрите, как безбожно уничтожается прекрасный остров.

Раньше в наших лесах было много медведя, соболя, куницы, выдры, росомахи, горностая и много других. Где они?

Уже рыбы не приходят на некоторые наши речушки. Знаете почему? Потому что мы не можем жить в согласии с природой, как японцы.  Вскоре все рыбы уйдут. Мы не позволяем им нереститься в наших речушках, как варвары, не оставляем даже несколько рыб для того, чтобы они продолжили потомство.

Пока не остановим такое хамское отношение к природе, здесь ничего не останется. Это я как биолог говорю.  

-Отец!- теперь хотела возразить первая невеста.

-Раньше говорят, что здесь жили айны,  аборигены этих островов, они ловили столько, сколько требовалось для употребления. Даже медведи, и те ловят не больше нормы. Животное и то понимает норму. Мы же хуже этих медведей.

-Я не знал, что вы биолог- Петрович.- удивился Даянет.

-Дело не в том, кем я являюсь. Надо любить землю, которая тебя кормит. Поэтому мы называем ее матушкой. А эти тупоголовые партийные боссы уничтожают такое богатство. Им даже не объяснишь.- Петрович обратился к невестам, имея в виду своих сыновей, которых в шутку называл «партийными боссами».

Петрович так убедительно говорил, что его невесты, которые любили с ним спорить на различные темы, а они обе были учеными, старшая, Галина Павловна, доктор наук, все молча слушали его и даже не возражали.

-Отец!- в конце концов, заговорила старшая невеста,- Поймите, Андрюша не в силах решать такие вопросы. Он исполнитель, а не хозяин. Исполнитель выполняет только приказы и все. Москва приказывает - он выполняет. Попробуй не выполнять. Голову отсекут.

Слова невесты отрезвляюще подействовали на Петровича, который вспомнил прошлое, когда его выслали сюда.

«Да, при чем мои сыновья?- подумал он - Сама система сгнила.

-К черту все это, Матрена! Принеси пирог и покажи своим ученым невестушкам, как надо готовить.

Явно Петровичу вернулось хорошее настроение, он начал шутить.

-Если бы все люди были бы так, не как вы отец.- Галина Павловна поцеловала его.

Даянет, увидев спокоиные лица семейства Петровича, встал из-за стала. Петрович отвел его в сторонку.

-Вот деньги за материю. Если имеется, еще привези.

 -Хорошо.

По дороге в лагерь Даянет сам водил тягач, а Миша рылся в бардачке.

-Тут письма!- он крикнул в шлемофон.

-Наших солдат. Хорошо, что вспомнил.

-Все письма из Шикотана.

-Откуда?

-Из Шикотана.

-Вот сукины дети!

-Тут ничего необычного нет. Вскоре все жениться на «пентагонушке». И им выгодно, и девушкам,  командир.

-Женитьба превращается в бизнес, Миша. Велик был Н.В.Гоголь в своем  «Бальзаминове» .

Даянет имел в виду «Женитьбу Бальзаминова», но в то же время сознавал, что этим они спасут из неестественного плена несколько девушек. 

-Мне придется вернуться вечером обратно в Дубовое.- сказал Даянет, когда сошел из тягача.

-Не понял, командир.

-Меня пригласили в гости.

-Отлично.

-Так что привезешь меня сюда! Я тоже отдохну!- сказал Даянет и спустился  в землянку.

В лагере была тишина. Солдаты, вернувшиеся с дежурства, спали за беседкой прямо в лужайке. Чистое небо и яркое солнце доказывали, что лето еще в разгаре, и можно спокойно лежать на лоне природы.

Миша подошел к солдатам.  Они вскочили с места, увидев, что старшина подходит к ним.

-Ребята, вот письма из Шикотана, разберите! -улыбаясь сказал он.

****

Даянет спал в землянке, там было прохладно. Когда проснулся, на ясном небе уже стояла луна, мерцали звезды. В душе было спокойно, не о чем не думалось. Только надоело однообразие.

Выпив чай, оглянулся,  но не увидел Мишу.

-Где старшина?- спросил Даянет у повара.

-Пошел подготовить тягач. Он сказал, что опять поедете в Дубовое.

Только теперь Даянет вспомнил о дневном приглашении  в гости.

Подъехал к землянке тягач, из кабины которого виднелось голова Миша:

-Командир, мы готовы.

-Сойди, разговор есть.

Миша заглушил мотор, зная, что в таких случаях у них  серьезный разговор. Они спустились в землянку.

-Слушай, меня пригласили в гости, и сказали, что познакомят с вдовушкой. Как мне надо себя вести?

Миша засмеялся от неожиданного вопроса.

-Ты чего смеешься?

-Не потому, что смешно. А потому, что тебе везет. От женщин и девиц нет отбоя.

-Миш, ты только объясни.

-Тут нечего объяснять. Тебе придется утешить «бедную вдовушку». Возьми меня с собой.

-Тебе нельзя. Ты женатый. А я холостяк. Знаешь про холостяка, что говорят в Азербайджане?

-Я же там не побывал.

-Как только закончишь службу, приедешь с женой в гости.

-А что все-таки говорят?

-Говорят, что «Быть холостяком –значит быть султаном, а женатый, как нагруженный осел

-И это мне говорит мой друг, который, зная все это, поженил меня?- стал заигрываться Миша.

-Как будь-то недовольный. Ты счастливый человек, что у тебя верная подруга. У меня таковой нет, поэтому я мотаюсь.- возразил Даянет.- Ты лучше дай совет!

-Какой совет? Возьми шампанское и коробку шоколада и все.

Из шкафа, сделанного солдатами из бамбуковых палочек,  Даянет достал шампанское и коробку шоколада, которую купили утром.

   -Который час?

   -Уже полдевятого.

   -Не поздно?

   -Как раз время. К девяти будем там.

   Вышли из землянки и сразу же тронулись в путь.

 

***

Приехали к дому начальника рыбнадзора, известного человека в Дубовом, Степана Матвеевича Андреева, которого уважали во всем Кунашире. Видать Валя говорила мужу, кого она пригласила домой.

Оставив его перед домом, Миша сразу же уехал в лагерь.

-Добро пожаловать! – приветствовали его Степан с Валей у калитки.

Их изба ничем не отличалась от остальных:  сложенная из твердых пород древесины, в основном из курильской березы, с прекрасными нарезными рамами, дающими особую прелесть внешнему виду избы.

-Гостю рады, тем более, я у тебя в долгу. Ты убил медведя, который не давал нам покою.- заговорил Степан

-Вернее тебе.- перебила его жена, улыбаясь Даянету.

-Тебе, конечно, не понять, что из себя представляет медведь, который уничтожает косяки рыб, плывущих на наш остров.- парировал Степан Матвеевич.

-Милый, Петрович говорит, что твои начальники хуже этих медведей. Они знают норму, а твои начальники нет.- опять возразила она.

-Зато и начальники. -улыбнулся Степан.

Ответ мужа не понравился Вале, которая укоризненно посмотрела на своего мужа.

-Да, причем твои начальники? У нас гость, а ты говоришь о медведях.

-Хорошо женушка, накрывай на стол. И пригласи Наталию, чтобы гостью не было одиноко.

-Спасибо, итак хорошо.

-С нею будет веселее!- не согласилась Валя, напоминая ему причину его прихода сюда.

Даянет сразу же понял намек женщины.    

-Как хотите!

Валя быстро накрыла на стол, положив огромный мясной пирог на середину стола, который заранее был сервирован, и вышла.

-Мы гостю всегда рады, особенно, такому как вы!- сказал Степан, наливая водку в рюмки.

 Даянет ничего не ответил, только улыбнулся.

Вернулась Валя с Наталией, двадцатипятилетней разведенной женщиной, как она говорила вдовушкой.

Большие черные глаза напомнили ему Лейлу, однако он видел, что Наталия красивее и ему нечего тужить о девушке, которая фактически о нем забыла.

-Добрый вечер, Даянет!-  промолвила Наталия  и села рядом с ним.

К Даянету вернулось хорошее настроение, и он уверенно начал ухаживать за женщиной, которая то и дело улыбалась в его сторону.

 -«Жизнь прекрасна,- говорили великие поэты любви,-  если рядом прекрасные дамы!» Выпьем наш первый бокал за женщин, которые так готовились к этому вечеру и теперь радуют нас своим присутствием. За вас, милые дамы!-  сказал Даянет, подняв бокал.          

Выпили все.

Милая, теплая обстановка располагала к душевной беседе. Может быть, поэтому Степан разговорился, особенно после второй рюмки.

-Валя говорит, что мы хуже медведя. И она права ведь.

-Женщины всегда правы!- подтвердил его слова Даянет, который подлил масло в огонь.

-На Кунашире в сезонные месяцы правительство зарабатывает миллиарды. Только наш рыбокомбинат производит более двух миллионов банок сайры в месяц, я еще не говорю о красной икре и островных рыб.

 Отсюда вывозят все, что могут. Вырубили половину лесов. С каждым годом скудеет остров. А правительство не выделяет даже копейку на его развитие.

Все, что здесь мы видим, оставлено японцами. Даже маяк работает на их дизеле. Так нельзя безбожно уничтожать райский край.

-Вот, видишь, в конце концов, ты соглашаешься со мной!- поцеловала его Валя, услышав признание мужа.

-Лучше оставить этих медведей, чем плановиков, которые каждый раз увеличивают план ловли кеты. Если так пойдет, на острове не останется красной рыбы.

Медведь и тот знает норму. Видно, природа создала этих медведей, чтобы они ловили больных рыб. Они как санитары леса. Здоровых ловить не могут.

-И это говорит мой муж?- удивилась Валя.

-Довели  нашего  Степу. -  засмеялась Наталия.

-А что? Разве можно противостоять их натиску: давай, давай.- возмутился он.

-Степа, все поправится.– сказал Даянет, успокаивая хозяина дома.

-Понимаешь Дяанет, даже жена с укором смотрит на тебя, как – будто ты виновен во всем. Кто слышит слова рыбнадзора?

-С грустью произнес

Степан выпил еще рюмку, не поев ничего.

-Давай выйдем на воздух. Во дворе прекрасная ночь,- предложила Наталия.

-Я не против!- сказал Даянет, посмотрев в сторону Степана.

-Вы идите!- отмахнулся Степан, который уже был пьяным.

 Даянет вышел во двор с женщинами. Валя вдруг обратилась к Наталии.

-Вы идите, а я пойду к Степке. Он редко пьет, а сегодня хватил лишнего.- сказал Валя, явно ищущая повод, чтобы оставить их одни.

Уход Вали позволил двум молодым прогуляться по темному саду, освещающемуся ярким лунным светом, перекинуться несколькими фразами о погоде и Кунашире, где, по их мнению, происходят удивительные встречи людей , родственных душ.  

-Когда нас познакомили, мне захотелось еще раз встретиться с тобой.- начала вдруг она, стоя у калитки.

-Мне об этом говорила Валя, поэтому я здесь.- высказался Даянет, который сам удивился своей наглости.

-Вы останетесь в Дубовом? – игриво спросила Наталия, как будто не знала причину его прихода в гости.

-Так получается. Миши пока нет.

-Давай к нам!- предложила она, -Как раз растопила баню. Искупаемся.

-Ты прекрасная женщина и не кривляка, знаешь, о чем я думаю.

- Здешние женщины и девушки все такие. Они необыкновенные.

-Чувствуется.

-Знаешь, почему?

-Нет!

-Потому что Кунашир - святая земля.

Закрыв за собой калитку, они перешли улицу. На противоположной стороне находилась изба Наталии.

Когда вошли в избу, внутреннее убранство которой сразу очаровало его. Даянету показалось, здесь работал дизайнер. В комнате все сочеталось по гамме цветов и оформлению.

-Ну, как нравится?- гордо спросила она.

-Прекрасно!- ответил он, но, почувствовав, что надо хвалить хозяйку, добавил.- Все со вкусом сделано и достойно ее хозяйки.

Наталье были приятны эти слова, но вдруг она о чем-то вспомнила. 

-Поговорим об этом потом! Баня остывает.- сказав, она перешла в другую комнату и вернулась в руках с белыми полотенцами.

Теперь Даянет понял, что она предварительно  готовилась к этой встрече.

 С заднего хода в баню вела узкая дорожка, устланная железяками от японского аэродрома, которые солдаты Даянета использовали для постройки землянки.

Открыв дверь бани, она зашла в раздевалку, откуда исходил пар, образующий белую пелену, мешавшую видеть друг друга.

Не успев зайти туда, Даянет увидел, что Наталия раздевается.

Восторженными глазами он разглядывал прекрасное тело женщины, напоминающее белое мраморное изваяние, вставленное на показ в музее.  

-Что стоишь? Раздевайся.- улыбаясь предложила она.

Даже стоя спиной к ней и сбрасывая с себя одежду, он умудрялся исподтишка разглядывать нагую женщину, притягивающую его к себе, как магнит железо.

Однако он не сдвинулся с места, продолжая медленно раздеваться.

Наталия не ожидала, что он устает перед ее чарами. Сначала ей показалось, что Даянета смущает обстановка, в которую он попал. Однако, увидев, что ее партнер открыто разглядывает ее, сама подошла к нему и обняла его за талию.

-Будем только купаться. Остальные дома!- улыбаясь, сказала она. Хотела раздразнить его.

-А что? Разве мы не пришли сюда купаться? –вопросил он.

-Только купаться милый!- не возразила она.

В парилке Наталия попросила его лечь на деревянную лавку, сделанную из курильского кедра, отдающего удивительным ароматом. Несмотря на то, что внутри было жарко, в парилке легко дышалось.

Улегшись лицом вниз, Даянет закрыл глаза, чтобы не замечать наготу женщины, возбуждающей его.

Вдруг он почувствовал боль в спине. Наталия, смочив березовый веник в холодной воде, стала пороть его всей силой.

-Что ты делаешь? Убить хочешь?-  Заорал  Даянет, еле-еле терпя ее побои.

-Так будет лучше.- засмеялась она, продолжая колотить его.

Прошло несколько минут, и Даянет привык к ее ударам  березовым веником. Только после этого почувствовал облегчение  в теле.

-Теперь твоя очередь! – передала она ему веник, облив его холодной водой.

Даянет встал, и, еще раз разглядев ее, с улыбкой спросил:

-Ты думаешь, что я дурак? Этим веником испоганить такое прекрасное тело? Скорее я умру, чем займусь этим.- сказал он и протянул ее к себе. Теперь он стал целовать ее в губы, диктуя свои условия любовной игры.

Вышли из бани уставшими. Оказавшись в постели, заснули, как дети. Проснулись под утро, когда через окошко в комнату проникали первые лучи солнца.

-Я поставлю чай!- сказала она, выскочив из постели. Нагая побежала на кухню и сразу же вернулась в комнату. Стала накрывать на стол. Проходя мимо постели, нагло показывала красивое тело.

Он наблюдал за нею усталыми глазами, Даянет почувствовал, как на него возбуждающее действует каждое ее движение. Он не стерпел, и когда она встала у постели и кокетливо укладывала длинные волосы за спину,

 Поймал ее за руку, легко дернул к себе. И она оказалась рядом с ним.

Он страстно стал целовать ее, как будто впервые увидел, что, конечно же, радовало Наталию, перед чарами которой, наверняка,  не устоял бы ни один мужчина.

 Даянет взял себя в руки, увидев, что она с неохотой отвечает на его ласки: ведь какой-то мудрец говорил, что «Женщина как тень мужчины, бежишь за нею -убегает от тебя; от нее бежишь, бежит за тобой». Он повернулся к ней спиной, вспомнив об этом. Хотел, чтобы теперь она отвечала взаимностью.

-Почему ты отвернулся? Что тебе не по душе?- стала жалобно спрашивать она.

Даянет понял, что опять к ним возвращается власть над нею, и убеждался, насколько был прав мудрец, который сравнивал женщин с тенью мужчин.

 Ему ничего не осталось, кроме того, как молчать. Иногда с трудом сдерживая себя, хитро улыбаться.

 -А ты скажи, в чем я тебя обидела?- умоляюще спросила она.

-Ничего, так себе!- ответил он тихим голосом, продолжая свою игру.

-Милый, здесь любой мужчина мечтает обо мне, но ты первый, с кем я сплю после развода. Ты подарил мне такую прекрасную ночь.

Даянет ничего не ответил. Но понял, что добился своей цели.  

-Почему ты выбрала именно меня? Разве мало мужиков в вашем поселке?- спросил он

-Разве тебе не ясно. Я втюрилась именно в тебя. О чем говорила Вале и попросила, чтобы нас свела. 

В Дубовом столько красивых девиц, мечтающих выйти замуж, а женихов нет.- объяснила Наталия,- просто безобразие.

-Получается, ты выбрала меня по расчету?

-Какой расчет? Нормальный мужик и женщина должны жить полноценной жизнью. Вот возьмем меня. Есть деньги, есть богатство, нет мужика. Значит, не живу.

-А любовь?

-Не было бы любви, не было бы тебя здесь. Именно хочу, чтобы ты был рядом, а не другой. Говорят, что бог наделил каждого своей половиной, и они должны, в конце концов, найти друг друга. Только тогда можно почувствовать прелесть любви.- объяснила она.

-Ты права, милая! Мужчину влечет к любимой женщине. -сказал он, обняв Наталию, которая полностью подчинилась ему.

-Ты опять приедешь?- тихом голосом спросила она, когда за ним приехал Миша на тягаче.

Даянет ничего не ответил, но был твердо уверен, что в этом доме всегда ему есть место.   

 

                                                 *** 

Август на Кунашире. Необычное лето, радовавшее глаза зеленью, разнообразием цветов, фруктами и ягодами, которые можно было встретить на каждом шагу. Казалось, что неиссякаемо богатство этого острова, удивляющего их каждый день своим обилием.

-Какой прекрасный край!- думал себя Миша, наблюдая эту красоту, когда поднимался на склон сопки.  

Миша знал о предстоящей встрече командира с Анаи на этом мечте. Даянет успел предупредить его об этом. Поэтому с утра пораньше притащил к японской пагоде палатку, чтобы установить ее там, вернее чуть дальше от пагоды в отдаленном расстоянии в глухом лесу, куда указал Даянет.

Казалось, что, побыв у красавицы Наталии, командир забудет об остальных девушках, и наслаждается жизнью, не думая ни о ком.

Однако, когда Даянет поручил потащить палатку к склону сопки, Мише стало ясно, что японочка не выходит из его головы.

-Командир, я тебя не понимаю. Разве наших мало?- выразил недоумение Миша.

Даянет понимал своего друга, который  каждый раз хотел отвлечь его от рискованной затеи и приводил различные доводы, с которыми можно было и согласиться. Однако Даянет продолжал делать свое,  даже не находя объяснения своим действиям.  

И в этот раз он отделялся ухлымкой.  Он не смог найти нужные слова, которые успокоили бы его друга, не простого, а настоящего друга, который шел за ним по пятам и подстраховывая его.

-Братик, у каждого цветочка свой аромат, своя нежность, своя красота. И женщины,  как цветочки, у каждой своя прелесть, хочу насладиться ими, пока молод.- ответил он, положив руку на его плечо.

-Я что против этого? Просто, на что тебе японка? Ты же рискуешь.- опять недоумевал Миша.

-Вот пристал как банный лист?! Разве я имею право спросить у тебя: на что тебе Вера? Она твой выбор. Я рад за тебя. А я еще не сделал своего выбора. Может быть, она будет моим выбором.- резко ответил Даянет.

После этого Мише ничего не оставалось, как согласиться с ним и делать то, что ему поручили.

Их разговор перерывал радист. Он доложил, что командира вызывают на переговоры со штабом. 

Даянет спустился в землянку, взяв у радиста наушники. На другом конце связи послышался голос генерал Морозова.

-Даянет, сейчас за тобой прилетит вертолет. Екатерина Михайловна и я приглашаем тебя в гости. Готовься.

Он не успел даже возразить - генерал сразу дал отбой.

Через полчаса на площадке перед лагерем приземлился вертолет, откуда даже не сошли летчики, ожидая своего пассажира.

-Учти, Миша! Не отменяется встреча. Постараюсь вернуться, во чтобы ты не стало. Выполни мое поручение.- так уверенно он сказал Мише, что тот впервые понял, что командир действительно втюрился в японочку.

А сам думал, о том что в эти воскресные дни он останется в Итурупе и Екатерина Михайловна вряд ли отпустить обратно.

Даянет сел в вертолет, который сразу же оторвался от земли и направился в сторону Итурупа. Он впервые летел вертолетом, это был для него необычный полет. Как ребенок, он не отрывался от иллюминатора и смотрел вниз в огромный океан, ища на его зеленой поверхности хотя бы один кораблик, бороздящий по нему.

Тихий океан оправдывал свое название. Вертолет летел на низкой высоте, не видны были даже незначительное колебание волн.  Только при приближении к Итурупу он заметил как волны, ударяясь о берег, образуют белые полосы, обратно возвращающие в океан.

Приземлились на вертолетной площадке, недалеко от японского аэродрома, который использовался для пассажирских «кукурузников» и военных самолетов, даже больших.

Казалось, что на этом маленьком клочке земли, вряд ли могла развернуться тяжелая авиация.

Летчики рассказывали по дороге, что в 1968 году над Курильскими островами был перехвачен и принужден к посадке на этот аэродром огромный американский самолёт с 214 американскими солдатами на борту, следовавшими во Вьетнам.

На посадочной площадке в машине уже их ждали адъютанты генерала. В отличие от Кунашира погода здесь была не теплая, скорее осенняя.

Одноэтажный дом, выделенный генералу как временное пристанище для его семьи, представлял собой  обычную русскую избу с красивыми резными рамами, и находился рядом с военной частью в Горячих ключах, где шло интенсивное строительство военных объектов. От палаточного городка, где должны были пока жить солдаты, ничего не осталось, наверное, всех солдат уже переселили в новые казармы.

У калитки дома их радостно встретила Екатерина Михайловна, которая, казалось, от души радуется этой встрече.

Генерала не было дома. Она объяснила отсутствие мужа тем, что он пока находится в штабе и вернется с минуты на минуту.

-У нас вечером будут гости, будем обмывать новые звезды Виктора Владимировича. Я забыла сказать: он получил их буквально сегодня утром.

Позвонили друзья из Москвы и поздравили. Сразу же сказал, чтобы Даянета привезли сюда. Останешься у нас несколько дней.

-Спасибо, Екатерина Михайловна!- ответил Даянет, но в душе был не рад. Ведь ему придется пропустить встречу с Анаи, чего он никак не хотел.

К его удивлению, летчики попросили нарды у Елены Михайловны.     

-Какой дом бакинца без нардов!- улыбнулась она, отдавая им нарды.

Один из летчиков, который очень любил играть с генералом и всегда проигрывал ему, положил нарды перед Даянетом и сказал:

-Генерал говорит, что кроме Даянета, я никогда никому не проигрывал. Хочу отомстить за своего командира.- засмеялся он.

Даянет  улыбнулся его словам и понял, что у него появилась возможность вернуться завтра же под утро в Кунашир.

-Я просто так не играю!- заявил он.

-Согласен на все.

-Проиграешь, отвезешь меня ранним утром на Кунашир. -Согласен! -Не раздумывая, ответил летчик.

-Слово офицера?

-Слово офицера.

Противник оказался не из слабых. Две игры он выиграл, радуясь, как ребенок. Оставалось ему выиграть последний кон. 

Его радостное поведение заинтриговало даже Екатерину Михайловну. Оставив домашние дела, она примкнула к ним и стала наблюдать за тем, как закончится последний кон.

Она явно болела за Даянета и забеспокоилась, узнав счет.

Однако Даянет успокоил ее, дав противнику сначала марс, а потом с легкостью выиграл кон.

-Андрюша, я же знала, что мой генерал просто так никого не хвалит!- воскликнула Екатерина Михайловна, положив руку на плечо проигравшего.

-Давай еще раз! – предложил Андрей.

А в этот раз он проиграл в сухую.

В комнату вошел Виктор Владимирович, все встали.

-Что за шум, а драки нет?- спросил он.

-Ничего такого, милый! Бакинец давал твоим ребятам мастер класс.- объяснила Екатерина Михайловна.

-Я же вам говорил с кунаширцами без моего ведома не играть. Позорите наш остров,  не позволю!- заявил генерал, сев за нарды.- Пожалуй, молодой человек.

Даянету пришлось опять сесть за стол.

-У меня хорошее настроение и его сегодня никто не испортит!- заявил генерал.

Первую партию выиграл генерал, вторую Даянет, который почувствовал, как плохо это отразилось на лице генерала. Поэтому третью партию проиграл с марсом.

-Я же сказал, женушка, мне равных на Курилах нет в нардах!- с гордостью обратился он  Екатерине Михайловне, которая уже начала накрывать на стол.

-Да, милый это так!- ответила она, хитро улыбаясь присутствующим.

Генерал же, гордый победой над Даянетом, даже не обратил внимание на иронический взгляд жены, руками пригласив всех сесть за большой круглый стол в середине гостиной, который уже был накрыт. 

-Сегодня, у меня радостный день, я хочу отметить это в кругу  близких, а вечером придут офицеры штаба и другие!- говорил генерал и наливал всем водку.

-Товарищ генерал, во-первых, я вас поздравляю с новыми звездами, а во-вторых, с яркой победой над Даянетом!- поднял бокал Андрей.

-Андрюша, бакинец в нардах не проиграет даже шайтану. Пойми его проигрыш – это уважение к старшему. Разве вы не видели, как он уступил мне? Эх вы!  Еще  генеральская команда?! – возразил генерал           

Несколько минут прошло в тишине. Генерал оглянулся, чтобы увидеть едят ли все. Подождал немножко. Увидев, что Даянет не есть, отвел его в сторону.

 -В московских кабинетах, когда узнали, что я из Курильских островов, как змея, вытащив язык, начали просить красную икру. Хорошо, что полетел туда с хорошим запасом. Представляешь, все наши проблемы решил только этим.

 А я-то думал, что они ценят мою работу. Ведь за эти месяцы я столько сделал: на островах заканчиваем строительство военных объектов, солдаты уже живут в казармах...

Никто не спрашивал о наших проблемах. У всех на устах была одна фраза: Ты из Курил, ты царствуешь там, владеешь «красным золотом», о нас не забывай. Вот тебе Москва -столица страны Советов!

Даянет, представь себе картину: если я поехал бы туда без красной икры, то меня не приняли бы. Хорошо, что ты уразумел меня взять с собой больше икры.

-Первое их фраза: Курилы и красная икра, –генерал как будто не был доволен своей поездкой в Москву.- А я-то поехал туда с надеждой улучшить положение солдат в армии. Серьезно. Я хочу, чтобы мои солдаты  нормально служили Родине. В армии видели бы то хорошее, чего не видели в гражданке.

Никто меня не слушал, просили махарыч в связи с предоставлением очередного военного звания и звезд.

Можно сказать, что откупился. Куда мы идем, что нас ждет? Вот эти мысли мучают меня после Москвы. Если бы не нарды, я сошел бы с ума. Боже упокой душу мудреца, который придумал эти нарды. –сказал генерал

Они вернулись к столу, и генерал налил себе и ему шампанское.

-Виктор Владимирович, разрешите сказать мне несколько слов!- попросил  слово Даянет, подняв бокал.- Мне кажется, что мы забыли об основном. О нашей прекрасной Екатерине Михайловне, которая устроила для нас настоящий пир. Давайте выпьем за здоровье этой верной женщины, которая, исколесив всю Восточную Европу и  Советский Союз, и теперь находится на краю земли и радуется вашему успеху.

Выпили все, а Виктор Владимирович поцеловал жену.

После обеда, когда они пили чай, генерал опять обратился Даянету:

-Мои друзья были в восторге от напитков из Кунашира. Они впервые попробовали водку из шиповника.

-Вы взяли и брагу в Москву?

-А что? Они лучше, чем московские водки.

-Тогда почему нас угощаете московской водкой?

-Молодой человек, мои запасы иссякли, -нахмурил брови генерал.

-И вы мне об этом не говорили? Товарищ генерал, вы нарушаете бакинские обычаи.

-Знаю, знаю. Просто совестно было просить еще раз.

-Даже я говорила. - послышался голос Екатерины Михайловны.

-Мы летим обратно на Кунашир!- предложил Даянет- еще есть время: час туда, час обратно будет шесть, а ваши гости придут в семь часов.

-Андрюша же под градусом!- хотел возразить генерал.

-Не бойтесь, на воздухе ГАИ-ишники не проверяют на алкоголь!- сказал Даянет, желая переубедить его.

Генерал строгим взглядом посмотрел в сторону Андрюши и спросил:

-Сможешь опять полететь на Кунашир?

-Так точно, товарищ генерал лейтенант.- по уставу ответил Андрей.

-Хорошо полетите!- дал разрешение генерал.- Даянет проследи, чтобы он не пьянел.

-Товарищ генерал, у меня одна просьба.

-Скажи.

-Можно я полечу и останусь там?

-А вечер?

-Я успел вас поздравить. Завтра у меня встреча с дамой. Я обещал ей. Если останусь здесь, то ее не увижу вообще.

-Тогда иди, попроси разрешение у Екатерины Михайловны.

Даянет быстро направился к жене генерала, которая на кухне с несколькими женщинами готовили различные блюда на вечер.

-Екатерина Михайловна, я улетаю на Кунашир и останусь там. Поэтому я пришел попрощаться.

-А я-то думала, что ты останешься, увидишь здешних красавиц.

-В другой раз. У меня столько дел на Кунашире.- сказал он и вышел из кухни.

Андрей с помощником уже ждали его в машине генерала.

-Поехали!- сказал он, забравшись на переднее сидение.

На аэродроме задержек не было, летчики, заправив баки, завели мотор, не прошло и полчаса они уже были в воздухе.

Миша сидел в беседке и смотрел телевизор, когда вертолет приземлился на площадке. Он побежал встречать прибывших. Даже не думал, что Даянет может вернуться.

-Командир, вы приехали?- удивился Миша, увидев, как он спускается из вертолета.

-Миша, бери двух солдат и быстро гони сюда бочку браги!- сразу же Даянет обратился к старшине.

-А мы? –жалобно посмотрел на него Андрей.

-С одним условием. По дороге не пьете. Согласны? –улыбаясь спросил Даянет. -Не надо подводить генерала.

-Не беспокойся, итак выпьем, как следует на вечеринке. А это для себя, для дома.

-Хорошо.

Миша принес каждому по баллону, а солдаты загрузили бочку в вертолет, который сразу же улетел.

                                    

                                              .****

 Из-за густого августовского тумана, окутавшего весь остров ранним субботним утром, невозможно было разглядеть береговую линию.

Даянет несколько раз подходил к берегу в надежде увидеть серфинг, приближающийся к скалам.

Вчера стояла прекрасная погода, южный ветер принес на остров тепло, которое, наверное, столкнувшись ночью с холодным северным ветром, образовало густой туман. Обычно он исчезает с появлением солнца, которое пока еще находилось за горизонтом.   

Даянет не хотел думать, что в такой туман никто не выйдет в море, тем более хрупкая девушка. Он нутром чувствовал, что она обязательно появится наперекор погоде. Неужели он обманывал себя? 

Вспоминая, каким изощренным манерам, ему пришлось прибегать, чтобы вернуться из Итурупа, он успокаивал себя тем, что по характеру Анаи похожа на него, будет стремиться к поставленной цели.

-Если я не вижу отсюда, как серфинг причаливает к берегу, откуда солдаты смогут заметить его? Наверное, они не смотрят даже в сторону Японии.- подумал он и вернулся в наблюдательный пункт, чтобы убедиться в своей правоте.

В наблюдательном пункте солдаты от нечего делать, играли в карты. Увидев командира, встали.

-Вольно!- приказал он, но не спросил: как видимость, от чего зависела суть их службы.

Ничего не сказав, он покинул наблюдательный пункт и направился в лагерь.

 Однако он туда не зашел, найдя тропинку, ведущую к склону сопки, пошел в этом направлении.

Тропинка его не подвела, привела к воротам пагоды. Сквозь туман в алтаре переливались желто-красные огоньки свеч, наверняка, зажженных недавно.

Даянет обрадовался, увидев их свечение. Понял, что это дел рук Анаи, но ее там не было. Он забеспокоился, не случилось ли что-нибудь.

 «А что может случиться, если на этом берегу острова никто не заметил ее выхода на берег? Ведь из наблюдательного пункта сразу же доложили бы ему.»- подумал он.

-Анаи!- крикнул он в надежде, что она отзовется, но не последовало ответа.

В голову пришла мысль, что, может быть, она пошла куда-нибудь, поэтому не появляется. Только куда?

Он решил не искать ее, а подождать, когда вернется. В одном был уверен: она где-то здесь.

Прошло несколько томительных минут ожидания. Сев на скамейку, почувствовал влажность сидения и вскочил с места. Достал с кармана платок и вытер скамейку. Ему показалось, что придется долго ждать.

В лесу продолжал властвовать туман, который стал загустеть. Ему уже трудно было видеть даже свои ноги.

Даянет не попытался даже встать со скамейки и походить по пагоде. Он терпеливо ждал, когда  Анаи сама появится перед ним.

-А вдруг она зажгла свечи и уплыла.- подумал он, ища причину ее отсутствия.

Настроение испортилось от таких дум. Он так ее ждал.

Хотелось встать и уйти, но только сердце заставляло его не тронуться с места. «А вдруг она придет?»- надежда не покидала его

-Дно терпения - золото! – гласит пословица. Надо ждать. Вернусь в лагерь: одни и те же картины однообразия. Лучше пойду в палатку и чуточку посплю.- подумал он и зашагал в сторону леса, где уже вчера Миша уже вчера установил палатку.

Зайдя в палатку, он не поверил своим глазам: Анаи лежала на матрасе лицом вниз и спала.

От увиденного у него дух захватило. Сел рядом с нею, тихо поднял ее голову и положил на подушку. Она даже не открыла глаза.

-Наверное, устала. Такое расстояние одолела.- подумал он, разглядывая это нежнее существо. Он не хотел будить ее.- Пускай отоспится.- подумал он, накрыв ее одеялом.

Тихо прилег рядом с нею, радуясь тому, как она удачно приплыла на берег.

Даянет не смог бы заснуть, как Анаи. Думы не покидали его  голову. Он хотел понять свои чувства к этой девушке.

Вроде бы он не нуждался в девушках. Жизнь его проходила в их окружении. Любил играть с ними в любовь, в которую уже не верил. Для него эти встречи и ночевки были удовлетворением естественной мужской потребности. Не считал себя обязанным перед женщинами, с которыми он проводил ночь. Однако в любой момент пришел бы к ним на помощь и никогда не оставил бы их в беде, помог бы чем мог.

Женщины, которые стремились быть с ними, скорее  относились к нему, как к другу, зная, что ему можно доверять, и он будет хранить их тайну.

Даянет из всех женщин стал предпочитать Наталию, которая строила их отношения не на любви, а разумном сознании удовлетворения  сексуальных потребностей.

-Я прекрасно понимаю, что ты не женишься на мне. Но и знаю, что мое тело как магнит каждый раз будет притягивать тебя ко мне. Я в этом уверена.

Мужики вроде тебя стремятся к красоте. А я красивая и привлекательная. Каждую неделю сам придешь ко мне, потому что попробовал мою прелесть.- говорила она, оправдывая свои действия.   

Действительно, он всегда стремился к женской красоте. Она притягивала его всегда, когда навстречу шла красивая девушка или женщина. Шагая по улицам Баку, он автоматически оборачивался, увидев их. И поражался тому, как много красавиц кругом.

В таких случаях он не совладал с собой, подчиняясь животному инстинкту, разглядывал их. Потом вдруг осознавал, что такое поведение в городе, где берегут «намус» как зеницу ока, достойно порицания. Но как и многие , ничего не мог с собой поделать .

Наконец.  Анаи открыла черные глаза, и это отвлекло его от дум.

-Ты уже здесь?!- радостно спросила она.

-Давно!

-Я даже не заметила. Такая уставшая.

-От чего?

-Чуть не заблудилась в тумане. Хорошо, что знаю морские течения, они и привели меня сюда. Другого туман унес бы в открытый океан.- разъяснила она.

-А я думал, что только ветер помогает тебе достичь берега.

-Что ты? В океане самое главное течения. Надо знать, как войти в него и как выйти, чтобы попасть в нужное место.

Айны были великими моряками, которые выходили в океан без компаса или же других приспособлений и находили нужное место для охоты. Это сейчас у каждого моряка свой навигатор.- рассказала она, поцеловав его.

Туман стал рассеиваться. Они видели через дверцу палатки, как улучшается видимость.

-Ты тоже уставший. У меня такое  ощущение, что тебе хочется спать. Но не позволю. Сейчас приготовлю час, а ты придешь в себя!- сказала она. Поднявшись, ушла куда-то, а Даянет продолжал лежать на матрасе.

Ему было приятно ее присутствие.

С другими было иначе. Он ждал момента, когда останется один на один с девушкой, с которой собирался затевать свои любовные игры. Этот животный  инстинкт срабатывал каждый раз, заставляя, его подчинятся ритму любовной игры, привлекая девушку, которая не только не отказывала ему, а, наоборот, выполняла все его прихоти.

С Анаи же все было совсем по-другому: он желал только ее присутствия, даже в голову не приходило потащить ее в постель.

Даяет не осознавал, почему так, но в одном был уверен, что какая-то неведомая сила заставляет его быть рядом с нею.

-Может быть, это любовь? Откуда она взялась? Почему именно я должен так интересоваться ею? – задавал он себе  вопросы и не находил ответа на них.

Выйдя из палатки, он опять не увидел Анаи в пагоде, где до появления солнца на горизонте властвовал туман.

Даянет засуетился сам, не зная почему. Уже ясно виднелась полянка за пагодой, где находилось японское кладбище, очищенное от бамбуковых зарослей и сорняков.

-Анаи! – с тихим голосом позвал ее Даянет,  но она не откликнулась на его призыв.

Он не мог разглядеть алтарь, который не виднелся из-за могучих веток вековых деревьев, закрывающих видимость. В голову пришла мысль, что, наверное, она находится перед алтарем.

Интуиция не подвела его. В национальной одежде она молилась там.

 «Как  быстро переоделась, а была в спортивном костюме»- подумал он.

Чуть дальше в маленьком огне кипела вода в чайнике.

   -А ты мне обещала чай!- жалобно промолвил он, обращаясь к ней.

   Анаи повернулась к нему с улыбкой на лице.

   -Я помню свое обещание. Просто молилась о тебе, чтобы мой Ками  берег тебя.

   Сняв чайник с огня, она налила воду в большую чашку, а потом маленькой кистью мешала внутри. Издалека казалось, что она, добавляя в чашку что-то, молиться.

Процедура приготовления чая продолжалась довольно долго, это заинтриговало его. Ему захотелось расспросить ее, но решил подождать, подумав, что она совершает какой-то обряд.

Откуда-то Анаи притащила лакированный маленький столик, перед которым положила два тюфяка, сшитые золотом. Принесла  и расставила на стол маленькие чашки, А большую поставила рядом  со столом.

Жестом пригласила Даянета сесть за столик, и, подождав, когда он уместится на тюфяке. Только после этого, поклонившись ему, сама перешла за стол.

 -Я хотела показать тебе, чайную процедуру, которая совершается у нас каждый день в семьях, в которых соблюдаются традиции.- сказав, она налила чай в маленькие чашки.

-Какой вкусный?! Совсем другой вкус. - попробовав, сказал он. –Наверное, вкус кисти. 

-Ты все-таки следил за мною! – улыбнулась она.

-Мне было интересно. Я впервые видел такое приготовление чая.

-А для чего кисть?

-Откровенно говоря, я не знаю. Делаю так, как делали мои предки. -ответила девушка.

-Просто интересно.

Выпили чай и, сидя долго за столом, молча глядели друг на друга. Каждый ждал, что заговорит именно другой. Иногда он  улыбался ей.

Увидев, что она молчит и не собирается говорить, взял ее руку в свои и поцеловал, как галантный кавалер.

Этот акт был неожиданным для нее, и она подняла глаза и улыбка украсила ее лицо.

-Я думал, что ты объяснишь мне суть чаепития?- попросил он.  

Вопрос не удивил ее. Она понимала, что Даянет ничего не  мыслит о японских традициях чаепития.

-Помолившись перед алтарем, а перед ним надо стоять в национальной одежде, я начала выбирать лепестки сушеных цветов по порциям, чтобы получился нужный аромат.

-Мне очень понравился. Но говорят, в вашем чаепитии имеются строгие правила.

-Не правила, а принципы. 

-Разве это имеет значение?

-А как же. Во время чаепития мы выражаем свое уважение к гостю, проявляем скромность и чистоту своих помыслов, а и еще имеется четвертый принцип, я хочу, чтобы ты сам догадался.- засмеялась, она оставив его в растерянности.

Даянет сразу же понял, что она хочет этим сказать. Ему нетрудно было сразу же ответить на ее вопрос, но он промолчал, чтобы заставить теперь ее саму признаться в любви, которую выражало это чаепития.

В душе он был рад за себя, что добился любви этой девушки, но, следуя своим принципам, стал заигрывать с нею.

-Я же не японец, чтобы знать ваши традиции. А ты объясни!- попросил он и хитро улыбнулся.

Однако девушка ничего не ответила, склонив голову, о чем-то думала.

Вдруг Даянет увидел, как из ее глаз прямо на лакированный столик, текут слезы, блестящие под лучами солнца как хрусталики.

-Не плачь! Я сам отвечу: этим чаепитием ты хотела объясниться в любви. Я сразу понял. Просто хотел держать тебя в неведении. – ласково объяснялся он.- Разве плачут, когда любят?- вытирая с ее лица слезы, вопрошал он.

Анаи посмотрела прямо ему в глаза и улыбнулась.

Только теперь он понял, как  искренно относится к этой девушке и их соединяет необъяснимая сила.

-А ты меня любишь?- робко спросила она, положив голову на его плечо.

Даянет понял, что должен ответить. В этот раз ему не удастся уйти от  прямого ответа, который ждала с нетерпением Анаи.

-А как ты думаешь? Разве можно не любить такую красавицу?- ответил он, не кривя душой.

Солнце погнало туман из леса. и перед ними встала природа в своей первозданном виде. Вдалеке виднелись вершины вулкана Менделеева, окутанные белыми тучками, образованными  от гейзеровых паров.

-Давай прогуляемся в лесу!- предложил он, зная, что это ей будет интересно.

-Отец говорил, что чуть дальше от нашей пагоды имеются горячие источники, а недалеко от него находилась наша деревня. Я никогда туда не ходила. Боялась, что меня арестуют. Поэтому, когда солдаты, приходили за мною сюда, я сопротивлялась. Ведь поймав меня в ста метрах от берега, пограничники обвиняли бы  меня в шпионаже. А это тюрьма , Сибирь.- разъяснила она.

-Разве такое случалось?

-Сколько хочешь. Наши парусники часто причаливаются- сюда, когда дует сильный ветер. В таком случае экипаж должен ждать на берегу пограничников. Бывают, что они не ждут их, ходят в лес. Вот тогда поймав их- обвиняют в шпионаже.

-Значит не надо нарушать закон!- серьезно сказал Даянет, но сразу увидел, что девушка сникла.

Дернув ее за руку, Даянет заставил ее следовать за ним.

-Мне больно!- сказала она, сопротивляясь.

-Пошли! Не бойся!- сказал он твердым голосом.- Я покажу тебе все, что хочешь.

Анаи поняла, что, говоря о законе, он шутил. Она последовала за ним.

Пройдя по склону над источником, они видели, как солдаты купаются в бассейне. Нагнувшись, чтобы те не заметили их, ушли дальше от склона сопки и оказались на поляне, которая  заросла бамбуком, закрывавшим им путь. 

Аная остановилась, не поверив своим глазам.

-Тут была наша деревня!- заплакала она. -От нашей деревни ничего не осталось.

-Не плачь, милая! Прошло столько лет.- хотел успокоить ее Даянет: -За это время столько разрушений было на Кунашире- землетрясение, цунами…  

-Землетрясение не берет наши дома, а волны цунами никогда не доходят до наших деревень.- уверенно объяснила она.

Вдруг Даянет, оставив ее одну, исчез среди бамбуков. До Анаи доходил только шелест бамбуковых стволов.

Пройдя между бамбуковыми зарослями, Даянет дошел до маленького зеленого омута, на поверхности которого плавали огромные белые лилии.

 Он вошел по пояс в воду, дошел до середины омута и, вырвав несколько лилий,  вернулся обратно.

Даянет был в спортивном костюме, с него текла грязная вода. Однако он побежал к Анаи и вручил ей цветы.

-Это с вашего омута.- изъяснился он.

-Какие они славные! Спасибо, милый! Но ты испортил свою одежду!- улыбнулась она, поцеловав его.

-Ничего наверху переоденусь!

Обойдя источник, они вернулись в пагоду. А там их уже ждал Миша. Он поздоровался с девушкой.

-Что случилась?- сердитым голосом спросил Даянет.

-Командир, Семечко в лагере. Говорит, радары заметили нарушение границы на нашем участке. Ждет вас, чтобы вы подняли солдат по тревоге и искали нарушителя.

-Когда он приехал?

-Минут десять тому назад. Спросил о вас, я ответил, что вы в лесу. Купаетесь в источнике. Приказал, чтобы вас позвал. Здесь оставаться нельзя.

Даянет впервые ощутил опасность, которая ожидала их, если попадутся. Забеспокоился, бросив взгляд на Анаи, которая уже ожидала его решение.

-Анаи, где твой серфинг?- спросил он.

-За той скалой.

-Миша, иди принеси!

-Он не сможет. Там опасно. Тропинка не выдержит его вес, и он упадет на скалы, разобьется.  Я сама принесу. -сказала она и побежала к скалам.

-Почему вы такой грязный?

-Залез в омут, чтобы сорвать эти цветы. Мне придется переодеться.

-Что мы будем делать?- спросил Миша.

-Ты пока быстро собери палатку. Остальное мы потащим.

-Куда?

-В пещеру.- резко ответил Даянет, который всегда принимал быстрое решение в критических ситуациях.

Вернулась Анаи с серфингом на плече.

-Дай понесу!- предложил Даянет.

-Она не тяжелая. Итак, ты нагружен. – ответила она, увидев, что обе руки его заняты термосами, а на плече он несет вещмешок.

Палатку убрал Миша, он то и дело смотрел в их сторону.

-Сейчас приду!- крикнул им вдогонку .Миша, увидев, что они уже спускаются.

 Когда они дошли до прохода между скалами, Даянет оглянулся и заметил, что, закинув за плечо собранную палатку, Миша уже бежит к ним.

-Пришли!- сказал Даянет,  не пустив Анаи идти дальше. 

Сам же поднялся на скалу, куда и прибежал Миша, оставив свой груз рядом с Анаи.

Перед глазами девушки они притянули на себя глыбу, которая медленно двинулась с места в их сторону. Появилась таинственная дверь, которую быстро открыли и вошли, таща за собой все, что принесли.

Миша зажег лампу. Анаи ахнула от увиденного.

-Ты останешься здесь, пока все не утрясется. Наверняка, вернусь через несколько часов.

Здесь имеется все, что хочешь. В термосах еда и все необходимое. Внутри несколько ламп и свечи. Вот тебе спички!- сказал он, поцеловав ее в губы, последовал за Мишей.

Вышли из пещеры. Закрыли железную дверь, подтолкнув  глыбу на место.

-Теперь пошли!- хотел сказать Даянет, но  вдруг вспомнил о чем-то. Повернулся к Мише и спросил:

-А где цветы?

-Наверху. На камне остались.

-Быстро за цветами и посмотри, есть ли перед алтарем на подсвечниках горелые свечи. Берешь и бросаешь в море. Жду тебя здесь.

Миша побежал наверх. Только теперь он понял, что они играют с огнем.

Сидя на камне чуть ниже от прохода Даянет ждал возвращение старшины, который был палочкой-выручалочкой во всех сложных ситуациях.

Снизу он наблюдал, как Миша быстро спускается по тропинке.

-Я сделал все так, как вы попросили.- доложил Миша, передав ему цветы, и не понимая, зачем они ему нужны.

Вышли из леса и подошли к беседке, где уже сидели лейтенанты Семечко и Кравцов.

-Что за вид Ашрафыч?- удивленно спросил лейтенант Семечко.

-Залез в омут за цветами. Вечером у меня свиха в Дубовом.- улыбаясь ответил Даянет. -Сейчас переоденусь.

-Дайте приказ о тревоге. Солдаты лейтенанта Кравцова уже рыщут в лесу, и ваши тоже должны присоединиться к его группе.

-А что случилось?

-Нарушение границы! – ответил Валерий.

-Старшина, объяви тревогу!- приказал Даянет и быстро спустился в землянку с цветами в руках. Вскоре и он присоединился к остальным.

Пограничники с собой привели собак, которые искали на береговой линии человеческие следы. К скалам же не вела никакая тропинка и, поэтому они решили, что разумный человек не причалит к таким скалам. Волны разобьют его судно о камни.

 -Товарищ лейтенант!- доложили Кравцову его солдаты,- никаких следов.

-Заканчивайте!- приказал Валерий. Потом он повернулся к Семечко:

-Получается ложная тревога, товарищ лейтенант.

-Не может быть? Неделю назад наши установили новую аппаратуру, которая видит нарушение не только над водой, но и под водой.

-Прекрасная аппаратура, если так будет работать!- подшутил Валера.- Уже три часа, как мы на ногах. Рылись везде.

-Серьезно говорю!- не согласился с ним Семечко.

-Я верю, но и знаю одно. Прапорщики вашего отдела столько напивают в день, что заставляют и аппаратуру тоже пьянеть. Вот результат - все части на ногах.  

Лейтенанту Семечко пришлось согласиться с доводами Кравцова.

-Я им шею сверну! За ложную информацию.- сердито признался Семечко.

-Мы выполнили свой долг. Но если начальство узнает о безобразиях в вашем отделе, вам не миновать выговора.- дополнил Даянет.

-Ребята, давайте жить дружно.- приластился к ним лейтенант Семечко.

-Хорошо, лейтенант!- успокоил его Валерий.- Я возвращаюсь в часть.

-Тогда и мне тут нечего делать. Отбой!- приказал лейтенант Семечко.

Но он не уехал, как Валерий. Не желая признавать свою неудачу, он остался в беседке и наблюдал уже за всеми.

По уставу он имел на это право. Однако было ясно, что этот ищейка неспроста находится здесь и  не сомневается в своих действиях, скорее всего кого-то подозревает. Но в чем?  В чем их промах, что зав. спецотделом рыщет в его лагере.

Даянету было противно общество этого человека, как и всех офицеров его части. Но он должен был смириться с тем, что его обязанность - подчиниться уставу  и  терпеть его.

Нахождение здесь оперативника не пугало его: солдаты, зная с кем имеют дело, всегда вели себя корректно.

-Чего мы сидим без еды. Пора подавать нам обед!- сказал Даянет,  обратившись к повару. - В конце концов, мы должны показать нашему лейтенанту, чем вас кормят здесь.

Повар накрыл на стол, положив тарелки и кастрюлю с супом. Потом, налив суп в тарелки, поставил перед офицерами.

Даянет стал молча есть, не обращая внимания на Семечко, что явно злило его. В конце концов, Семечко не стерпел:

-Мне в Дубовом говорили, что ты часто ходишь к красотке Наталии, но не верится. Она же недотрога!?

 Даянет удивленно посмотрел на Семечко.

-А кто говорил? - с недоумением спросил Даянет.

-Местные. Ты утер им нос и мне тоже.

-Не понял?

-Говорят, что ты с ней встречаешься.

Даянет ничего не ответил ему. Несколько секунд промолчал. Потом, посмотрев ему в глаза, спросил:

-Да причем тут ты?

-Я люблю Наталию.

-Что?

-Как что? Как настоящий кавалер, представился через подругу, Веру, но она меня не приняла. Несмотря, что она разведенная, у меня серьезные намерения…

-И все?

-И все! Когда сказали мне, что ты ходишь к ней, я потерял все надежды - раз кавказец встречается с нею…

Даянету теперь стало ясно, почему Семечко остался в лагере и решил с ним побеседовать.

- А я не знал, что у тебя к ней любовь. Я недавно познакомился с нею, и между нами абсолютно ничего нет! Твои местные врут.

-Они говорят, что ты часто бываешь у нее… Она интеллигентная женщина, образованная, начитанная.

-Врут твои местные. Мы несколько раз встречались за столом у Степана  Матвеевича  

-А мне сказали, что по воскресеньям ты ходишь к ней.

-И ты поверил этому?

-А как быть?

-Как видишь, сегодня воскресенье и я не собираюсь никуда. И завтра там не буду.

-Ты серьезно?

-Хотите, останьтесь здесь. Нам приятно будет ваше присутствие. Сейчас дам указание, чтобы для вас постелили в землянке.

-Нет, спасибо! Я лучше поеду в Дубовое.

Пообедав, Семечко позвал к себе повара:

-Я теперь знаю, почему все хвалят этот лагерь. Потому что здесь прекрасно готовят.

-Спасибо за оценку, товарищ лейтенант! – ответил повар любезно, желая, чтобы отвязались от него.

Даянету пришлось проводить его до машины УАЗ.

-Ты вернул мне надежду Ашрафыч! –расставаясь выразил он свою благодарность.   

Лейтенант уехал, но Даянет понял, что наступил на ногу   этого человека. 

После ухода Семечко солдаты притащили телевизор в беседку.

-Слава богу, товарищ лейтенант, расстались с этим подонком! - выразился повар.

-А что-нибудь случилось?

-Когда вас не было здесь, он говорил, что чернож-пые замусорили Россию. Трахают наших девушек и женщин. Надо быть всегда на чеку с ними. А он имел в виду вас, товарищ лейтенант.

-Спасибо Коля за откровенность! – ответил Даянет и задумался.

-Не обращайте внимания на дурака, товарищ лейтенант!- сказал Миша, желая успокоить своего друга.

-Нет, Миша, такие подонки, разрушают основу Советского Союза, которая держится на дружбе народов. Если не будет этой дружбы, распадется Союз, не будет Советского Союза!- с горечью разъяснил Даянет.- Представляете, человек, который должен заниматься с искоренением шовинизма в армии, сам является шовинистом, причем грязным шовинистом.

-Товарищ лейтенант, к черту его! У нас столько дел!- тихо сказал Миша, иносказательно напомнив ему об Анаи. –уже шесть часов.

-Ой, чуть не забыл.- Даянет, вскочил с места.

Он вышел из беседки с Мишей и направился в лес.

Пройдя мимо источника, остановились, чтобы убедиться: нет ли вокруг никого.

Пошли по тропинке, ведущей к пещере. Дошли до прохода. Оба поднялись на глыбу, чтобы подтащить вторую на себя.

Глыба тронулась с места и двинулась к ним. Спустившись  вниз, открыли железную дверь и вошли в коридор. В конце   узкого коридора  виднелся тусклый свет, идущий от лампы.

Они так тихо вошли, что девушка, лежавшая в солдатской кровати, не заметила их приход.

-Анаи!- вскрикнул Даянет, но она не отозвалась.

-Командир, вон она. В кровати спит!- сказал Миша, показывая ряд двухэтажных кроватей, куда не попадал свет тускло горевшей лампы.

Даянет подошел к кровати и положил руку на ее лоб, от чего она вскочила с места.

-Это ты? –спросила она сонливым голосом.- А я подумала, что больше не придешь.

-Если бы ты знала, что творилось наверху, не вышла бы отсюда.- улыбнулся он.

-Можем ли мы оставаться здесь? - спросила она,- Как я вижу здесь безопаснее.

-Как хочешь!?- ответил Даянет.

Услышав, что они собираются остаться в пещере, Миша  побежал к движку и налил в его бак бензин.

-Что он делает?- спросила Анаи.

-Чтобы было светло ночью.

Миша вернулся к ним:

-Командир, все готово. Заводите, как только стемнеет.

-А ты присушивайся, доходит ли до вас звук мотора.- дал указание Даянет.

-Да, бери лом, чтобы в экстренных случаях самому открыть ворота и войти. До свидания. 

Он проводил Миши до выхода. Старшина поднялся на глыбу и толкнул ее ломом в сторону Даянета,  таким образом, она закрыла проход.

Через минуты Даянет вернулся  к Анаи.

-Очень долго искали нарушителя границы.- хотел оправдываться Даянет.

-Знаю, не в первый раз.- сказала Анаи и ее лицо озарила улыбка.

Вдруг лампа потухла. Он достал из кармана спички, зажег, чтобы найти свечи. Но не успел. Перед ним в руках с горящей свечой стояла Анаи.

Даянет пошел в сторону движка. Он хотел завести его. После его первого же прикосновения рукоятке тот зашумел. Он врубил рубильник, и огромная пещера осветилась ярким светом.

Видны были все стороны пещеры: и солдатские двухэтажные кровати, и операционные столы в другом углу, и источник в дальнем углу, где шуршала вода.

-Добро пожаловать в подземное царство! - крикнул он издалека, и его голос отдался эхом несколько раз, повторив ство- ство-сство.

-Я здесь!- крикнул ему в ответ Анаи, удивленно разглядывая естественный потолок, где висели длинные глыбы, которые, казалось, вот-вот упадут на их головы.

Даянет быстро прибежал к ней, чувствуя, как она страшится смотреть вверх.

-Я струсила, увидев все это!- она показала руками на потолок пещеры. -Если бы знала, что надо мной висит такая  глыба я тут не оставалась бы.- шутя объяснилась она.

-Это мне говорит девушка, которая одолевает в одиночку огромное расстояние, чтобы попасть сюда? - засомневался Даянет     

-Честно страшно! А вдруг упадут.

-Значит, так угодно будет Аллаху.

 Слова Даянета успокоили Анаи. Теперь она уверенно гуляла по пещере, рассматривая каждый уголок.

-Интересно, что здесь было раньше?- спросила она, вернувшись к Даянету, который откуда-то притащил на середину пещеры небольшой круглый стол с двумя стульями.

-Наверное, здесь была санчасть во время войны. Покидая остров, японцы закрыли ворота глыбами.

-А вы как нашли?

-Очень просто. После последнего сильного землетрясения, внешняя глыба тронулась вперед, а под ним остался Миша.

Я спас его, но потом мы увидели железную дверь, которую открыли. Было сказочно интересно. Это наша находка и об этом знаем только я и Миша. –разъяснил Даянет, чтобы утолить ее любопытство.

Даянет впервые так долго находился в пещере. Даже  когда таскали наружу куртки и другие вещи, задерживались здесь немного. Он не знал, что находится в углах пещеры, потому что туда еще не спускался.

 В  нижнем углу журчала вода, но он не знал,  что она горячая и куда течет.

И когда он с Анаи спустились к источнику, увидели несколько чайников прямо на деревянной полке, откуда можно было достать их рукой.

Анаи протянула руку к полке и взяла чайники, покрытые пылью. Вымыла их и отдала Даянету.

 Чайники из фарфора желтого света с японской лаковой миниатюрой, выглядели как новые.

-Давай сварим чай в нем!  В вещмешке имеется.- предложила она.

-А где будем разводить огонь?

-Видишь, как почернела стена. Наверное, тут был очаг.- указала она на правую сторону от источника.

Там в нижнем краю стены остались остатки очага, вернее, почерневшие камни и остатки пепла, перемешанные с черно-сырым песком.

-Наверняка, здесь готовили. Тут даже щель имеется. Кажется, естественный дымоход. Давай зажжем прямо в нем огонь, –предложил Даянет  и  пошел к пустым ящикам, оставленным ими в противоположном углу пещеры.

Притащив один из ящиков к очагу, он начал рубить его топором. Вскоре перед очагом образовался куча дров.

-Анаи взяла маленькие щепки, оставленные на полу, положила на очаг и чиркнула спичку.

Задымив, щепки разгоралась с полной силой. Тогда Даянет бросил в огонь большие дрова.

Анаи поставила чайник с водой на очаг, и вместе в Даянетом  удивленно смотрела, как исчезает дым в щель.

-Ты прав! Дым уходит через эту щель.

-Интересно, что было здесь до войны?

-Наверняка, храм. Не видишь сколько здесь религиозных символов. – показала Анаи иероглифические надписи на висящих глыбах.

-Я впервые вижу.

-А я только что заметила. 

 Пока чайник не вскипел, Анаи читала иероглифы, переводя их на русский язык.

-Здесь храм нашего Ками. Храм наших предков айны. Остальные надписи тоже на языке айны.- сказала она, преклонив голову перед естественным алтарем.

-Значит, твои предки жили здесь.

-Разве не видишь? Эти надписи ясно говорят об этом. Отец говорил, что у нас в острове был огромный храм, но не говорил, где находится. Теперь ясно почему. Это тайна нашего рода и племени, которые сейчас живут в  Немуро.

-Вот судьба у вас какая? Теперь я понимаю, что тебя заставляет приплывать сюда.

В чайнике вскипела вода, но Анаи не могла оторваться от иероглифов. Подняв голову, она внимательно разглядывала каждую глыбу и крутилась вокруг них.

Даянету показалось, что девушка ничего не видит кроме этих глыб, которые буквально несколько минут тому назад чуть ли не напугали ее.                     

Он отошел к очагу и сам сварил чай в маленьком чайнике.

На деревянной полке оказались миниатюрные чашки, которые, вымыв в источнике, поставил на стол, уже накрытый Анаи белой материей. Потом принес туда чайники, достал  из вещмешка конфеты, печенье и сахар.

Анаи продолжала читать надписи, которые так увлекли ее, что она даже забыла о Даянете.

Только в тот момент, когда она чуть не столкнулась со столом, увидела перед собой Даянета.

-Милый, прости, засмотрелась!- сказала она и села за стол перед ним.

Даянет сразу же налил ей чай в чашку и поставил перед нею.

-Какой счастливый день в моей жизни! Я в храме предков и меня угощает чаем любимый человек.- пригубив чай, сказала Анаи.

-Почему ты так считаешь?

-По нашему обычаю, мужчина только в первую ночь с любимой угощает ее чаем. Таким образом, за этот жест она становиться его должником на всю жизнь

-Приятное дело!- засмеялся Даянет.

-Я серьезно говорю.

-Получается, что ты должна всегда варить для меня чай. Это меня устраивает   

-Так и есть!- согласилась она.

Вдруг заглох мотор.  Пещеру охватила кромешная тьма. 

-Наверное, бензин кончился в баке.- послышался  голос Анаи.

-Пойду, залью.- ответил ей Даянет, доставая из кармана спички.

-Пока не надо. Лучше при свете свеч! И бензин сэкономим.–предложила Анаи, передавая ему зажженную свечу.

Даянет достал из ящика, прислоненной к стене, несколько свеч и зажег их, положил в маленькие подсвечники, которые он взял с операционного стола.

Блики свеч отражались на потолке. Он старался поймать страстный взгляд девушки.

-Ровно шесть часов мы  держали тебя тут одну, наверное, было страшно? –спросил Даянет, увидев, что она молчит.

-Нет! Я была уверена, что придете, обязательно придете. Знала, почему спрятали меня в пещере. Ведь все искали меня. Если бы не этот случай, судьба не привела бы меня сюда. Разве я могла бы без тебя найти древний храм предков?

 -В твоих рассуждениях есть логика. Может быть, действительно так: все планируется наверху, а мы его исполнители.

-Вообще-то так!   

-Наверняка. Получается, что я оставил родителей, друзей, любимый город, чтобы найти тебя и твой храм. Разве это не шалости судьбы?

 -Это действительно так!- согласилась с ним Анаи.

Вдруг часы били девять. Было темно, и Даянет не видел, где находятся часы.

-Откуда здесь часы?- спросил он у Анаи, как у хозяйки.

-Вот там! На той стене висят. Цепи валялись на полу. Дернула, стали ходить, и я установила точное время.

-Интересно, сколько лет этим часам?

-Ясно одно. Они ходили до 1945 года. Получается больше тридцати.

-Поэтому все говорят: японцы делают прекрасные вещи, удивляющие весь мир.

-В работе мы самые честные.- возгордилась Анаи.

-Ты права, милая. Многие должны научиться у вас работать. – сказал он и встал со стола, забрав собой одну из подсвечников.

-Ты куда, Даянет?- спросила Анаи.

-Пойду, заправлю бак. Нам надо еще готовить ужин! Я хочу встретить гостью с почетом.

Даянет знал, что около движка стоят несколько канистр бензина, с которым можно заправить бак движка.

Положив на землю подсвечник, Даянет принес канистру с бензином и налил в бачок движка горючее. Опять заработал мотор, освещая всю пещеру.

Когда он вернулся к столу, Анаи уже была у очага, бросала несколько дров в тлеющий огонь

-А что будем готовить?- спросила она.

Даянет ничего не ответил и пошел в коридор, где утром оставили термос с бастурмой для шашлыка и шомпола.

-Сегодня я буду ухаживать за тобой, угощая тебя азербайджанским шашлыком.- сказал он, открывая крышку термоса.

Он нанизывал куски оленины в шомпола и клал на огонь.

-Можно помогу тебе? –просилась Анаи.

-Лучше накрой на стол. Шашлык не женское дело! В вещмешке хлеб и бутылка браги.

Анаи пошла к столу, рядом с которым лежал вещмешок с нужными продуктами.

Она уже сидела за столом и ждала, когда Даянет подсел к ней в руках с шашлыком. Положив в ее тарелку два шомпола с шашлыком, он налил брагу сначала в ее стакан, потом в свой.

-Сегодня самый радостный день в моей жизни. Я провожу ночь с любимой девушкой в древнейшем храме и хочу, чтобы в этот храм вернулись те, кто является его истинными хозяевами. За тебя Анаи!- сказал он и высушил стакан..

   И Анаи выпила до конца. Напиток ей очень понравился, но почувствовала, что пьянеет.

-Моя мама часто повторяла, что святое место пусто не бывает. Вот и мы здесь в этом святом месте. Не оставили его пустым. Вернее, боги сами загнали нас сюда, где мы наслаждаемся жизнью и молодостью в их тайном храме.

Разве не это божественное счастье, когда две любящие души рядом и их отношение бескорыстное. Мы не диктуем друг другу условия нашего поведения, а подчиняемся зову нашего сердца и богов, которые управляют нами. Я хочу выпить за тебя, милый!- подняла свой стакан Анаи и опять осушила его.

 Потом Анаи молча поела шашлык. Она почувствовала силу, чтобы встать, но ноги подкашивались.

-Я постелил там для нас, пока тебя не было.

 Прежде чем лечь спать, я хочу искупаться в каменной ванне, которая находится чуть дальше от источника. Пошли, покажу!- сказала она, собрав все силы, чтобы встать, и это с трудом ей удалось.

Опираясь на плечо Даянета, она привела его к источнику, вода которого стекала в каменное ограждение чуть дальше от него, образующее естественный резервуар воды в длину около двух и ширину полтора метра.

-Откуда ты знаешь, что это ванна?- спросил Данет, показывая воду.

Но она ничего не ответила. Скинула с себя кимоно и вошла в воду, рукой зовя его к себе.

Но он не сразу пошел за нею. Вернулся к ящикам, достал оттуда рулон с белой материей, оторвал огромный кусок, чтобы использовать в качестве полотенца, вернулся к ванне, где радостно барахталась Анаи.

Прежде чем войти  в воду, он поставил чайник с водой к очагу.

 Даянет тоже вошел в ванну, которая была теплой и пахла серой. Она оказалась гейзеровой, поэтому оставаться там дольше было невозможно.

Анаи быстро выскочила из воды, а за нею Даянет, окутав  ее и себя в белую материю.

-Теперь попьем чаю! Потом поспим.- предложил Даянет.

-Я не против! – сказала она, поцеловав его.

Он посадил ее за стол, а сам пошел за чайником, который уже давно кипел.

Даянет наливал чай в стаканы, и увидел, что она от души улыбается.

-Что случилось? –спросил он, бросив на нее серьезный взгляд.

-Я в святом храме и нарушаю священные законы. Это я должна угощать тебя чаем.

-Значит так угодно твоим богам. Ты же сама говорила, что они решают за нас все, так что тебе не стоит беспокоиться.- хотел успокоить ее Даянет.

-А ты дельные вещи говоришь, разве мы могли бы встретиться, если боги не позволили?- сказала она, пригубив чай.

Даянет промолчал. Не стал отвлекать ее, увидев, с каким аппетитом она пьет чай.

-Выруби, пожалуйста, движок. От него шумно. Зажжем свечи. Хочу насладиться тишиной храма. Зажги свечник!- предложила она

 Даянет сразу выполнил ее желание.

И вдруг ему показалась, что он попал в романтическую обстановку. Тусклые лучи свечек освещали ее голые плечи, привлекая его к себе.

 -Не будет тебе холодно?- спросил он, указывая на голые плечи.

-Абсолютно нет. Выпив чай, я согрелась и хочу, чтобы ты видел меня такой, какой  есть.

Даянет понял, на что намекает она, но не торопился, проявив сдержанность, улыбнулся.

-Вижу, тебе понравился мой чай.

-Это самый вкусный чай в моей жизни.- сказала она и встала со стула. С нее упала белая материя, обнажив ее тело.

   Анаи стояла и ждала, что предпримет ее любимый мужчина.

Даянет поцеловал ее плечи, взяв на руки, повел к кровати.

-Я самая счастливая девушка Кунашира! –прокричала она, когда оказалась в постели с Даянетом. Ему показалось, что она хочет, чтобы ее слова услышали эти каменные глыбы, напоминающие своими иероглифами о божественном предназначении  их встречи в этом храме.

Убивая время чтением, Даянет успел узнать очень многое об этих островах и его населении, о божествах и религии.

Действительно, Анаи, как религиозный человек, соблюдала все каноны своей веры. Старалась делать все в соответствии с ними.

Свечи догорали одна за другой, погружая пещеру в темноту.

-Как романтично!– ахнула Анаи, положив голову на его грудь.

-А ты не боишься темноты?

-Конечно, нет!

-Моя бабушка любила рассказывать сказку в темноте. Потом, когда мы выросли, объясняла это тем, что в темноте слух обостряется, а зрение усиливается - тогда дети хорошо воспринимают сказку.

-Я до сих пор помню сказки моей бабушки. Она была очень образованная женщина, окончила Смольный институт.

-Тогда получается, что бабушка твоя была аристократкой.

-Она не говорила нам об этом.

-В Смольном институте учились только девушки из благородных семей, т.е. аристократки.

 -После революции в Петрограде бабушка бежала в Харбин, а оттуда на Кунашир, где встретила дедушку, который имел на острове свои предприятия по переработке рыбы и красной икры. Мы были богачами.

-Поэтому русская аристократка вышла замуж за дедушку!- подшутил Даянет.

-Не так было. Честно не так было.- старалась оправдываться она.

В темноте Даянет не видел ее возмущение, но ему показалось, что он задел ее за живое, потому что она обиженно повернула голову в другую сторону.

Положив ее голову на подушку, Даянет встал с постели. Машинально пошел к движку и завел.

 Вдруг яркий свет электрических ламп отразился в ее глазах, на которые уставился Даянет.

-Что-нибудь случилось?- удивленно спросила Анаи.

-Нет! Просто хочу посмотреть в твои глаза. Ты обиделась, когда я сказал, что бабушка вышла замуж по расчету.

-Да!

-Я же шутил, и ты не видела. Поэтому зажег свет, чтобы ты лучше видела меня.

-А тебе не стыдно стоят перед девушкой в голом виде.

Только теперь Даянет осознал, в каком щекотливом положении он сам оказался.

Анаи встала на постель и хлопала руками, а Даянет сразу же забыл о своем стыде, увидев перед собою прекрасное тело девушки. Он напялился на нее, улыбаясь.

-Что смотришь? Впервые видишь? – рассердилась она.

-Впервые вижу такую красоту.- опять засмеялся он. –Ты, наверное, похожа на бабушку. Это точно.

-Я хочу спать. Пожалуйста, потуши свет.

-А мне куда идти?

-Как куда? Ко мне!

-Ты же отвернулась от меня?!

-А ты не шути. Я серьезная девушка.

-Вижу!- сказал он, взяв с ящика свечу, зажег. Потом вырубил движок.

Вернувшись, он открыл бутылку и налил в стаканы брагу, один из них передал Анаи.

-Попьем! Это согревает душу.

Анаи не отказалась от напитка, а, наоборот, с удовольствием взял у него стакан.

-Знаешь, что говорил по этому поводу великий поэт любви Вахид?

Не пей вина, если нет рядом красавицы.

Не пей вина, если она не улыбается.

 

Жизнь дана мудрецу, чтобы жить с умом

Какого черта она, если не получается.

 

Цени каждый миг любви с любимою.

В нем суть жизни, если запоминается.

За тебя  Анаи!

Даянет осушил стакан, и к нему вернулось хорошее настроение.

-Какие прекрасные слова! – сказала она после того, как выпила. -Кто этот поэт?

-Он был любимчиком нации. В отличие от других писал только о любви. Жил в нищете… -рассказал Даянет, вспомнив судьбу Вахида, и загрустил.

Но Анаи протянула ему руки, напоминая, что рядом с ним его любимая женщина.          

В миг он оказался рядом с нею. Обняв ее, молча целовал плечи, от чего у Анаи кружилась голова.

-Мне кажется, что я лечу!- отвечая на его ласки, шепнула ему в ухо.

-А мне кажется, что я в раю.

Свеча догорала, а Даянет, обняв ее Анаи,  руки целовал ручки.

-Ты не представляешь, как мне хорошо здесь. Как будто дух матери находится рядом со мною и ласкает душу. -тихо промолвила она, закрывая уставшие глаза.

Однако Даянет долго еще не спал. Последние слова Анаи вернули его в действительность. Он вспомнил свою мать, когда она  провожала его в армию    

-Сыночек, я не знаю, что тебе сказать. Сам ты выбрал себе путь, как мужчина. Это меня радует, но ты же расстаешься с землей, где ты родился, где могилы твоих предков. Постарайся вернуться!

Как будто сам бог послал Анаи к нему, чтобы напомнить об этом.

Разве он не любил Родину. Однако, как он, двадцатидвухлетний парень с красным дипломом юриста, мог остаться без работы? 

С каким рвением он учился в университете, где был примерным студентом. В родном городе место ему не нашлось.

Направление на работу получили только дети «шишек», которые-то вообще не учились.

Быть безработным молодому человеку непристойное дело. Поэтому он искал работу, но безрезультатно. Никто не ценил его ум, знания. А он так мечтал работать по специальности...

  Пришлось податься в армию. И судьба привела его сюда, на край земли, где теперь ему казалось, что нашел свое счастье.

Через месяц у него заканчивался контракт, и он должен вернуться на Родину, к матери и отцу, которые с нетерпением ждали его возвращения.

Ему раньше  казалось, что только у него на Родине творится такое безобразие: землячество, коррупция на всех уровнях власти, полное беззаконие и т.п. Теперь он знал, что больна вся советская система.

   И на окраине Советского Союза происходили такие же безобразия. Он видел это собственными глазами.

 Святая святых страны – армия стала разлагаться. Бездомные офицеры, переведенные на острова, не имели возможность привезти  сюда семью. То же самое было на материке. Озлобленные на жизнь эти люди выпивали целый день. Трезвого офицера невозможно было встретить. А ведь они стояли на границе.

Воровали все, чтобы продавать и напиться. Из ста новых грузовых машин, полученных несколько месяцев тому назад для кодированного полка, девяноста находились в плачевном состоянии. Недавно об этом ему говорил сам капитан Василенко.

 На разбазаривание острова закрывало глаза партийное руководство Южно-Курильского района, с каждым годом повышая производительный план, который выполнялся уже только на бумаге, потому что невозможно было собрать столько добра на острове.

-Приписка и утверждение приписанных планов является первоочередной задачей руководства острова. - говорил Петрович, жалуясь своим невесткам, просил, чтобы они передавали его слова сыновьям, которые не появлялись на острове уже несколько лет подряд.

- Во всем этом виновато не руководство, а сама система, изжившая себя после Сталина. – думал он, видя, что и здесь творится такое же беззаконие, как в Азербайджане.

-Огромная страна нуждается в хороших и толковых руководителях, которые должны изменить или выровнять систему. Иначе это приведет к распаду великой державы.- говорил он Петровичу. 

От напряжения у него разболелась голова. Он протянул руку к бутылке и, достав ее, выпил из горлышка оставшуюся там брагу.. У него слипались глаза от усталости,слегка кружилась голова  и он заснул.

***

Утро быстро наступило, но они еще спали, обнявшись в кровати. С верхней щели потолка проникал солнечный свет, осветивший пол в центре пещеры.

Когда Даянет открыл глаза, рядом не было Анаи. Она купается у источника в каменной ванной. Но до него доходил шелест воды, и догадался. 

Анаи как будто нутром почувствовала, что он проснулся, и стала звать его:

-Даянет, иди купаться! Принеси наши полотенца.- она имела в виду белую материю.

-Сейчас! Подключу движок.

-Не надо. Так  хорошо.

Даянет залез к ней в каменную ванну и поцеловал ее.

-Дай я тебя искупаю, как настоящая японская женщина.- сказала она, заставив его сидеть смиренно.

 В воде она массировала ему спину, ноги и голову, но он не сидел смирно на своем месте, и каждый раз целовал то ее губы, то грудь, чувствуя, как она выводит из него усталость.

-Я никогда еще таким бодрым не был. Хочется опять стащить тебя на кровать.

-А я не против.- отвечала она, смеясь.

Она быстро вышла из воды.  Вытирая волосы и тела белой материей, Анаи ждала, его. Это чувствовалось по ее кокетливому движению. Даянет взял ее на руки и отнес в кровать. Часы били  одиннадцать, когда они оделись, чтобы завтракать.

Несмотря, что было дневное время, Даянет завел движок, и в пещере стало светло.

Анаи убрала со стола остатки вчерашней еды, зажгла в очаге огонь, поставив чайник на его край.

Вымыла стаканы и тарелки, накрыла на стол и ждала, когда вскипит вода в чайнике.

Все старания Даянета помочь девушке заканчивались тем, что она останавливала ее умоляющим взглядом, мол, это не мужское дело.

Ему пришлось сесть за стол, и ждать того момента, когда Анаи закончит свою работу.

Следя за действиями девушки, Даянет вспомнил маму, которая тоже не позволяла ему помогать ей.

 -Это не мужское дело. Займись своим делом.

Теперь ему стало ясно, почему Анаи не позволяет ему прикасаться к чайнику или другой  утвари.

-У нас не принято, чтобы мужчина вмешивался в женские дела.

-Удивительно. И у нас так!

-Тогда почему ты хочешь мне помочь?

-У нас, когда любят, помогают.

-Но нельзя нарушать традиции, даже если любишь!- вполне серьезно подчеркнула она.

-Учтем, милая!- ответил он, видя с какой грацией, она наливает чай в стаканы.

-Пожалуйста, милый! – сказала она, смиренно стоя перед ним.

-А ты?

-Я потом.

-Но я хочу, чтобы мы пили вместе.

 Ей  пришлось сесть за стол, видя, что Даянет не дотрагивается к чаю.

-Так же нельзя! В святом храме нарушаем обычай!

-Милая, если бы твои боги не хотели, чтобы мы встретились здесь, я остался бы в Баку и пил бы чай с матерью.- улыбнулся он и налил чай в ее стакан.

Доводы Даянета показались Анаи убедительными. Она пригубила чай, а он поставил перед нею печенья, взяв одно из них.

Выпив чай, он спросил:

-А что будем делать сегодня? 

-Давай вернемся в пагоду.- предложила она.

-Тогда посмотри и найди какую-нибудь вещь на память об этом храме. Пока я соберу вещи. – сказал он. 

-Рядом с очагом имеется маленькая статуэтка Будды, могу ли я ее взять? – попросила она разрешение.

-Все что здесь имеется, принадлежит твоему роду, естественно и тебе. Я дарю тебе этот храм. Все, что хочешь, можешь взять!

Вдруг до них доносился глухой шум из коридора.

-Это, наверное, Миша!- сказал он и исчез в коридоре.

По договоренности c Мишей, он должен был постучаться в глыбу в двенадцать часов утра, а Даянет открыть железную дверь. Старшина прибыл во время.

Когда он толкнул к себе дверь, перед ним оказался Миша.

-Я не опоздал?- спросил он  и следовал за ним, увидев, что командир не отвечает.

 -Ну, как там? – спросил Даянет, когда вошли в зал пещеры 

-Нормально, все в порядке.

-Доходил звук движка до вас?

-Абсолютно нет, командир. Сейчас уже бесшумно работает.

-Вот это уже хорошо!

Анаи поприветствовала Мишу, подойдя к ним с термосом в руках.

-Вы собираетесь выйти?- спросил Миша, надеясь остаться с ним в пещере.

-Да! И помоги нам выбраться и подняться обратно на склон сопки.

-С удовольствием!

Выйдя из пещеры, они  стали подниматься на склон сопки.

Анаи несла свой серфинг и маленькую сумку, Даянет термос и вещмешок, а Миша на спине палатку. Вскоре они дошли до пагоды.

Миша опят установил палатку недалеко от пагоды, рядом с маленьким источником, вода которого выходила наружу из расщелины в каменной глыбе.

-Тут будет удобно. Прямо рядом с водой!- заключил Миша. 

-Нам придется пойти в лагерь за брагой. У нас есть все, кроме выпивки.

-А еда?

-В термосе полно бастурмы, а в вещмешке сладости и конфеты.

-Я быстро вернусь!- предложил Миша.

-Постой. Пойдем  вместе. Наверняка, там дождался меня Валера.- сказал Даянет и искал глазами Анаи.  

   А она молилась перед алтарем, когда они подошли к ней.

   -А почему Буду не положила на алтарь?- спросил Даянет

   -Буда относится к другой религии, а наша - Синтоизм. Я отнесу ее в Немуро. Среди наших очень много буддистов.

   -Мы вернемся через час! Мне надо быть в лагере.- сказал он, поцеловав ее.

   -Буду ждать!- ответила она, продолжая молиться.

                                   ***

   В лагере их уже ждал Валерий, сидевший в беседке.  Даянет не сразу смог подойти к нему. Дежурный стал докладывать  ему об обстановке в лагере, ведь вчера его не было.

   -Привет!- сказал он, подойдя к другу.

   -Мне не сидится в этот воскресный день здесь. Давай поедем в Южный. Проведем время с девушками.

   -Валера, ты же прекрасно понимаешь, что сейчас я не один. И не могу поехать с тобой.

   -Ты знаешь, Лена вернулась и ждет.

   -Вот новость!- задумался Даянет, но вдруг его оценила мысль.- Ты лучше забери Мишу с собой. Его жена там. Завтра вернетесь, поговорим.

   -Постой. А что сказать Леночке?

   -Скажешь, что меня не нашел. 

   -Хорошо. А ты будь осторожен. С огнем играешь. Берегись Семечко, Наталия отвалила его опять, сказав, что только тебя любит.

-Кто тебе сказал?

-Валя рассказала.- улыбнулся Валерий.

-Хорошо, учту твой совет.

Миша уехал с Валерием, а он позвал к себе Коля.

-Остаешься за главного. Меня не будет до ночи. Только учти, если приедет в лагерь чужой офицер, возьми с собой ракетницу и иди к источнику, выстрели в воздух. Понял?

-Да, товарищ лейтенант.

Даянет спустился в землянку, взял из-под раскладушки бутылку браги. Вышел из землянки. Пришел в беседку, опять позвав к себе повара.

  -Как там с едой? Имеется ли все продукты?- спросил он как обычно.

-Все в норме, товарищ лейтенант!

-Коля, корми солдат, как следует.

-А я что делаю, товарищ лейтенант?- обиженно отозвался повар.

-Пойми, ты кормишь будущих женихов Шикотана.- улыбнулся Даянет, тем самым давая знать повару, что он шутил.

-Все с ума сходили, все женятся по расчету.- жаловался Коля.

-Что тут плохого? И ты женись.

-А любовь?

-Она сама тебя найдет.- улыбнувшись ответил лейтенант и пошел в лес. Оставаться в лагере, больше не мог, ведь его ждала в пагоде Анаи.

 По дороге он вспомнил последнюю фразу  Валерия «Будь острожен!».

 «Почему он это сказал?» начал  перебрать в голове Даянет. Его друг просто так ничего не скажет. Для этого у него была веская причина, о которой он намекнул. Он произнес имя Семечко, ищейки, которого отвалила Наталия.

В полку, вернее в батальоне, где он служил, относились к Семечко с осторожностью и подозрением, там, где он появлялся офицеры сразу же меняли тему разговора, подмигнув друг другу, старались уйти оттуда, найдя удобный момент.

Никто не верил ему, многие боялись, потому что при переводе в другую часть и повышении звания его тайная характеристика имела существенное значение, все без исключения считали его мразью.

 А Даянету было все равно, что кто он такой, но должен был учитывать, что в данный момент действительно рискует.

Ведь он тайком встречается с нарушительницей границы- японской девушкой, при этом не думает о последствиях, наверняка, это напомнил ему Валерий, который знал об этом, и, как хороший друг предостерегал его.

Неужели из-за  Наталии Семечко будет следить за каждым его шагом? –рассуждал Даянет.- В любом случае я должен соблюдать осторожность.

Анаи заметил его, когда он еще поднимался по тропинке. Она помахала ему рукой, но он не смог ответить ей тем же, продолжая думать о Семечко.

-Ты пришел, милый!- сказала она, обняв его.

Вокруг была абсолютная тишина, и казалось, что никого кроме них не было на земле.

   -Я молилась о нас, прося у своего Ками, чтобы наше счастье продолжалось долго.

   -Это зависит от нас!- сказал он, гуляя с нею по лесу.

   -Ты знаешь, меня поразила храм, где мы ночевали. Смутно помню, отец рассказывал, что на Кунашире имеется святое место, а где оно находится, знают очень мало людей, вернее несколько монахов, осведомленных об этом. Вода из его источника считается святой.

-Получается, что вчера мы пили и купались в святой воде?- усмехнулся Даянет.

-А ты не сомневайся. Мы сделали большое открытие, Даянет. Я расскажу об этом нашим старцам в Немуро.

-Я не хочу, чтобы об этом узнал кто-либо, кроме тебя и Миши.

-Ты же дарил мне этот храм?

-Это так, но я хочу, чтобы все узнали об этом тот момент, когда вы вернетесь сюда.

Ты не представляешь, что здесь произойдет, если узнают об этой пещере. Здесь ничего не останется. Все, что здесь имеется, разбазарят и уничтожат. Пока об этом никто не знает, кроме нас. В конце октября наша служба в армии заканчивается, мы возвращаемся на Родину, Миша в Хабаровск, а я в Баку. Одна ты будешь знать тайну этой пещеры. Вернетесь сюда, откроете ворота и войдете в свой святой храм.- объяснился Даянет.

-В твоих словах есть резон!- задумываясь, ответила она.

Подошли к оврагу, откуда виднелся берега Хоккайдо.

-Представляешь Немуро, в нашем землячестве собираются  почтенные семидесятилетние старцы, которые рассказывают молодежи об этих островах, их красоте и прошлой истории. Среди них и мой дядя Ода, который грезит этим островом, где прошла его молодость. Можно я ему расскажу об этом храме?- опять Анаи вернулся к старому разговору.

-Я действительно подарил тебе этот храм, ты его жрица. Тебе решать.

Услышав эти слова, она повисла у него на шее.

-Милый, ты не представляешь, как обрадуется дядя Ода, -вскрикнула она, поцеловав его.

Вернулись к палатке через час, когда почувствовали голод.

Даянет зажег костер в каменном мангале рядом с источником, чтобы приготовить шашлык, а Анаи нанизывал мясо в шомпола. Вскоре пообедали, сев за маленький туристический стол, оставленный в спешке в пагоде и ели.

Даянет налил брагу в стаканы.

-Ты хочешь, чтобы я пьянела?- улыбаясь, спросила она.

-Нет! Только она усиливает наши чувства. Если не хочешь, не пей!   

-Как не пить? Этот же напиток любви.

-Тогда за тебя!- сказал Даянет, осушив стакан.

Анаи тоже выпила, но опять почувствовала, что ноги ее не слушают.

-Я же не доплыву до Хоккайдо!- усмехнулась она.

-Вскоре хмель пройдет, а сила прибавится.- пояснил Даянет.

Они лежали в палатке, когда красная сигнальная ракетница засветилась в небе.

Даянет сильно встревожился. Он выскочил из палатки, чтобы еще раз убедиться, в том, что это было выпущенная сигнальная ракета.

 -Мне надо спуститься в лагерь, там ч.п. Пришел в наш лагерь чужой. Жди меня здесь! Я вернусь.

-Хорошо, милый!       

Спустившись с сопки, он прошел между двумя скалами и оказался перед источником. И не поверил своим глазам: Наталия с кем-то купалась в бассейне.

   Он незаметно обошел бассейн и вышел с другой стороны леса. Вдалеке от него, в беседке среди нескольких солдат сидел Семечко, который о чем-то с ним говорил.

   -Еще его не хватало!- пробурчал в нос Даянет.

   К нему прибежал Коля, который стал докладывать, почему он выпустил ракету.

   -Сначала пришла Наталия с подругой, спросила, где вы? Я сказал, что поехали в Южный. Ей захотелось искупаться в бассейне, как в прошлый раз. Я отвел ее туда.

   Когда я вернулся, увидел лейтенанта. Из леса выпустил ракетку.

   -Он заметил, что ты выпустил ракету.

   -Нет!

   Когда Даянет вошел в беседку, солдаты все встали.

   -Садитесь! –приказал он, потом сел рядом с Семечко и поприветствовал его:

-Добро пожаловать, товарищ лейтенант. Вижу, вы проводите хорошее время в нашем лагере.

-Просто беседовал с солдатами. Твои солдаты политически подготовленные, знают свою задачу, любят Родину.

-Поэтому они здесь. В постоянном дежурстве.

После этих слов Даянет встал и отвел лейтенанта в сторону.

-У меня к вам просьба. Давай-ка пройдемся по лесу.- предложил Даянет.

Семечко заинтриговало его странное поведение, и он последовал за Даянетом.

Когда они одолели достаточное расстояние от лагеря и беседка исчезла с их поля зрения, Даянет остановился и посмотрел ему в глаза.

-Я хочу с тобой говорить по-мужски, поэтому мы здесь.

Семечко показалось, что сейчас бакинец свернет ему шею, ведь у него имеется для этого все основания. Буквально несколько дней тому назад он приставал к его девушке. Стараясь не выдать свой страх - он ожидал своей участи.

Однако Даянет, положив руку на его плечо, дружелюбно  сказал:

-Ваня, помнишь наш последний разговор. После того, как ты признался, что тебе нравится Наталия, я прекратил к ней походы. Серьезно, между нами ничего не было. Она влюбилась в меня, а у меня в Южном своя девушка. Помнишь почту в Южном, она там работает.

Знаешь, почему меня не было в лагере. Когда я увидел издалека, что она идет к нам, я ушел в лес.

-Ты хочешь сказать, что она у вас в лагере? - изумился Семечко.

-Так она и есть. Купается с подругой в бассейне. Сам бог послал тебя на выручку.  

-Что я должен делать?

-Как что? Иди к ним, а я пойду пешком в Дубовое, там у меня свои дела.

-Ты серьезно говоришь? – не поверил ему Семечко.

-Конечно же. Только быстро, а то они нас увидят.

-Хорошо, я пошел!- сказал Семечко, и медленным шагом пошел в сторону лагеря.

-Ваня, бегом!

Лейтенант, услышав его командный голос, побежал.

-Вот понеслось.- усмехнулся Даянет и завернул на тропинку, которая вела к сопкам.

Вернувшись в пагоду, он не застал Анаи там. Она сладко спала в палатке, закрыв лицо с белой материей.

Даянет не разбудил ее. Подошел к столу, налил себе брагу и выпил. Чуточку закусил шашлыком, и оставил чайник на тлеющийся огонь, потом добавил несколько дров, чтобы поддерживать его.

-Неужели пронесло!- думал он. Впервые почувствовав реальную опасность, которая грозила ему и Анаи, он сумел найти правильное решение в трудной ситуации.

Анаи проснулась, когда  солнце спряталось за сопками.

-Я так долго спала?- удивилась она, открыв глаза.

-И как спала!?- сказал Даянет и помог встать.

Вышли из палатки. На огне кипел чайник.

-Попью чай, и буду готовиться к отплытию.

-Не рано ли?- возразил Даянет.

-Почему же?

-Я думал, что выйдешь ранним утром, когда туман.

-Дела не в тумане, а в течении и ветерке, который дует в сторону Хоккайдо. Мне надо ловить южный ветерок, чтобы успеть в нейтральные воды. Отсюда до них около четырех километров. Если попаду под южный ветер, пограничные катера не успеют меня догнать. Я быстро окажусь в нейтральных водах. К счастью, как раз дует такой ветерок. Если погода не изменится, я выйду, как только стемнеет.

Решение Анаи удручило Даянета, который надеялся, что она останется до утра.

-А я думал, что останешься…- тихим голосом сказал Даянет.

Девушка уловила его грустный взгляд и попыталась успокоить его:.

-С удовольствием, милый, но завтра утром будет ветер в обратную сторону, и я не смогу вернуться, поэтому такая спешка.

Даянет не смог возразить девушке, он восхищался тем, как она прекрасно знала океан, его непредсказуемые ветра и течения.

-Не обижайся! Я опять приплыву через неделю и обязательно заночую в нашем храме.- тихо сказала и села ему на колено.

Даянет поправил ее шелковистые волосы.

-Ты не представляешь, какая я счастливая. Как я тебе должна за вчерашнюю ночь. Я впервые ощутила себя женщиной. Любящей женщиной. Спасибо тебе за все, что ты сделал для меня.- говорила она, страстно целуя его.

На ее ласки он отвечал взаимностью, поднялся с места и повел ее в палатку, чтобы продолжить счастливые мгновения.

Когда они вышли из палатки, уже стемнело. Поцеловав его на прощание, Анаи взяла серфинг на краю оврага и оттуда спустилась, как и в прошлый раз вниз к скалистому берегу морю.

Подойдя к оврагу, Даянет попытался рассмотреть, как она спускается в воду, но тщетно. Ему пришлось сесть на край скалы и наблюдать за береговыми волнами, где он надеялся увидеть ее серфинг.

В темноте он ничего не различал, разве, что слышал шум прибоя. Вглядываясь в темноту, Даянет хотел заметить хоть маленькое свечение фонарной лампочки на верхушке парусного киля серфинга.

-А вдруг она в темноте упала с обрыва!- в голову стали лезть нехорошие мысли. Начал беспокоиться и винил себя, что позволил ей спуститься по отвесной скале.

Вдруг из глубокой темноты моргнул несколько раз фонарик, что сразу же успокоил его. Эти были сигнальные огни серфинга, которые, подмигнув несколько секунд, потухли. Анаи, наверное, сама отключила их, чтобы не заметили ее. А сигнальные огни исходили несколько раз из её серфинга, чтобы успокоить Даянета и объяснить, что у нее все в порядке, и она следует по намеченному курсу. 

 Вдали ярко горели огни Хоккайды, они были хорошим ориентиром для серфингиста.

Подумав, что бессмысленно оставаться больше здесь, Даянет спустился по тропинке к лагерю.  Проходя мимо источника, он услышал звук телевизора, доходивший до него.

-Семечко, наверняка,  уехал, проводив девушек. А то солдаты не включили бы телевизор. -рассуждал он, подходя к лагерю.

Однако его ожидала там другой сюрприз: вернулся Миша с Леной и Валерием.

 -Вот наш герой!- вскрикнула Лена, побежав к нему на встречу. Она повисла у него на шее, страстно целуя его. Издалека казалось,  второй счастливой пары нет на свете. Ему пришлось успокоить ее.

-Вы когда приехали?- спросил он у Валерия.

-Несколько минут тому назад.

-А вы не видели Семечко?

-Когда мы приехали, его не было. –ответил Миша.

Посадив Лену за стол, Даянет позвал в сторонку Колю:

-Когда они уехали?

-Сразу же после вашего ухода. Он пошел в бассейн и вернулся с женщинами. Выпив чай, уехали. Даже сказал: от моего имени передай командиру «спасибо!».

-Хорошо, можешь идти!

Валерий многозначительно посмотрел на Даянета.

 -Он пришел днем после вашего ухода. До него приехали сюда Наталия и Валя, жена рыбнадзора. Узнав, что женщины здесь, побежал к ним.

-А ты в лес!

Лена  не стерпела, обратилась  к Даянету:

-Ребята, вы забыли обо мне!

-Подожди, Ленка! У нас серьезный разговор.- бросил ей Даянет.

-Я приехала из Владика, чтобы увидеть его, а он ведет  серьезный разговор. – обиделась девушка.

Но Валерий уже не хотел продолжить разговор на эту тему.

-Займись девушкой. Она достойна внимания.- улыбнулся он.- завтра поговорим. Я заеду за Леной утром.

Ему пришлось спуститься с ней в землянку.

-Ты обиделся на меня? – спросила она, оказавшись там

-За что?

-Не знаю. Может быть, из-за того, что не писала тебе писем.

-Отчего же?! Думал, что сдаешь экзамены. Не до меня было.

-Точно! Как ты догадался?

-Я как ты думала?

После этих слов она прошлась перед ним, показывая обворожительную фигуру. Улыбка озаряла лицо девушки.

Даянету поневоле пришлось починиться ее очарованию.    Теперь он заметил, что она чуточку поправилась и похорошела. Детские черты лица исчезли. Стала настоящей барышней. Независимо от себя он привлек ее к себе. Но вдруг о чем-то вспомнил и сказал:

-Это потом. Я голодный. Посмотрим, чем нас будет кормить Миша. А пока я поработаю немного, до ночи далеко.

-Хорошо, милый!

-Дежурный! -крикнул из землянки Даянет,- Позови ко мне старшину.

Не прошло и минуты, как Миша оказался в землянке.

-Организуй ужин для нас! Придем через десять минут!- попросил его Даянет.

-Есть, товарищ старший лейтенант!

Миша хотел выйти, но Лена остановила его.

-Я тоже хочу помогать тебе!- сказала она и вышла с Мишей, видя, как серьезно занят Даянет дневниковыми записями.

За два дня собралось столько телефонограмм и бумаг, что Даянет даже ухватился за голову.

-Боже, сколько можно писать о ненужных вещах.- жаловался себе.

Но вдруг увидел, что Миша опять вернулся.

-В Южном, когда я ей сказал, что тебя не будет несколько дней, она заплакала. Умоляла Валерия, чтобы он забрал ее в лагерь. И он согласился.

Он же не знал, что тебя не будет. К счастью, все обошлось. Вы оказались на месте. Только, что теперь будете делать? Как пойдете к Анаи?- спросил старшина, произнеся имя девушки.

-К сожалению, она уплыла.- с грустью ответил Даянет    

-В любом случае вы без девушек не остались. Сами бегут к вам.- пошутил старшина.

 -Миша, надоело.- честно признался Даянет

-Понимаю, командир. Но все они вас любят. Вам придется, в конце концов, выбрать одну.

-Я уже выбрал, Миша.

-Кого из них?

-Анаи.

-Вот те на? А я то думал, это простое увлечение.

-Достань из шкафа брагу! Только она заставляет человека забыть о своем горе. Теперь понятно, почему все русские пьют. Они не знают другого способа.

Миша достал брагу, налил в стаканы и один протянул Даянету:

-За тебя, командир!

-За тебя, Миша. Ты золотой парень. Пошли теперь ужинать 

Они встали и вышли из землянки, перед которой никого не было.

Стояла прекрасная ночь. В ясном небе виднелись звезды. Это радовало Даянет, ведь любимая девушка находилась в море. На его лице появилась улыбка, которая говорила о его хорошем настроении.

Лена привезла с собой огромный пирог, приготовленный для всей его команды. Положив его на стол, она ждала, когда он появится.

-Я испекла из расчета, что в твоем лагере более пятнадцати солдат, чтобы всем хватила!- объяснила она, когда Даянет сел рядом с нею. 

Солдаты притащили огромный самовар в беседку, налили всем чай, а Лена разрезала пирог на куски, и передавала в тарелочке солдатам.

-Кто поверит в гражданке, что мы ели мясные пироги в службе,- откусив кусок, воскликнул Саша.

-А ты скажи, спасибо командиру и Лене.- поддержал его Коля.

-Лучше нас никто не проходит службу в Советском Союзе. В Лагунном солдаты нормально не питаются. Офицерье ворует продукты, предназначенные для солдат. Хорошо, что природа спасает их. Они сами достают себе пропитание.

Офицеры заставляют их выгружать рыбу на пристани, загружать и разгружать корабли, за это они сами  получают хорошие  деньги, а солдатам ничего не дают..

Офицеры каждый день приходят в часть пьяными. Многие из них уже алкаши.  Мой брательник служит там. Вы не представляете, что вытворяют офицеры. Издеваются над солдатами. Их отношение к ним нечеловеческое.

Офицеры разбазаривают технику, оборудование. Только у нас все в норме и порядке.

Солдаты разговорились, зная, в каком состоянии их товарищи в батальоне.

-Товарищ командир, разве нельзя, чтобы они тоже относились к своим солдатам, как вы.

-Можно. Если в военных частях будут работать закон, защищающий солдат. Тогда у нас будет порядок.- ответил Даянет, при этом заметил, как Лена зачарованно смотрит на него.

-Разве нельзя, чтобы он работал?- спросил Коля.

-У нас самые гуманные законы, но они остаются только на бумаге. Верховенство законов не признают те, кто на самом деле должен соблюдать их. Пока этого у нас нет, будет продолжаться это безобразие.

Даянет не смог бы обмануть или  по-другому объяснить ситуацию своим подчиненным. Совесть не позволила бы ему. С другой стороны, он был юристом, знающим все буквы закона.

Как он расскажет небылицы людям, которые выполняют его приказы и в критическую минуту должны  плечом к плечу идти с ним на врага.

В редких случаях Даянет разговаривал с солдатами, обычно в тех случаях, когда была необходимость объяснить суть той и ли иной задачи, в решении которой нужно было его оперативное вмешательство.

Лена положила руку на его колено, мол, пора, надо встать. Даянет понял намек и поднялся.

-Спокойной ночи, ребята!- сказал Даянет, взяв Лену за руку, вышел из беседки.

Спустились в землянку, Лена села на край  кровати полная в предвкушении счастья. Она удивленными глазами следила за его действием, ей казалось, что он не замечает ее.

Сев за стол, Даянет занялся анализом бумаг и телефонограмм, полученных из штаба.  Ему необходимо было подготовить письменный отчет для командования, это делалось в конце каждого месяца.

Приближался конец августа, а он еще не подготовил отчет о проделанной работе в наблюдательном пункте, о перемещении военных кораблей по акватории и проливу Измены.

Даянет так увлекся работой, казалось, он забыл о существовании девушки.

Лене стало не по себе от его холодного отношения к ней, но она не верила, что он не замечает ее.

Она подошла к нему сзади, обняв его, хотела отвлечь его от работы. Она хотела узнать, почему он так холоден к ней.

-Что-нибудь случилось, милый? Я же у тебя в гостях!- пожаловалась она, таким образом, выразив свое недовольство.

-У меня так много писанины, которые вряд ли закончу за несколько дней. Я так устал. Давай поспим. Работа не медведь - в лес не убежит. Ничего завтра  закончу.- сказал он и привлек ее к себе.

Лена замолчала и ничего не ответила.  Но он почувствовал, что должен успокоить девушку.

 -К черту все это, если рядом красивая девушка. - улыбнулся он ей,  понимая, что уже говорить неправду.

Лена постелила прямо на полу, как они делали это в прошлый раз. К ней вернулось хорошее настроение.

-Я лягу!- сказала она, стала раздеваться прямо перед ним, явно желая соблазнить его.

Даянет вдруг почувствовал, что он не безразличен к этой девушке, она снова возбудила в нем страсть. По неволе он встал со своего места и прижал ее к себе, целуя в губы.

-Ты вернулась ко мне, но не объяснила почему? – спросил Даянет, не зная, какой ответ последует.

 -Разве ты знаешь, что со мной случилось?

Даянет видел, как она изменилась в одно мгновение. На лице исчезла улыбка, в глазах появились слезы.

Только теперь Данет осознал, что своим вопросом он случайно попал в точку, заставляющую ее страдать. Но в какую, он не мог понять.

Даянет почувствовал, что его молчание усиливает страдание девушки, но продолжал безмолвно смотреть ей в  глаза.

О чем он мог бы спросить в эту минуту, когда сам не знал суть своего вопроса.

Его молчание заставило Лену признаваться в случившемся  во Владивостоке.  Об этом до сих пор она никому не говорила. Ей казалось, что Даянет знает обо всем, и поэтому решило чистосердечно признаваться. Однако продолжала плакать.

- Возьми себя в руки.- попросил ее Даянет, которому ничего не оставалась, как обнять ее и успокаивать.

-Давай поговорим о том, как ты сдала экзамены. На какой факультет поступила?

-На японский…всхлипывала она.

-Вот видишь, станешь филологом. Будешь ездить в Японию.- шепнул ей в ухо Даянет.- Поздравляю!

Его успокоительный тон вернул ей прежнее настроение.

-Ты больше ни о чем не хочешь спросить?

-Мне нечего спрашивать, если рядом первейшая красавица Кунашира и она хочет опять стать моей.- ответил с улыбкой Даянет.

-Я завтра уезжаю во Владик, через день начнутся занятия в университете, наверное, увидимся зимой.- всхлипывая сказала она, привлекая его к себе. -Хочу быть такой, какой была в прошлый раз - твоей гейшей.

-Не понял?-  оттолкнул ее от себя Даянет.

-Не обижайся, Даянет. Умоляю, побудь со мной. Знал бы, как мне тебя не хватало.

Даянет молчал, хотя старался понять ее. И как быть? 

-Мне холодно, Даянет! – прошептала она, крепко обняв его за шею. 

Больше он сопротивляться не смог, даже забыл о том, что вчера он спал в таком виде с Анаи.

 

***

   На плацу солдаты проходили строевую подготовку. В этот раз не было старшины в лагере, поэтому Даянет сам проводил осмотр. Дежурные по наблюдательному пункту докладывали ему о готовности к наряду.

   -Будьте внимательны! Постарайтесь вести наблюдения над американскими военными кораблями и записывать не речь матросов, а офицеров на магнитную ленту.

   Позовите ко мне «зеленого».- приказал Даянет. Так называли они молодого солдата, прибывшего из учебки.

Парень был толковый, хорошо знал технику, но не владел английским языком. Саша и он заменяли друг друга в радио-отражателе, функция которого сводилась к тому, чтобы сбивать англоязычные радиоволны, вернее, американские, и не пропускать их в Советский Союз.

По ошибке «зеленый» сбивал радиостанцию «Peace and Progress », т.е. советскую англоязычную радиостанцию.

-Товарищ старший лейтенант, радист Сергей Патанов прибыл по вашему приказу. 

-Сергей, если еще раз собьешь советскую радиостанцию, я верну тебя в полк. Из штаба уже шестая телефонограмма о том, что с нашего участка сбиваются волны советской радиостанции. Тебя направили сюда, чтобы ты сбивал американские.- отчитал его Даянет.

-Товарищ старший лейтенант, он же не знает английского. Как только он слышит фразу «Совет юнийон», сразу же направляет отражатель в эту сторону.- хотел в шутливом тоне оправдать его Коля.

-Пускай научится. Даю неделю на подготовку!

-Товарищ старший лейтенант!?- хотел возразить Сергей.

-Без разговоров! А ты Коля будешь его учителем.

-Есть товарищ старший лейтенант.

Закончив строевой смотр, он спустился в землянку. Однако он не прикасался к книгам. Он кликнул дежурного, чтобы тот  позвал старшину, который пришел чуть с опозданием, что удивило его.

-Где же ты пропадал? –сердито спросил Даянет.

-Командир, сегодня к нам приезжают девушки из Шикотана. Сразу же четверо наших солдат женятся. Поэтому был в лесу в нашем тайнике.- сказал Миша, но он не имел в виду пещеру, а другую землянку- склад, который был своего рода холодильником, где хранили брагу и красную икру.

-Почему мне не сказали?

-Мы не успели, ранним утром ребята получили радиограмму из штаба, а вы спали, не хотели будить вас.

-Эх, Миша, Миша! Вскоре в Шикотанском рыбокомбинате работниц не останется. Ты срываешь государственный пятилетний план.- пошутил Даянет.

-Командир,  прилетят генерал с женой, из Лагунного капитан Василенко, вернее уже майор, Валерий с невестой, моя жена.

-А Лена?

-Она днем улетает на Сахалин, а оттуда во Владивосток.

Даянет задумался. Хотел вспомнить лицо девушки, которая покинула его несколько дней тому назад. Он мог бы остановить ее, но это было не в его привычке - останавливать уходящих.

 -Миша, будь здесь. Я пойду в Дубовое. Меня не будет несколько часов. Загляну на почту и переговорю с родителями. Потом хочу зайти к  Петровичу.

-А когда вы вернетесь?- спросил старшина.

-Когда надо быть здесь?

-Где-то к пяти часам.

-Хорошо! Не подведу!

Даянет вышел из леса и направился по дороге в Дубовое. Солнце уже поднималось, но временами пряталось за темными тучами, двигающимися в сторону Японии. Оно предвещало ясный и теплый день, который обычно бывает после исчезновения этих туч.

Прямая дорога в Дубовое проходила через лес в обход невысокой сопки. Пройдя по тропинке в болотистую местность, он поднялся на сопку, с вершины которой виднелся поселок.

Он сам удивился тому, как быстро оказался на вершине сопки. Дышать стало трудно. Сел на камень на краю обрыва, чтобы отдышаться.

Спуск, который вел прямо к окраине поселка, оказался не трудным. Даянет остановился перед оградой, которую должен был обойти, чтобы оказаться на главной улице.       

Тропинка, проходившая рядом с оградой, привела его прямо к почте.

Зайдя туда, Даянет не поверил своим глазам. За стойкой рядом с Валей сидела Наталия, которая, увидев его, встала и пошла ему на встречу.

-Милый, какими судьбами!?- она повисла у него на шее.- Я думала, что больше тебя не увижу.

Даянет ничего не ответил, лаская ее пышные волосы, упавшие на его плечо. Он смотрел на ее большие черные глаза и улыбался.

Он не удержался от соблазна поцеловать ее.

-Мы пошли домой!- сказала она, повернувшись к Вале.

-Подожди, Наталия! Я сначала позвоню в Баку.

Валя  автоматически протянула руку к штекеру, чтобы установить связь с материком.

  -Степан Матвеевич говорит, что давно не видим бакинца у себя. Пригласи в гости, если увидишь. Как на это смотрите?- спросила Валя, пока ждали они у стойки.

-Хорошая идея…

Не успел договорить Даянет, как перебила его Валя.

-Девушка, соединяйте с Баку. 37 18 20.

Прошла минута. Даянет смотрел в огромные часы, висевшие на стене.

-Милый, в первую кабину!- послышался  голос Вали.

Даянет зашел в кабину, оставив Наталию одну в зале, которая, опираясь на стенку стойки, ждала, когда он закончит разговор.

-Мама! –послышался громкий голос Даянета, нарушив тишину. -Как вы?

-Спасибо сыночек, пока нормально!- услышал он голос матери из трубки.

-Как папа?

-Уже не болеет. Получили деньги. Купили все лекарства.

-Собирайтесь в Басгал отдыхать! Высылаю вам опять деньги. Тратьте все. Опять пришлю. Очень прошу, мама, не сэкономьте.

-Спасибо, сыночек! Тут отец хочет с тобой поговорить.

-Дай ему!

-Как ты там?- сразу же спросил отец.

-Не плохо, отец. Просто соскучился по вас. Как у вас?

-Полный беспредел. В магазинах ничего нет. Карточная система, народ голодует. Разве ради этого я воевал на войне, чтобы мою страну разграбили проходимцы.

-Успокойся, отец! Скоро все изменится, я вернусь. Отец очень прошу, поезжайте в Басгал. Давным-давно вы там не были. Встретишься с родственниками и старыми друзьями.

-Хорошо, сынок.

Положив трубку, он вышел из кабины. Его удручило настроение отца, который пережевал не за себя, а за других, помогая им, в чем мог.

Наталия увидела, что Даянет без настроения, поэтому тихо спросила:

-Что-нибудь случилось?

-Ничего. Просто отец беспокойный человек.

-Мои тоже были такие. А сейчас их нет. Ты не представляешь, как их теперь не хватает.

Даянет подошел к Вале, расплатился за переговоры  они вышли на улицу, где никого не было.

-Пойдем к нам, угощу чаем!- предложила Наталия, и он согласился.

Не успели войти, как она пошла на кухню.

-Я знаю, что ты это любишь!- улыбнулась она, накрывая на стол.

Потом налила чай в чашки, вглядываясь в его глаза.

-Хочу у тебя спросить, почему ты сказал Семечко, что я тебя не люблю?- хитро спросила она.

-А что мне сказать влюбленному в тебя человеку, который как охотничий пес, следит за каждым моим шагом.

-И ты струсил?

-Нет. Просто у него намерения серьезные. Чувак хочет жениться.

-И ты думаешь, что я выйду замуж за этого придурка?

-Не знаю. Это от тебя зависит.

-А я ему ответила, что люблю только тебя, а ты не хочешь жениться.

-Во даешь!

-Я его давно знаю. С ним меня познакомили еще до тебя.

-Вот те на! Теперь мне все ясно.

-Что ясно?

-Почему он за мной следит.

-С первых же дней он за мной ухаживает. Я близко его не пускаю. Несколько дней тому назад мне захотелось тебя видеть. С Валей пришли в лагерь, а тебя не было. Искупались в бассейне. Каково же было наше удивление, когда мы увидели Семечко там. Он и за нами следил.

-Значит любит!

-Кто меня не полюбит?- встала она с места и прошла перед Даянетом, который продолжал пить чай, улыбаясь .

-Вся беда в том, что я в нем не вижу мужика, а в тебе да!- заключила она.

Выпив чай, Даянет молча положил чашку на стол. С аппетитом стал есть вареники,  Наталия налила ему еще чаю.

-Знаешь, у меня совсем другой тип мышления. Я хочу наслаждаться жизнью, в полном смысле слова, кайфовать. А он приперся, что жениться хочет. Я обратила внимание, знаешь на что, когда он ко мне подходит, у него руки трясутся, вот этого не понимаю. Можешь, ты объяснишь?!- попросила она. 

 Даянет спокойно ел последний кусок вареника, посмотрел на нее веселыми глазами, опять промолчал. Тем самым вывел ее из терпения.

-Я же прошу!?- умоляюще просила она.

Прежде чем ответить Даянет взял огромную хрустальную вазу, лежавшую в серванте, и дрожащей рукой положил на стол.

-Осторожно, сломаешь! –вскричала Наталия.

Даянет опять засмеялся.

-Почему смеешься?

-В этом моем поступке было объяснение, почему у него руки дрожат?

До Наталии дошла его шутка.

-Ты хочешь сказать, что он боится, как бы меня не уронить. Что я какая-нибудь вещь?

-И какая? Красивая, блестящая, привлекательная, нежная, ласковая и, самое главное, умная.

-Ты меня не хвали, а скажи, как мне быть?

-У тебя два выбора: или выходишь замуж, или же отправляешь его к черту.

-Второй вариант по мне. -кивнула головой.

-И по мне! –сказав, Даянет встал, чтобы уйти.

-Не остаешься?

-Сегодня у меня занятой день. Надо еще к Петровичу успеть.

-А вечером, что будешь делать У меня два дня отгульные. На работу не выйду. От скуки умираю.

-Забыл сказать, вечером с Валей и Степаном приезжайте в наш лагерь, по дороге заберете Петровича с женой - у нас свадьба.

-Что?

-Свадьба.

-Опять шикотанских девушек спасаете. Благородное дело- спасать людей  от рабства. Обязательно приду.- согласилась она, поцеловав его.

-Не забудь сказать Вале и Степану , чтобы забрали Петровича.

Он вышел на улицу и направился в дом Петровича, который, как обычно, по понедельникам не работал. Оставаясь дома, занимался хозяйством: поливал деревья или же  работал в огороде.

Он сразу же заметил Даянета сквозь деревья.

-Кавказец привет!- издалека крикнул ему Петрович, позвав его к себе.

-Привет аксакал!- ответил ему Даянет, который в последнее время так обращался к нему, и заметил, что такое обращение ему по душе.

-Вы сохранили значение слова «старец,» т.е.аксакал, мы не смогли. У нас на это не обращают внимания, но старцы раньше решали судьбоносные вопросы народа, а теперь никто не уважает старость. Наша беда и в этом заключается.

Вообще-то, что же я говорю, ты лучше меня знаешь трагедию России.- сказал Петрович, пригласив его в беседку под огромный яблоней. Он посадил это дерево после высылки на остров.

Яблоня выросла, и каждый год давала сочные, ярко-красные плоды, которые издалека казались ненастоящими, как елочные игрушки.

На пороге избы показалась тетка Матрена, она пошла на летнюю кухню перед беседкой.

-Я сейчас, брошу огонь в самовар!- крикнула она, махая приветливо рукой Даянету.

-Она вечно так. Как только видит гостя, бежит к своему самовару. Она привезла его из Тулы. Так что ее самовар единственный предмет, который напоминает нам о днях прошлых. Представь себе, нас выслали сюда в марте, когда здесь бешеные морозы и ураганные ветра. Наш самовар согревал нас.

Как мы пережили здесь зиму, один бог знает. Весной растаяли снега, и мы поняли, что больше мы нуждаться не будем. Просто надо работать.

Мы сажали все, что могли. Вот так появился наш сад и огород, которые кормят мою семью.

-Аксакал, получается, что вы не жалеете, что сюда вас переселили?

-Не так, Даянет. Правда, мы здесь хорошо живем, но наша Родина в Туле, где покоятся мои и Матрены родители и прародители. Разве ты сам не чувствуешь, как тебя зовет домой твоя земля.

-Чувствую, Петрович.

-В этом вся правда! Каждый должен быть у себя на Родине. Тогда в душе будет мир.

Матрена принесла чай и села к столу.

-Аксакал, я пришел пригласить вас с Матреной на свадьбу в лагерь. Мои солдаты женятся. Хочу, чтобы все было с вашего благословения. Машина будет. Степан Матвеевич приедет за вами.

-Матрена слышала? Вечером едем на свадьбу. Нас приглашают солдаты. Готовься.

-Хорошо, милый!- ответила жена, обрадовавшись, что и у нее будет возможность увидеть свадьбу. А то в Кунашире редко  кто женится. Она не помнила, в последний раз на чьей свадьбе пела частушки.

Даянета не отпустили, пока он не пообедал с ними.

****

Обратно он вернулся в лагерь пешком, тем же путем. Там шла подготовка к свадьбе полным ходом.

Солдаты сделали из досок скамейки и длинные столы, расставленные по периметру квадратной площадки для строевой подготовки. Столы для  молодоженов украсили цветами и лампами, раскрашенными акварелью.

Старшина прибежал к Даянету, когда он внимательно рассматривал оформление стола для женихов.

-Как командир, нравится? 

-Миша, увидев такую свадьбу, шикотанские девушки в рыбокомбинате не останутся. – заключил Даянет

-Для всех найдём женихов.

-Удивляет то, что им разрешили выезжать из закрытой зоны. Это первый случай после твоей свадьбы.

-Представляешь, генерал звонил и сам прилетает.

-Тогда ждем солидных гостей. Если сам Виктор Владимирович задействован.

К четырем часам приехал майор Василенко  с Семечко.

-Мы приехали своими глазами увидеть, как идет подготовка к свадьбе. Старший лейтенант Джафаров, это государственное мероприятие, прилетят журналисты и гости из материка. Мы покажем этим американцам, что в Советском Союзе даже солдаты имеют возможность жениться. Я должен строго следить, чтобы все было на уровне.- сказал лейтенант Семечко

-Лейтенант Семечко, можете приступить к выполнению своих обязанностей!- сказал строго майор Василенко и сразу же рассмеялся, как только он побежал в лагерь.

Майор Василенко прошелся с ним по лесу, прежде чем, подойти к солдатам, которые, не обращая внимания на ненужные указания Семечко, занимались своим делом.

Приехали Валерий с невесткой и женой Миши.

Женщины сразу же присоединились к солдатам, и стали помогать им в оформлении свадебного стола. А Валерий вытащил из багажника целый ящик шампанского, отдал солдатам.

-Сейчас прибудет в автобусе руководство Южно-Курильского района и журналисты.

Даянет, представляешь, оказывается, они пригласили и родителей девушек и солдат на свадьбу.- сказал Валерий, вытирая пот с лица

-Меня тоже удивляет все это. За этими действиями политработников кроется что-то.- высказался майор Василенко.- Присутствие журналистов уже говорит о многом.

В половине пятого приехало руководство Южно-Курильского района  в своих машинах с журналистами, и автобус с родителями солдат и девушек, а спустя несколько минут приземлился военный вертолет. Оттуда  сошли генерал с женой, директор рыбокомбината и девушки в венчальных платьях.

Забыв обо всем, солдаты - женихи и родители девушек, побежали к вертолету.

На вертолетной площадке творилось нечто, не укладывающее в человеческое сознание. Не верилось, что родители встречали своих детей, от которых когда-то официально отказались. Под нажимом партийных работников и руководителей предприятий, не говоря о работниках КГБ.

Что же случилось, почему они теперь прилетели, чтобы разделить с ними счастливый миг своих детей?

На Шикотане Нина рассказывала, как ее родители в первое время в своих письмах проклинали тот день, когда произвели ее на белый свет. Никто из них не писал ей письмо. Нина не знала: живы ли они или нет. Родители не отвечали на ее письма.  

Эти девушки были сиротами при живых родителях.

Теперь эти же самые матери и отцы, обняв своих дочерей, сжали их в своих объятиях на удивление новоиспеченным женихам

 Даянета радовало то, что его солдаты смогли спасти нескольких девушек из Шикотана и вернуть их родителям.   

Родители плакали. Как долго они не видели своих детей, с тех самых пор, когда их судили за контакт с иностранцами.

Даже солдаты прослезились, забыв, что их любовь строилась на твердом расчете.

Журналисты фотографировали их, а телеоператоры снимали камерой.

-Намечается шоу!- не удержался Валерий, увидев, как журналисты и телекомментаторы подходят к руководителям Южно-Курильского района.

-Давай подойдем к генералу. Посмотри, Екатерина Михайловна оглядывается, видишь она, наверняка, нас ищет.- сказал Даянет, и они подошли к генералу.

-Вот затеяли игру!- засмеялся Виктор Владимирович, встретив лейтенантов с улыбкой,- Впервые в моей практике такая комсомольско-солдатская свадьба.

-Побольше бы таких свадеб! Пускай молодежь живет полноценной жизнью!- промолвила Екатерина Михайловна, взяла под руку Даянета и пошла в беседку. А Виктора Владимировича окружили партийные руководители района.

Пока журналисты и телерепортеры брали интервью у девушек и солдат, руководители обсуждали с генералом предстоящее мероприятие.

-Это первый шаг после подписания Хельсинского протокола ! – объяснил политическую ситуацию первый секретарь Южно-Курильского района Быков. -Получили распоряжение из Москвы немедленно распустить «Пентагон», о котором теперь говорят во всех правозащитных организациях и с трибун. Поэтому журналисты здесь, чтобы осветить это событие. В основном все они представители центральных СМИ.

-Ясно!- сказал генерал, но его, военного человека не интересовала политическая ситуация.

В душе он радовался, что у молодежи появилась возможность устроить свою жизнь, еще служа в армии.

Генерал приветствовал их выбор, а самое главное освобождение из плена прекрасных девушек и женщин, оторванных от родителей и друзей  и высланных на Шикотан.   

У лагеря остановился УАЗ, откуда сошли Петрович с Матреной, Степан с Валей и Наталией,

-Добро пожаловать, аксакал!- приветствовал Петровича Даянет.

-Почему прилетели ястребы?- спросил Петрович, увидев партийных боссов.

-Один бог знает!

Но Петрович не смог продолжить с ним разговор. К ним подошел директор Шикотанского рыбокомбината, Семен Иванович.

-Петрович, милый и ты здесь!- сразу же обратился к нему директор, пожав ему руку.

 -Семя, ты что здесь делаешь? А план?- шутя спросил Петрович.

-Ты издеваешься, а мне плакать надо. Вскоре на Шикотане не останется рабочих рук. Открыли дверцу клетки. Девушки разлетятся, как птицы. Что буду делать?

-А ты пригласи японцев.     

-А тебе всё шутки!

-Я не шучу, а говорю серьезно. Пускай вернутся айни. Они превратят Шикотан в райский уголок. Наши на Шикотане не выживают. Насильно там никого не оставишь.

-Ты прав Петрович. Но я маленький человек. 

-Твой Леонид Ильич, подписав Хельсинскую декларацию, не сможет уже вселять на твой остров бедных девушек, оторвав их от нормальной жизни. Надо уже самому вести производственную политику, как в Японии.

-Петрович, ты умница. Объясни, а то пропаду.- начал умолять директор.

-Семя, надо пустить на острова жителей Дальнего Востока.

-Они же разворуют остров.

-А ты пригласи к себе нужных, как мы сюда приглашаем сайр.

-Спасибо Петрович, теперь ясно, почему ваш рыбокомбинат выполняет все планы.

-Учитесь работать у японцев, внедряйте новую технологию, которая сокращает количество рабочей силы, покупайте новые машины и оборудования.

-Разве я не знаю, что нужно комбинату. Я закончил московский вуз, Петрович. Беда Советского Союза заключается именно в том, что он не производит технику и оборудования для пищевой и рыбной промышленности.

Наши заводы и фабрики производят столько оружия, что можно этим уничтожать весь мир несколько раз, а производственный конвейер у нас довоенный, и не наш, оставленный японцами.

В прошлый раз, когда этот Быков опять увеличил план, я возмутился, что техника не выдержит такую нагрузку. Нужны новые машины и оборудования. Нужна реконструкция рыбокомбината. Вот этот ваш новоиспеченный райком чуть меня не сделал врагом советского государства.

-Назначают, кого попало, а они,  не зная сути вопроса, начинают ой как управлять. Он далеко пойдет. В Советском Союзе умных людей, как ты, никто не любит. Мы же из дурака делаем себе кумира,- едко заметил Петрович.

Петрович заметил, что он испортил настроение директора, который итак находился в растерянности, в связи с уходом девиц из острова.

-Давай присоединимся к остальным, ведь сегодня свадьба.- сказал Петрович, пригласив его к столу.      

Свадебную церемонию открыл генерал Виктор Владимирович, в практике которого это был первый случай, когда он женил солдата, и поэтому часто останавливался, чтобы подобрать нужные слова. В конце концов, он закончил свою речь и поздравил молодоженов.

Потом выступил первый секретарь райкома, который долго говорил о роли коммунистической партии в решении проблем молодежи, о том, насколько хорошо живет молодежь в Советском Союзе, о новой традиции – солдатской свадьбе. «Пускай там, в Хельсинки не думают, что мы не заботимся о молодежи.»- заключил он.

После всех торжественных  речей заиграла музыка, и солдаты начали танцевать с журналистками.

-А ты куда смотришь, посмотри, какая красавица там сидит. Иди и пригласи ее!- посоветовала Даянету Екатерина Михайловна, которая имела в виду Наталию. Но он не сдвинулся с места.

В этот момент заиграла медленная музыка, а Наталия сама  подозвала его рукой.

-Вот ты какой, милый? Сами девушки тебя подзывают.- сказала Елена Михайловна, улыбаясь.

 Даянету ничего не оставалось делать, как пойти к Наталии

 Под пристальным взглядом Семечко, он подошел к столу, где сидела Наталия, протянул ей руку, чтобы она встала.

 Когда они присоединились к  танцующим, Екатерина Михайловна похлопала руками как ребенок .

-Посмотри, как они подходят друг к другу. Бакинский красавчик и русская девушка. Давай их тоже поженим.- обратилась она к мужу.

-Что ты, милая. Разве не знаешь наши обычаи и традиции.

-Милый, любая Бакинская мама будет рада за такую красавицу.

-Катя, ты могла бы выйти за меня замуж без согласия родителей или же я мог бы жениться?

-Не мог, и не могла бы.

-Тогда о чем ты говоришь?

-Понимаешь, Витя, тут совсем другой случай. Они находятся на краю земли.

-Причем тут край земли, если не будут благословения родителей. Да, на счет благословения?!- пробурчал он, и на удивление жены взял микрофон со стола.

Выключили музыку, танцующие остановились.

-По старинному русскому обычаю родители должны благословить своих детей. Я приглашаю сюда Петровича, можно сказать, что старца, и родителей женихов и невест. Пускай благословляют своих детей.

-Какой ты умница!- сказала Екатрина Михайловна, когда генерал сел на свое место.

-Я вспомнил нашу свадьбу на острове Артем. Помнишь, как наши родители благословляли нас.

-Помню, милый, помню.

-Пускай начнут, как все нормальные люди. Мы, забыв свои корни, далеко зашли!- заключил генерал

Петрович вышел не один, а с женой. Матрена держала в руках «Евангелию».

Взяв у жены святую книгу, Петрович подошел к молодоженам.

-Благословляю вас сыны и дочери Христа!- сказал он, протянув книгу к губам новобрачных, которые поочередно ее целовали.

-Будьте счастливы, дети  мои!- благословила их Матрена, а потом и родители.

-Вот свадьба!- воскликнул генерал.- По нашему, русскому обычаю. Мне хочется танцевать. Давай русскую кадриль.

Заиграла музыка, опять все танцевали, даже Матрена на удивление мужа не выходила из круга.

-Моя жена изменилась до неузнаваемости, Даянет. Видишь, как танцует?- выразил удивление Петрович.

-Аксакал, на свадьбе надо танцевать!- воскликнул он и опять пригласил Наталию на танец. Однако не успели они войти в круг, как генерал остановил его:

-Скажи ребятам, пускай поставят «лезгинку», в конце концов, это бакинская музыка и Катя потанцует с нами.

Не прошла и минута, как заиграла гордая музыка, которая подняла всех на ноги, даже Петрович пригласил Матрену.

-Это музыка гордости!- объяснял Наталии Даянет, обняв ее перед глазами Семечко.

-Посмотри, как хорошо танцует Виктор Владимирович с  Екатериной Михайловной.

-А Петрович с Матреной.

В этот момент, танцуя перед ними, встали генерал с женой, приглашая их на танец.

Даянет со своей девушкой вошли в круг, где танцевали и Петрович с Матреной.

Но, конечно же, все глаза были направлены на генерала и на Даянета, остальные, увидев, как они прекрасно танцуют, остановились, образовав круг, и начали хлопать.

Это было своего рода состязание быстрых и красивых движений рук и ног, благородных осанок, эмоций и радостных криков, которые отличают «Лезгинку» от других танцев.

-Твоя взяла!- крикнул генерал, оставив Даянета в кругу, чтобы он продолжал танцевать. Потом он обнял свою жену, которая хлопала, радуясь, как ребенок.

-Нет равных бакинцам в этих танцах!- воскликнула она, когда они перешли на свое место и позвали к себе Даянета с Наталией.

-Скоро заканчивается твоя служба в армии. Забирай эту красавицу в Баку, такую красавицу оставлять здесь просто грех!- обратилась она к Даянету.

 А он улыбнулся, посмотрев в сторону Наталии.

-А вы  получили мое согласие?- возразила Наталия со смехом. Но чувствовалось, что предложение генеральши пришлось ей по душе.

-Красавицы - все кокетки, потому что у них большой выбор. Поэтому мы, бакинцы, у красавицы согласия не просим, насильно берем или украдем.- сказала она, хитрыми глазами подмигнув Даянету.

-Екатерина Михайловна, как можно украсть человека?- не согласилась с нею Наталия.

-А ты спроси это у Даянета.

-Меня нечего красть, пускай заберет, если хочет. Даже на край света.

-Видишь сынок, девушка согласна, а в чем проблема?- в этот раз она серьезно обратилась к Даянету.

-Мы еще подумаем.- за него ответила Наталия и сразу же голову положила на его плечо, давая знать Семечко, сидевшему на противоположной стороне и наблюдавшему за ними, что она очень близка с Даянатом.

 -Надо меньше думать и много делать. Как у нас говорится: пока мудрец думает, как женить сына, глупец уже женит сын».

-Давай потанцуем, милый, это разговоры плохо закончатся для тебя.- предложила Наталия

Взяв  Даянета за руку, она привела его в центр, и где танцевали «Танго».

Директор рыбокомбината Семен Иванович сидел рядом с Петровичем и Семечко, который каждый раз беспардонно вмешивался в их разговор.

-Петрович, вы говорите о новой технологии. Я давно об этом думал и написал в Москву  о том, что надо здесь внедрить польскую технологию обработки рыбы или же наших прибалтийских республик. Никаких ответов. Пришлось полететь в Москву, чтобы объяснить ситуацию. Там знаешь, сколько моих людей в правительстве!?

Они внимательно меня слушали, даже поддержали, но отказались финансировать. Знаешь почему?

-Откуда мне знать, Семя?

-Там с полной откровенностью заявили, что эти острова спорные, поэтому правительство не будет вкладывать деньги в спорные территории. Теперь войди в мое положение.

-Да, Семя, до чего дошли. Миллиарды выкачивают отсюда, а вкладывать копейку не хотят.

-Я тоже это говорил, но никто меня не слушал. Не знаю, что буду делать без этих девушек.

-Ты же умница Семен, найдешь выход. Знаешь, что говорит Даянет? Он говорит, что у азербайджанцев есть пословица, которая гласит: у Аллаха сто дверей, девяносто девять закрыта, только одна открытая и она твоя, если будешь, как следует искать.

-Золотые слова.

-То-то! А теперь  радуйся:  в Советском Союзе ликвидируют последний очаг рабовладельческого строя. Сколько можно девушек гонять на эти острова и удерживать в неволе.

Петрович не успел закончить свою фразу, как в разговор вмешался Семечко.

-Что вы несете антисоветскую пропаганду, Петрович? В Советском Союзе не может быть рабовладельческого строя.

-Вот перед твоим носом!- сказал Петрович, показывая Наталию.- Твою любовь выслали на Шикотан, она вышла замуж за пьяницу из Кунашира, чтобы спастись от рабства. Она была  рабыней там. Твой  Советский Союз на Дальнем Востоке построили солдаты или же заключенные. А их жизнь хуже рабской. 

-Не надо говорить такие вещи. За такие речи вас вышлют дальше. -предупредил Семечко.

- В океан, что ли, молодой человек? Дальше некуда.  А то, что говорю - это правда. Нельзя так обращаться с человеком.

Мимо них прошли Даянет с Наталией и направились к родителям женихов и невест. Майор Василенко решил познакомить его с ними.

-Вот командир роты –Даянет Джафаров, под началом которого служат ваши дети!- с гордостью представил его майор Василенко.

-Уважаемый старший лейтенант, разрешите от имени всех родителей выразить вам нашу благодарность, вы вернули нам наших дочерей, выдав их за прекрасных парней, и они теперь тоже наши дети. Спасибо вам!- высказалась одна из матерей девушек и сразу же заплакала.

-Сегодня у них самый счастливый день и надо только веселиться. –ответил на ее слова Даянет и обнял мать. По неволе он загрустил, вспомнив свою мать. Ведь и все матери одинаковы. -говорил какой-то мудрец.

Было где-то половина десятого, когда гостей, журналистов, родителей  и  новобрачных отправили в Южный.

В лагере пришлось остаться генералу с женой.  Летчики доложили, что вылет отменяется, синоптики  обещали, сильный северный ветер. За несколько минут остров покрылся густым туманом, поэтому полет был отменен. Надо было ждать, пока ветер не успокоится.

-Останемся в лагере, Витя!- умоляюще попросила Екатерина Михайловна, когда Петрович пригласил их к себе.- Вспомним нашу молодость.

-Хорошо, милая! А куда отправим нашего старшего лейтенанта?

-Ты за него не беспокойся. Он поедет со Степаном Матвеевичем.

-Виктор Владимирович, может быть, все-таки к нам?- предложила Матрена.

-Спасибо за приглашение, оставаться здесь одно удовольствие.- возразила Екатерина Михайловна.

-А летчики?- спросил Петрович.

-Они поспят в своей машине. Это для них привычное дело.- не согласился генерал.

Петрович же не знал, что летчики в тоже время являются телохранителями генерала.

-Тогда мы поехали, Виктор Владимирович!

-С богом Петрович.- распрощался генерал.

 Взяв  Наталию под руку, Даянет направился в УАЗ-ик Степана. 

 И Семечко еще оставался там. Никто не обращал на него внимания и никуда не приглашал.

 

****

 Даянет вернулся в лагерь ранним утром, пока еще все спали.

 Подойдя к беседке, он почуял аромат хлеба, распространяющийся вокруг печки. Ребята  пекли хлеб к  завтраку.

Повар и дежурные по кухне работали перед печкой и в беседке.

Когда Даянет  вошел в беседку, двое солдат накрывали на стол, клали туда свежеиспеченный хлеб, масло, сахар и расставляли кружки.

 Повар взвода Коля лучше всех пек хлеб на всем Кунашире. Хлеб, выходящий из самодельной печи Миши,  наверное, был самым вкусным на острове.

 Валерий и Василенко каждый раз брали хлеб у Коли, хваля его печку.

 Сразу же в беседке появился и Миша.

-Миша, скоро осень, пойдут дожди. Надо думать о закрытой кухне прямо сегодня же. Начерти план!- приказал Даянет.

-Товарищ командир, через два месяца заканчивается наша служба, мы не будем пользоваться этой кухней. Пускай новые сами построят.- возразил Миша.

-Слушай, надо думать не только о себе, но и о других. Оставишь им хорошую память о себе. Миша, пойми, что после нас здесь будут служить люди, которые будут защищать нас.- пристыдил его Даянет.

-Понял, командир. Сегодня же начну.

-Нормальные люди оставляют после себя хорошую память, чтобы их благодарили те, которые пользуются вещами, оставленными ими.

Пришло время подъема, старшина начал стучать молотком по автомобильному диску, висевшему недалеко от землянки для солдат.

-Тише там, Миша! Гости спят!- крикнул  командир из беседки, напомнив ему, кто находится в его землянке.

Генерал первым выскочил из землянки, и вместе с солдатами пробежал несколько кругов около вертолетной площадки, потом, вернувшись в лагерь, пошел умыться на источнике.

Екатерина Михайловна еще спала. Генерал, завтракавший вместе с солдатами, попросил их не шуметь у землянки:

-Пускай спит. А ты Миша принеси нарды, давно я не даю твоему командиру марс. Сейчас получит.

Миша зашел в солдатскую землянку и принес нарды.

К удивлению, генерала Даянет проиграл.

-Сегодня прекрасный день. Мне везет.- воскликнул генерал.

-Опять шумишь?- послышался голос  Екатерины Михайловны, выходящей из землянки.

-Катя, не поверишь, я дал Даянету два марса. Еще такого не было.- генерал хотел разделить свою радость с женой.

-За то, ему в любви везет. Видел, какую девушку заарканил? Чем не джигит?- засмеялась она.

 -Милая, ты хочешь сказать, любовь напутала ему мозги, и он проиграл? Получается я выиграл слабого.

-Нет, товарищ генерал, вы выиграли у достойного противника. Екатерина Михайловна, честно, я проиграл.- признался Данет

-Бакинцы никогда не проигрывают! –строго напомнила Екатерина Михайловна.

-В нашем положении как быть? И я бакинец и Даянет бакинец.

-Мы с Даянетом коренные бакинцы, а ты, правда, родился в Баку, но твой дедушка из Рязани. – напомнил мужу Екатерина Михайловна его происхождение. - Вообще-то мы приняли тебя в категорию – коренных.

-Поэтому я выиграл!- засмеялся генерал.

-Какой ты непонятливый? Я хочу говорить о вчерашней красавице, а ты клонишь к нардам!- сделала замечание Екатерина Михайловна, увидев, что Даянет пошел к солдатам, идущим в наряд, для инструктажа.

Над Кунаширом поднялось яркое солнце. Согревая верхушки остывших сопок, оно напомнило о том, что лето ещё не закончилось

Один из летчиков прибежал к генералу с докладом:

-Диспетчеры разрешили вылет. Погода на Итурупе нормальная.

-Тогда подготовьте вертолет к отлету после завтрака.

 Взяв жену под руку, генерал и летчики поднялись в беседку, где их ожидал солдатский завтрак.

Улетели они быстро, сразу же после завтрака.

                                        

                                           ****

В полдень в Дубовом Петрович ждал Даянета перед воротами, когда к нему подошел Семечко в гражданской одежде, до такой степени изменившей его облик, что старик не узнал лейтенанта.

-Добрый день, Петрович!- обратился к нему Семечко.

-Ванька?! Какими судьбами?

-Я приехал с вами поговорить по душам.

Петрович был очень мудрым человеком и знал, что такие люди, как Семечко, тщеславные, и его приход не сулил ничего хорошего.

   Старику было известно, как Семечко не отстает от Наталии, которая не пускает его даже близко к себе.

Несмотря на то, что между ними ничего не было, этот тип ревновал Наталию к Даянету, видя в нем причину всех любовных неудач.

-Нужен ваш совет, уважаемый! –сказал Семечко, явно прося, чтобы его пригласили в дом.

 Петрович вспомнил последнюю их встречу на свадьбе, где этот молодой лейтенант угрожал ему высылкой.

-Ну, слушаю!- ответил Петрович, не приглашая его домой.

-У нас разговор долгий. Может, пригасите меня в сад.

Петрович мог бы его выгнать, но жизнь научила его быть терпеливым и спокойным в присутствии таких людей, как Семечко.

-Пожалуйста!- сказал  Петрович и сопроводил его в глубь сада, где находилась беседка.     

-Я вас слушаю!- сказал Петрович, как только сели за квадратный стол.

Семечко видать еще по дороге в сад обдумывал свою речь, но он не сразу начал, показывая этим, как ему трудно и как он страдает.

-Вы знаете в последнее время я не в себе. Причину, наверняка, знаете. Валя - болтушка всем рассказывала.

-Например, я от  нее ничего не слышал.

-Не может быть? Все на острове говорят о моей любви к Наталии.

-Серьезно, я впервые слышу. Слышу от тебя.

-Это не важно. Самое главное мне нужна ваша помощь.

-Я к твоим услугам, молодой человек!- улыбнулся Петрович, зная, куда ведет их разговор. Старик даже взбодрился от услышанного.

-Я хочу, чтобы вы помогли мне. – попросил Семечко.

-Как?- удивился Петрович.

-Объясните Наталии, что кавказец на ней не женится, нечего ей встречаться с мусульманином. Она вас послушает.

Петровичу показалось, что гром погремел над головой.

-Это мне говорит начальник спецотдела полка?– он не смог сдержать свои эмоции.

-Я не это имел в виду…

-Что за отношение к советскому офицеру? Человек приехал на край земли из солнечного Азербайджана, чтобы служить России.

Ванька, он не служит своей Родине, а нашей с тобой России. Если они не будут служить, твоего Советского Союза не будет. Знай, милый, на дружбе народов держится твой Союз и наша Россия.

 И ты хочешь, чтобы она разрушилась? – строгим голосом вопросил старик.

-Петрович, этих черножопых надо гнать из России. Приходят сюда, трахают наших женщин. Они все поганки.

-Слушай, прекрати, по-моему, ты сошел с ума. У тебя голова не работает.

-Нет, я правду говорю. Надо их истребить.

-Вот к чему приводит ревность?!

-Петрович, это из ревности. Я люблю Наталию.

Петровича не успокоили его последние слова:

-Сейчас мне ясно, почему тебя не любит Наталия. Она солидная женщина, и не мечтай о ней. Она тебя близко не подпустить. Ей нужен мужик, а ты не мужчина.

Относительно кавказца. Я второго такого воспитанного и образованного человека еще не видел среди вас.  Посмотри, сам генерал летит к нему, чтобы общаться с ним.

Твоя Наталия тоже бегает за ним. А ты напоминаешь ей Шарикова из «Собачьего сердца» Булгакова.

-Я такого писателя не знаю и знать не хочу.

-Поэтому ты отстаешь от жизни. Для Наталии ты кусок дерма, вставший на ее пути. Оставь девушку в покое.

-Петрович, умоляю, помоги! – не отставал он него Семечко.

-В чем? Пойми, что она тебе не пара. Во всем она  превосходит тебя, ты ей  в подмётки  не годишься. А теперь отстань от меня . У меня столько дел.

 Семечко пришлось уйти, а тем временем Даянет с Наталией на УАЗ-е инспектора рыбнадзора вернулись из Головнина.

Они были на встреча местных жителей с японской делегацией- представителями старшин переселенцев из Немура.

В последнее время участились такие встречи. Особенно после высадки на остров «краснопогонников», т.е. общевойсковых частей.

Пригласила Даянета туда Наталия, которая с молодыми людьми из Головнина организовала эту встречу, конечно же, с указания верхов.

В дом культуре Головино камню было некуда упасть. Собралась огромная толпа.    

Приехали в основном представители айни, местное население, депортированное в Японию.

Гости рассказывали, как им хочется вернуться на Родину и даже об этом писали в Москву и направили туда делегацию.

Среди гостей Даянету запомнился почтенный старик, уверенный в себя, которого звали Ода Судзуки, вице-председателя союза жителей северных островов, т.е. Южных Курил

Он рассказал, как они покинули Южные Курилы в 1947 году. Выселение шло в течение трех лет, причем половина из двадцати тысяч местных жителей  уехали сами.

Ода Судзуки также выразил свою позицию в решении «территориального вопроса»:

-Я сторонник совместного проживания на островах, но суверенитет над всеми Курилами должен быть японский.

Тут начался настоящий спор между жителями острова и японцами, который чуть не закончилось дракой

 Наталия, как организатор встречи, попросила всех успокоиться и  задавать господину Ода вопросы.

Секретарь местной организации ВЛКСМ, какой-то рабочий из рыбокомбината спросил у Оды Судзуки: какой смысл: стремиться в места, оставленные им 30 лет назад?

Тогда Ода стал рассказывать, что на этих островах покоятся останки их предков, на островах прошла их молодость:

 -Мы жили на Хабомаи: на острове длиной 10 километров, но с красивой природой, на нем было 76 семей, около 500 человек. У нас была школа и почта, в которые провели электричество от генератора; в домах же горели  - масляные лампы.

Рядом со мной сидит моя коллега по организации Токуно-сан, родом с острова побольше - Шикотана. Там было 1000 семей, жили дружно, ловили рыбу. Одноэтажные маленькие домики топили дровами, воду носили из источника и горной речки.

-Помнишь на зиму запасались луком, морковью, картошкой – обратился к нему Токуно-сан, -считали себя счастливыми, если завозили достаточно риса и сои с материка: дело в том, что зимой островитяне были отрезаны от мира до апреля. Выживали, потому что все были хорошими рыбаками. С мотором ходили очень далеко. Иногда продавали рыбу и морскую капусту в Китай, даже в Европу. Так вот и существовали.

Сегодня  у нас несколько другая жизнь, и дома у нас побольше, и городок Немуро - не то, что довоенный Сякотан - с новенькими автомобилями, чистенькими дорогами и вездесущими автоматами, с треском выбрасывающими пачки сигарет, банки с холодными напитками и горячим кофе.

Комсомольца не удовлетворил ответ старшин, он не успокоился и опять обратился к ним с вопросом:

-Так почему же ваша организация репатриантов, а за ней местные власти и весь японский истеблишмент говорят о возвращении японцев на Южные Курилы - не лучше ли забыть прошлое и жить, как живется, в удобстве и уюте?

   Ода Судзуки задумался, прежде чем ответить на этот сложный вопрос:

-Вы не понимаете, наша сегодняшняя жизнь - временное состояние. Настоящая жизнь - тут, на Южных Курилах. Все наши (а их в живых осталось около четырех тысяч) работают, чтобы выжить и вернуться. В основном живут в Немуро, так как тут близко к дому и можно сразу собрать вещи, как только договорятся наши политики. А потом, тут же остались могилы предков - наши кладбища. Их нельзя бросать ни нам, ни нашим детям.

 Репатрианты сегодня, впрочем, не только рыбаки, многие имеют магазины и все же они хотят обратно, жалеют, что уже возраст близится к закату и что многие не смогут сами, своими руками отстроить дома на старом месте заново. Эта наша земля тут покоятся духи наших предков. Они приходят сюда, а не в Немуро.

Ответ старшин был настолько странным, что, наверняка, многие не поняли.

-Причем тут духи?- спрашивала Наталия в обратной дороге.

-У них такая религия.- хотел объяснить ей Даянет.

-Еще говорят, что японцы уже живут в двадцать первом веке. Посмотри, какое примитивное рассуждение.- заключила Наталия.

-Традиционность и уважение к истории - отличительная черта  японцев. И у них не отнимешь любовь к Родине

- Несмотря на то, что мы находимся в такой близости, я их не понимаю.- промолвила она.

Подъехали к дому Петровича, сошли на другой стороне улицы, перед его воротами, рядом с которыми на скамейке сидели Петрович с Матреной.

   Увидев их, Даянет помахал им руками и ждал, что скажет Наталия.

-Давай перейдем улицу и поздороваемся со стариками.- предложила Наталия.

Предложение Наталии было кстати. Однако в любом случае Даянет заглянул бы к ним.

Взяв ее под руку, Даянет  хотел перейти улицу, и чуть не наступил на кусок хлеба.

Даянет остановился, перед глазами стариков нагнулся и поднял  хлеб.  Поцеловав его, положил на глаз, потом оставил на краю деревянного забора.

Когда он поздоровался с Петровичем, старик спросил:

-Почему ты  поцеловал хлеб, положив его на глаз?

-Я сам не знаю, почему. У нас в Баку, если хлеб валяется под ногами, а это редко увидишь, мы  поднимаем, целуем, кладем на глаз, а потом на такое место, чтобы птицы заклевали. Меня еще в детстве этому научила бабушка. Она говорила, что хлеб-это берекет, рузи[1], посланный тебе богом. Если она на твоем пути, не ленись, подними и клади на высокое место. Этим ты показываешь, как ты ценишь свой берекет, рузи, и не прочь отдавать его другим. Ведь люди зарабатывают, чтобы не только кормить свою семью, но и оказать помощь другим, даже животным и птицам.

-В этих словах есть резон.

-Аксакал, мы, когда клянемся хлебом, это означает, что обязательно выполним. Хлеб для нас святой.  

Солнце клонило к закату, стояла безветренная  теплая погода. Они перешли в сад.

-Вы, наверное, голодные?- спросила Матрена.

-Теть Матрена, еще какие?!- воскликнула Наталия.

-Сейчас, милые!- сказала старая женщина и пошла на кухню.

Матрена прекрасно готовила, особенно щи из овощей собственного огорода.

Наталия помогала Матрене накрыть на стол и налить щи в тарелки.

-Ну, как прошла встреча?- спросил Петрович, как только увидел, как молодые люди закончили есть. Видать, он знал, где они были.

-Приехали старшины из Немуро, бывшие репатрианты из Южных Курил. –ответила Наталия

-Наверное, говорили о том, как хотят возвратиться на Родину.

-Я их понимаю!- промолвила Матрена.

-Они в нашем положении. Разве мне с Матреной не хочется воротиться в Тулу?

-Эх, милый, как хочется?- вскрикнула  старуха.

-Куда мы поедем?  В город, где народ голодует. «Все магазины пусты.»- пишут же нам родственники. -Ранним утром по субботам и воскресеньям народ тульской и других областей едет в Москву, чтобы встать на очередь и покупать продовольствие. Представляете, чернозем голодует.

-Дядь Петрович, помниться вы рассказывали, что во время войны немцы, занявшие чернозем, загружали в вагоны почву и вывозили в Германию. Вы этот чернозем имеете в виду?- спросила Наталия.

-Да, милая, этот чернозем, который мог бы кормить всю Россию. До чего довели народ, что русские деревни пустуют. Никому уже не хочется там жить.- с горечью ответил Петрович. 

-Такая же картина и у нас в Азербайджане.  Пустуют селения, где невозможно жить. Крестьянам не разрешают завести скот или огород. Заставляют работать в хлопковых плантациях. Когда идет сбор хлопка, детей загоняют в поля, отравленные гербицидами, вместо того, чтобы им учиться в школе. Каждый день отравление. Поэтому народ бежит в города, оставив дома и хозяйства на произвол судьбы.

В Азербайджане сейчас безлюдны многие села и деревни. В Баку перешли на карточную систему на продовольствие.–сказал Даянет, перед глазами которого проявилась плачевная жизнь крестьян республики.

-А куда смотрит Кремль?

-На своих стариков-пенсионеров!- ответила Наталия, смеясь.  

-К сожалению, ты права дочка. Советскому Союзу не хватает хороших руководителей. Вы знаете, почему  японцы хорошо живут и опережают все страны? Это потому, что у них хорошие руководители, знающие свое дело. А у нас наоборот.- заключил Петрович.

Наталия заметила, что самовар, поставленный перед летней кухней, испускает белый пар.

-Теть Матрена, самовар кипит!- сказала и встала с места. –Давай заварим чай для мужчин наших.

Они пошли на кухню.

Петрович глазами проводил Наталию, потом повернулся к Даянету.

-Ты будь осторожен с Семечко! Этот придурок будет следить за каждым твоим шагом. Это из-за Наталии - предупредил его Петрович.

-Знаю, Петрович. Но кто он такой?

-Тебе кажется, что он ничтожество. Я тоже так думаю. Но такие подонки, как Семечко, повинны во всех грехах 37- го года. Правда, сейчас во всем обвиняют Сталина. Смешно, но это так.

Почему нас сюда выслали? Точно такой поддонок о нас написал в верха, что мы не признаем советские законы, верим в бога. Вот и мы здесь.

Ты был на Шикотане и своими глазами увидел, в каком рабстве находятся девушки, которых силой удерживают на острове, заставляя работать в экстремальных условиях.

-Я до сих пор не хочу верить этому.- выразился Даянет.

-Однако, это так!

Женщины вернулись с подносами в руках. Наталия налила им чай, а Матрена нарезала яблочный пирог.

 -Дядь Вася, вы знает, что меня заинтриговало в этой встрече с японскими старшинами? Они очень хотят воротиться сюда! – хотел возобновить разговор о встрече с японцами Наталия.

-Что тут плохого, дочка?

-А что означает проблема «северных земель»?

-Это политика, но есть еще другая сторона вопроса - человеческая.

-Ода-сан, говорил, что они против милитаризации вопроса.- вмешался в разговор Даянет.- Однажды японцы уже видели ужасы атомной войны. До сих пор люди в Японии страдают от лучевой болезни. Они хотят мирного решения проблемы «северных земель».

«Если обострят отношения с СССР, это приведет к третьей мировой войне. В таком случае на земле не останется ни одного живого существа. Земля покроется ядерными облаками. Это уже Апокалипсис».

 -Я наслышался об этом мудром старичке, который в 60-х годах побывал в Москве, встречался  со знаменитым рыбным министром Ишковым, обошел несколько кабинетов на Старой площади , о чем часто показывали по японскому телевидению.

  Ода-сан сторонник мирного решения вопроса северных земель.

-Поэтому он говорил, что  суверенитет и прочие проблемы - это не мое дело. Нам надо вернуться в родные края. - сказала Наталия.

-Наверняка. Они ведь согласны на совместное проживание на островах.- ответил Петрович.

-Дядь Петрович, он говорил, что пусть дипломаты сколько угодно дискутируют по вопросам результатов войны, исторических документов с подписями и без. Но рыба, морская капуста, краб и прочее нужны сегодня, каждый день. И это означает, что мы, жители «северных территорий», и японцы с Хоккайдо обречены на общение.

-Он прав, дочка! 

Даянета удивила информированность Петровича в вопросах о северных землях.

-Японцы прекрасно понимают, что они не смогут решать эту проблему военным путем. – продолжил Петрович,- Буквально перед нашим носом в Немуро осело большинство японцев, выселенных с этих островов.

Там японцы установили памятник в виде железной арки с вечным огнем. Они решили, что погасят его лишь после возвращения северных территорий Японии;  сюда возят школьников со всей страны; от этих округов избираются депутаты в парламент, где часто говорят об оккупации островов и необходимости милитаризации Японии.

   Но этим нельзя решить проблему. - заключил Петрович.

   В последнее время Даянет, прекрасно знающий английский, смотрел англоязычные передачи японских телевидений. Он видел, как Немуро превращается в эпицентр всех политических акций, связанных с  проблемой северных территорий, и  что для большинства населения Японии - это национальная проблема.

   На эту тему он не разу не говорил с Анаи, но знал, что в Японии проблему северных территорий изучает каждый школьник поколение за поколением, вообще никто из них не сомневается, что кем-то когда-то вопрос будет решен вполне определенным образом.

   -Дядь Петрович, откуда жители Немуро знают, что происходит на их прежних местах проживания?- послышался голос Наталии, отвлекший Даянета от раздумий.- У меня сложилось такое впечатление от этой встречи, что они знают о нас больше, чем мы о них.

   -Дочка, японцы всегда были удивительным народом. Для них самое главное изучить достижения человечества и применить их на практике. Если где-то возникает что-то прекрасное, оно сразу же появляется в Японии. Если изучить технологические достижения японцев, то можно с уверенностью сказать, что они в отличие от других народов, быстро реагируют на прогрессивные  идеи или технологии, независимо от того, в какой стране они появились. Непреклонность в достижении цели у них вовсе не обязательно сочетается с ненавистью.

    -Ода говорил, что в некоторых школах и университете Немуро изучают русский язык, а рыбаки ходят в кружок русского языка. – подчеркнула Наталия.

   -Вот откуда они знают все, что происходит у нас. Читают газеты и книги. - заключил Петрович.

   -У меня такое ощущение от этой встречи, что аборигены острова хотят вернуться независимо от политической ситуации. Простому народу все равно, что происходит на политической арене, они хотят жить, как раньше жили в контакте с русскими и другими народами Советского Союза. Я думаю, что установление двусторонних отношений между двумя странами приведет к развитию не только данного региона, но и всего Советского Союза. Ведь в таком случае мы можем применить японскую технологию, я бы сказал, самую передовую технологию, в производстве страны, чего так не хватает у нас.

-Ты прав, Даянет. Ты говоришь то же самое, что я недавно предложил директору Шикотанского рыбокомбината. Но пойдут ли на это «кремлевские старички»?

-В таком случае вопрос останется открытым и нерешенным.- к сожалению, -добавил Даянет.

-Что же, в любом случае время играет в пользу Японии. Если учесть тот факт, что сокращается количество жителей на островах, а это в первую очередь связано тем, что заканчиваются их природные ресурсы всё это, приведет к демографическому кризису, вот тогда придется пригласить японцев сюда. Разговор прервался.

Подъехал УАЗ к дому Петровича. Вышли встречать гостей. Из машины вышли Валерий и Миша с женщинами.

-Как там в лагере?- сразу же спросил Даянет у Миши.

-Семечко сидит в вашей беседке и опять ведет агитационную работу.- смеясь ответил за Мишу Валерий: -Как только я увидел его там, забрал Мишу, и приехали сюда.

Женщины присоединились к Наталии и Матрене.

-Петрович, мы останемся до ночи. Так что разреши нам с Мишей пойти в магазин за покупками.- попросил Валерий.

-Никуда вы не пойдете. Слава богу, у нас есть все. Сможем весь ваш батальон прокормить.

За чайным столом  шел обычный разговор, когда  пришли Валя со Степаном.

Удрученное настроение Степана не ускользнуло от глаз Даянета. Утром, когда они ездили на встречу с японцами, Степан смеялся и шутил. А сейчас он, понурив голову, о чем-то думал, но и не хотел расстраивать друзей, которые сидели за столом и оживленно шутили.

Старик сразу заметил печальное лицо Степана и понял, что что-то творится с ним неладное, ведь его сосед не был человеком унывающим.

-Почему тучи загустели в твоей голове!- шутливо спросил Петрович.

 Прежде чем ответить Степан покачал головой, зная, что сказанное им удручит сидевших за столом, но, подняв голову, тихим голосом промолвил:

-На седьмом участке полное отравление речки и, естественно, рыб. Я только что оттуда.

-Не понял?

-Кто-то разлил в устье речки ядовитое вещество и все рыбы сдохли. Нормальный человек этого не сделает, Петрович.- ударил рукой по столу Степан, от чего чашки с чаем чуть ли не перевернулись.

-Возьми себя в руки, милый!- хотела успокоить мужа Валя.

-Вы знаете, что это такое? Рыба больше не вернется на седьмой участок. Ведь убиты не только китовые рыбы, но и мальки, вылупленные из икринок. Нужны будут тысячелетия, чтобы рыбы опять вернулись в эту речку. Знать какой сволочь это сделал, я убью.

-Успокойся, сынок! Бог накажет таких. - послышался тихий голос Матрены, от чего Степан пришел в себя.

-Теть Матрена, разве это можно?

-Нет, Степашка! Человек, который разлил туда яд, хуже зверя. К сожалению, они как свиньи под дубом.- образно выразилась Матрена.

-Я не понимаю, что стоит за этим?- спросил Степан:- Ведь кому нужно отравление рыб в отдаленном участке Кунашира, куда фактически никогда не идут браконьеры? Они потащили к устью речки огромную емкость с жидким ядом и разлили. Бочка от яда до сих пор там лежит.

-Наверняка, чтобы насолить рыбокомбинату и его директору.- сразу ответил Даянет.

 -Причем тут отравление рыб и директор?- спросил Валерий, удивленный объяснением  Даянета.

-Валера, такие дела и у нас в республике творятся: поджигают хлебные и хлопковые поля, чтобы снять солидных хозяйственников с должности и заменить их своими земляками, т.е. своими людьми.

-Ты хочешь сказать, кто-то из конкурентов директора рыбокомбината поставил ему подножку, чтобы он не выполнил план?

-А за невыполнение плана уберут его с занимаемой должности. Вот причина отравления твоих рыб.- воскликнул Даянет.

Несколько секунд прошло в полном молчании.

-Я понял, чьих рук это дело.-  сказал через минуту Петрович,  выскочив с места, и стал расхаживать по двору. Казалось, что старику пришло озарение, и он не замечает ни кого, и обдумывает каждый свой шаг.

Вдруг он повернулся к сидевшим в беседке:

-Поехали, а ты Валя быстро на почту. Позвони в милицию. Пускай приедут к дому Андрея Сосенко, а то я его убью.- крикнул Петрович и твердыми шагами направился к УАЗ-у, стоящему перед его воротами.

Мужчины присоединились к нему и сели в УАЗ.

   На окраине Дубового Петрович попросил остановить машину, и они сошли перед оградой обычной избы.

Старик открыл дверцу и вошел во двор, где за столом пил чай Сосенко. Он не успел даже встать и приветствовать старика.

-Сволочь поганая!- крикнул на него Петрович и дал ему такую оплеуху, от которого Сосенко пошатнулся на своем стуле и упал спиной на землю.

Петрович пихал его ногами и кричал во весь двор:

-Признавайся подонок! За чем ты отравил рыб?

Сосенко не успевал даже реагировать на его удары, как виноватый, съежившись, терпел и вскрикивал:

-Прости, Петрович, больше не буду!

Никто их мужчин не успокаивал Петровича, позволяя ему вылить свой гнев.

Хорошо, что быстро прибыла милиция, которая вытащила Сосенко из-под его ног.

-Возьмите этого подонка, это он отравил рыб в речке!- твердым голосом сказал Петрович, отойдя от Сосенко.

Милиционеры забрали его в милицейскую машину. Когда они отъехали, все обняли старика.  

-Вот даешь, Петрович! –не смог не выразить свое восхищение Валерий, - Ты наш  Шерлок Хомс. 

Вернулись домой с хорошим настроением. Женщины уже накрывали на стол. Приближалось время ужина.

-Откуда ты узнал, что Сосенко отравил речку?- спросил уже за столом Степан.

-От слов Даянета.

-Да причем тут слова Даянета? Он же абсолютно не знаком с Сосенко.

-Милые, Даянет сказал, что это дел рук конкурентов директора. Я сразу сообразил, кто в рыбокомбинате стремится занять место директора любым способом. Сразу же перед глазами возник Сосенко, заместитель директора по снабжению. Только он мог бы положить глаз на его место.

Потом ядовитое вещество, вылитое в речку. Только он мог бы привести его на остров.

-В результате получилась полная картина преступления. –воскликнул Валерий.

-Вот ты умница, Петрович!- поцеловала его Наталия.

-Куда мы  идем? Чем кончатся эти безобразия?- переспросил Петрович.- Виновата во всем система, которая заставляет людей звереть.

-Почему тогда мы не озверели?

-Потому что у вас была вера  в справедливость, и это от бога. А Сосенко безбожный человек, которого породила советская система. Для него ничего святого нет.- заключил Петрович.

-Давайте поедим, а то Матрена обидится!- сказала Валя, наливая щи в тарелки.

Ночью, когда молодежь расходилась по домам, Петрович обняв жену за талию сказал:

-Хорошо, что есть такие прекрасные люди на земле, Матрена! А то ведь и жить бы не стоило!

 

***

   Как быстро прошли две недели, Даянет не заметил. В субботу утром проснувшись, он увидел на настольном календаре дату, обведенную красным карандашом.

   -Боже мой!- воскликнул он, вспомнив, о сегодняшней встрече с Анаи.

   Он ухватился за голову. Вскочил с постели, быстро оделся и вышел из землянки, перед которой старшина инструктировал солдат.

   Осенний утренний туман, окутывавший все вокруг, не давал ему возможность увидеть своего друга в десяти шагах от землянки.

   Светало, но лучи солнца еще не проникали сквозь густой туман.

   -Я здесь!- послышался голос Миши из тумана.

  -Не проспал?- спросил у старшины, он еще не надел часы, забыв их на тумбочке перед кроватью.

   -Нет!  Еще половина шестого.

   -Давай попьем чай, пока солдат не разбудили.

   В середине сентября на острове продолжало властвовать лето, украшая фруктовые  деревья разноцветными плодами.

В этот период Кунашир период напоминает райский уголок.

-Я поднимусь на пагоду, а ты после подъема будь на чеку.-  дал указание Даянет. Выпив чаю, он исчез в тумане.

Пройдя мимо источника, Даянет повернул направо в сторону пещеры, мимо которого начиналась тропинка к склону сопки. За пятнадцать дней тропинка заросла травой. Из-за плохой видимости Даянет  с трудом двигался вперед, боясь как бы не заблудиться. Вторая тропинка вела прямо в противоположную сторону, по ней можно было спуститься к омуту чуть дальше от дороги, ведущей в Дубовую.

Даяет прекрасно знал эти места, но он все-таки остановился, чтобы  не потерять ориентир. Сделав несколько шагов вперед,  он почувствовал, что уже спускается, значит, не заметил развилку.

Пришлось вернуться обратно. Интуиция его не подвела, он нашел тропу, ведущую к склону. Теперь он с уверенным шагом пошел дальше.

В ясную погоду путь от лагеря до сопки занимал около тридцати минут, но густой туман мешал ему продвигаться вперед. Участок сопки, по которому он шел к пагоде, проходил по краю обрыва. Один неверный шаг, и он оказался бы на дне обрыва

Поднявшись на склон, он увидел, как сквозь туман светится отдающий золотом маленький огонек, показывающий ему, что вскоре он  достигнет  цели.

-Анаи! –он вскрикнул, ища глазами девушку.

            -Я здесь милый!- отозвалась она, появившись перед ним из густого тумана.

   Это было так сказочно, что он растерялся и не знал, что предпринять дальше, как не обидеть девушку. Ему было не по себе от мысли, что он опоздал на эту встречу.

-Я так забеспокоилась, не увидев тебя. Подумала, что, наверное, больше не придешь? Уже половина седьмого. – шепнула она ему в ухо.

Но он не оправдывался, в ответ поцеловал ее, крепко прижав к себе.

-Ты почему молчишь?- стала настаивать она.

-Не хочется признавать свою ошибку.

-Какая ошибка?

-Я заблудился в густом тумане и пошел по другой тропинке.

Анаи засмеялась в ответ, ведь если бы не этот густой туман, пограничники сейчас искали бы ее везде.

-А я хорошо ориентируюсь в туманную погоду. Отец говорит, что это заложено в моих генах. Мне бы родиться мальчиком, наверняка, стала бы рыбаком или же охотником, как мои предки.

-Твой отец прав. Не каждый отважиться выйти в море в тумане.

-Надо любить море и не бояться его.- уверенно ответила Анаи.

Туман начал рассеваться, и солнечные лучи стали проникать в пагоду сквозь деревья.

-Сегодня будет шикарный день.- сказал Даянет, когда они сели на скамейку перед алтарем.

-Миша установил для нас палатку за пагодой, откуда открывается прекрасный вид на океан.- сказала на удивление его Анаи.

Даянет забыл даже сказать Мише о предстоящей встрече. Уже несколько дней подряд он ночевал у Наталии, которая не пускала его никуда, умоляя остаться в Дубовом.

Только вчера он не поехал в Дубовое, решив отдохнуть чуточку.

Они пошли за пагоду, где на маленькой площадке, примыкавшей  к отвесной скале,  Миша установил палатку. Рядом с нею лежал  серфинг. «Вот это друг»- подумал Даянет.

-Наверное, я останусь здесь с ночевкой, а завтра утром уплыву.- посмотрев на обрыв, сказала Анаи.- Течение моря изменилось. Если выйду вечером, то меня унесет прямо на запад, а потом на север.

-А ветер?

-Хороший серфингист может управлять любым ветром. Но попав в течение, трудно вырваться из его лап.

Анаи сравнила течение с животным, что не удивило Даянета.

 -Как здесь красиво!?- похвалил место Даянет.

-У твоего Миши хороший вкус.

С обрыва они  молча смотрели вдаль, откуда виднелась очертания Хоккайдо. 

-Как твои уроки?- спросил Даянет, вспомнив о том, что у нее начались занятия в университете.

-Вторая неделя, как иду в университет. Никуда не выхожу. Даже не участвовала в прошлой недели на соревновании серфингистов. Могла  бы стать победителем. Нагрузила себя книгами. Читаю без устали. Хочу много знать –это самое важное.

-А что тебя интересовало больше всех?

-Азербайджан. Читала историю Азербайджана по книге «История мира».

-И что ты узнала?

-Узнала, что он был провинцией Ирана. Русские завоевали его в 1828 году, а в 1918 году вы объявили о своем государственном суверенитете. В 1922 году вошли в  состав СССР. Ваша столица Баку известен во всем мире нефтью.

-И все?

-Почему же. Я знаю, что северная провинция Ирана также называется Азербайджаном, и там живут азербайджанцы.

-Мы называем эту часть Ирана Южным Азербайджаном.

-Наши историки пишут, что во время второй мировой войны, если бы не азербайджанская нефть, русские не победили бы.

-Они правы.

-Но тогда почему руководство СССР постоянно выселяло азербайджанцев из Армении. Даже город Ириван был азербайджанским городом.

-Я впервые об этом слышу.

-Ты, наверное, не знаешь, как образовалась твоя республика?

-Я знаю, что мусаватисты объявили о государственной независимости.

-Вас обманывают. На самом деле в 1918 году турецкий султан предложил создать три независимые республики, чтобы выйти из состава российской империи. И вы это сделали.

 Это была первая демократическая республика на Востока.- сказала в один вдох Анаи и удивилась, как Даянет об этом ничего не знает.

-В наших книгах пишут по-другому. И нам приходиться с этим согласиться. - удивленно произнёс Даянет

- Конфуций говорил: «Истина рождается в сравнении!»

-По-моему он  прав. Только из двух или нескольких сравнений можно сделать правильный вывод.- учит логика. У нас нет возможности приобщаться к альтернативным источникам.

-Поэтому ваш режим называется закрытым. Вы не знаете правды.

 Впервые Анаи заговорила с ним в качестве советолога, удивляя его с каждой сказанной фразой. Информированности девушки завидовал бы каждый азербайджанец, любящий Родину.

-Откуда у тебя такая информация?- впервые он спросил  с удивлением.

-Открой все книги по современной истории, изданные в нашей стране или Европе или США. Все они пишут об этом. Даже в наших  школьных учебниках имеются эта информация, так что я не от себя все это придумываю.

-Ты меня заинтриговала. Но не могу тебе сказать, чтобы ты привезла мне эти книги. Это невозможно на серфинге.

-Как невозможно? Я уже привезла. Подумала, что вдруг не поверишь. Вот тебе «Современная история мира».- она протянула руку к своему ранцу, лежавшему рядом с палаткой и достала оттуда книгу, передав ему.

-Авторы японские, но книга на английском.- объяснила она.

-Ты хочешь сказать, что японцы знают о нас больше, чем мы о себе.

-Не только японцы, но и другие народы. Посмотри, сколькими данными оперировали они, прежде чем прийти к конкретному заключению.

   Даянет вспомнил свои университетские годы. Когда изучали Диамат, преподаватель часто говорил о Гегеле, что заинтересовало его. А когда он в библиотеке попросил, чтобы ему дали Гегеля, библиотекарь ответила, что они никогда не получали такого автора, его можно найти только в библиотеке ЦК .  

И тогда он случайно в букинистическом магазине купил у еврея книгу Гегеля.  Прочитав,  понял, что их преподаватель вообще ничего не знает о нем, и не взял в руки его книгу, но говорит о ней так, как будто знает от начала до конца.

Тогда во время лекции Даянет остановил его и сказал, что Гегель так не писал и то, о чем говорит он  неправда.

К его удивлению, преподаватель ничего не ответил, корректно подчеркнул, что поговорит с ним на эту тему после занятия.

После занятий он признался Даянету, что о Гегеле говорит то, что ему положено говорить студентам. И он никогда в руки не брал книги Гегеля. Вообще-то он хотел бы читать, но в университетской библиотеке не имеются книги Гегеля, великого мыслителя ХХ1 века. Даянету понравилась его откровенность.

Потом они подружились. От него Даянет  услышал об экзистенциалисте Камю, французском писателе, лауреате Нобелевской премии.

 «Камю не найти ни в одной библиотеке. Знаешь почему?»- спросил он. И сам же ответил, «потому что эти книги запрещенные».

-К сожалению, у нас нет таких книг. Все книги пишут одно и то же, как будто по одной схеме и сравнивать нечего.

-Если нет альтернативы, то нет и правильного выбора!- говорил Конфуций.- констатировал Анаи.

Она достала из ранца вторую книгу, в этот раз американского автора и передала Даянету.

-В ней пишется о том, как бакинские комиссары расстреливали мусульман.

Здесь говорится ещё о том, что как 20-е, 40-е годы переселяли азербайджанцев из Армении в Казахстан.

Даянт  пролистал книгу и хотел найти главы, посвященные Азербайджану, а Анаи молча смотрела в океан, видя, как вдалеке виднеется Хоккайдо, где пока находится ее дом и все родственники, считающие Немуро временным пристанищем и мечтающие вернуться на Кунашир, на родную землю.

 Но для нее было важнее быть здесь, в святом месте, где похоронена мама и весь ее род. Она чувствовала здесь теплоту родного очага.

-У тебя будет возможность читать эти две книги и сопоставлять. Только тогда можно сказать, какая из них объективно отражает вашу историю.- промолвила она, напомнив Даянету, что он не один.

-Прости, пожалуйся, зачитался.- тихо сказал он и встал.

-Чаю хочешь?- предложила она.

-Конечно!- ответил он, вспомнив, что это входит в постоянную обязанность Анаи.

-Я поставила на очаг чайники, наверное, еще не остыли.

Прошли в пагоду, где чуть дальше от алтаря тлел огонь в  очаге.

Анаи  налила в чашки чай и положила на маленький лакированный столик, который каждый раз доставала откуда-то. Но Даянет не спрашивал, где она их прячет, вообще-то он не любил совать свой нос в чужие дела.

Не успели закончить чаепитие, как появился Миша.

-Что-нибудь случилось? – сразу спросил Даянет.

-Нет! Вас ищет майор Василенко. Сказал, что дело срочное, чтобы я вас нашел. Ждет вашего звонка.

 -Вы идите! За меня не беспокойтесь!- сказала она, увидев, как оборачивается дела.

-Даже в воскресенье не дают покоя.- проворчал Даянет, но пошел за Мишей.

В землянке радист связался с батальоном и позвал к телефону майора Василенко.

-Джафаров, подготовь полный отчет к понедельнику.  Получено из особого отдела армии указание о проверке вашего лагеря. Придут проверяющие.

-Не понял, товарищ майор!

-Не беспокойся! Обычная проверка. Просто на нервы играют. Что скажешь, «родственники Семечко». Да, наверное, его дела рук. Приведи в порядок свои бумаги. Обязательно дневниковые записи.

-Сделаем, товарищ майор.

Поговорив с майором, он вышел наружу и столкнулся с Валерием.

-Привет, братик!- сказал Даянет, с улыбкой встретив его.

Друзья пришли в беседку, сели за стол. Миша дал указание повару, чтобы поставил на стол чайник с чаем.

-Едим в Южный! -  предложил Валерий после чая.

-Не могу!

-Как быть с Наталией. Мы же обещали, что в субботу ее заберем в Южный.

-Ты не понимаешь, я не могу.

-Понимаю. А что сказать ей.

-Ты сейчас же позвони по рации Вале, скажи, мы пойдем завтра.

-А как быть с моей?

-Сам поезжай, а мы приедем завтра.

-Хорошо!- сказал Валерий и уехал. А Даянет опять исчез в лесу.

                           ***   

Анаи сидела на коленях перед алтарем и молилась, даже не заметила, как он появился.

Даянет подождал, когда она закончит свои молитвы.

Сидя на скамейке и наблюдая, как она молится, он думал о ней. О своих отношениях с этой девушкой.

После измены Лейлы Даянет несерьезно относился к девушкам и женщинам, не верил, чтобы он когда-нибудь может искренно влюбиться.

Его окружали прекрасные девушки и женщины. Подчиняясь животным инстинктам, он выбирал для себя пару, наслаждался ее любовью, но не думал, как  Миша, создать семью.

А судьба готовила ему сюрпризы: влюбиться в девушку, без которой жизнь теряла смысл.

Раньше он мог управлять своими чувствами, то теперь не хотел ни о чем думать при виде Анаи.

Ему казалось, что их любовь чиста, как воды здешних источников и их отношения бескорыстны. Никто из них не ставил условия поведения, и каждому казалось, что они дополняют друг друга.

-Ты уже здесь!- сказала она, повернувшись к нему.

-Я давно здесь. Просто наблюдал, как ты молишься.–ответил он.

-Сейчас переоденусь!- сказала она и перешла за алтарь, где и прятала свою национальную одежду.

Она вернулась в спортивном костюме.

-Я готова к прогулке.

Несколько часов они гуляли по тихому лесу, пришли в то место, где когда-то находилась деревня Анаи.

-Красивый здесь пейзаж. Мои предки выбрали хорошее и безопасное место. Отец говори